Ссылки для упрощенного доступа

Завтра военная коллегия Верховного суда России начнет рассмотрение апелляционной жалобы на приговор по делу "Чистопольского джамаата". Весной этого года Приволжский окружной военный суд приговорил девятерых фигурантов дела к 170 годам лишения свободы. О позициях защиты и обвинения перед апелляцией, состоянии осужденных и ходе обжалования "Idel.Реалии" рассказала защитник Альмира Жукова.

Осенью 2013 года в Татарстане горели церкви — всего по республике около шести зарегистрированных поджогов церквей с сентября по ноябрь. 17 ноября с разницей в полтора часа загорелась церковь в Чистополе и молельный дом в селе Ленино Новошешминского района. 17 ноября самолёт Boeing 737 авиакомпании "Татарстан", совершавший рейс по маршруту Москва – Казань, в 19:23 потерпел катастрофу при заходе на посадку в аэропорту Казани. Все 50 человек, находившиеся на борту самолета (44 пассажира и 6 членов экипажа), погибли, в том числе сын президента Татарстана Ирек Минниханов и глава Управления ФСБ по Республике Татарстан Александр Антонов.

Примерно в то же время у "Камня желаний" в Билярском государственном историко-археологическом и природном музее-заповеднике в Алексеевском районе нашли заложенные бомбы. 16 ноября СМИ сообщили, что злоумышленники запустили взрывные устройства в одно из крупнейших в России нефтяных производств — "Нижнекамскнефтехим". Три дела о поджогах, дело о ракетах и бомбах объединили в одно производство по статье 205 УК РФ (теракт). Дело о крушении самолета терактом не признали (хотя первоначально рассматривалась и эта версия).

Это основные эпизоды в деле террористической группировки, которой в 2014 году глава МВД Татарстана Артем Хохорин даст имя — "Чистопольский джамаат".

Следствие шло почти три года. Осенью 2016-го в Казанском военном гарнизонном суде в открытом режиме началось рассмотрение дела Приволжским окружным военным судом. Однако уже через несколько дней дело закрыли для журналистов и слушателей. Тогда гособвинитель Андрей Кропотов потребовал у суда удалить из зала представителей СМИ и родственников подсудимых, поскольку одна из свидетелей просила провести допрос в закрытом режиме, опасаясь за свою жизнь. Этот свидетель — Гульнара Мингалеева, жена убитого во время спецоперации в Чистополе 1 мая 2014 года Раиса Мингалеева. По версии следствия, именно он — создатель "Чистопольского джамаата" и "Моджахедов Татарстана", а также организатор убийства руководителя учебного отдела муфтията Валиуллы Якупова и покушения на муфтия Татарстана Илдуса Файзова. Женщина объяснила, что на нее оказывается давление со стороны родственников подсудимых, поэтому она опасается за свою жизнь и жизнь своих детей.

За все время процесса суд успел допросить более 100 свидетелей защиты и большую часть из заявленных свидетелей обвинения (заявлялись 154 человека). Их допрос завершился еще в середине декабря. Отметим, что многие из них отказывались от своих показаний, данных во время следствия два-три года назад. К весне суд успел опросить и около сотни свидетелей защиты. Исследование письменных доказательств проходило одновременно с допросом свидетелей, так как процесс изучался по эпизодам.

Весной гособвинение запросило для чистопольцев Рафаэля Зарипова и Марата Сабирова пожизненное заключение, так как, по версии следствия, они, наряду с Раисом Мингалеевым организовали и руководили "джамаатом". Для остальных обвиняемых прокуратура запросила от 22 до 24 лет строгого режима.

Тройка судей 23 марта приговорила Михаила Мартьянова и Станислава Трофимчика к 16 годам лишения свободы, Рамиля Абитова и Айрата Ситдикова — к 19 годам, Алмаза Галеева и Джаудата Ганеева — к 18 годам, Руслана Гафурова — к 17 годам лишения свободы, Рафаэля Зарипова — к 23 годам, а лидера группировки, по мнению следствия, Марата Сабирова — к 24 годам лишения свободы. Осужденные должны будут отбывать наказание в колонии строгого режима. Отметим, что никто из подсудимых вину в терактах не признал, но Ситдиков и Сабиров признались в незаконной предпринимательской деятельности, а Гафуров — признал обвинения по экстремизму.

Еще 30 марта приговор по делу "Чистопольского джамаата" предварительно обжаловала правозащитник и исполнительный директор общественной организации "За права человека и гражданина" в Башкортостане Альмира Жукова. Позже это сделали и другие адвокаты.

Подробнее о деле "Чистопольского джамаата" читайте в спецпроекте "Idel.Реалии".

Завтра, 30 августа военная коллегия Верховного суда России начнет рассматривать апелляцию на приговор. "Idel.Реалии" в преддверии суда поговорили с Альмирой Жуковой.

— Что происходило с марта, когда вынесли приговор по "Чистопольскому джамаату"?

Я заметила, что все назначенные адвокаты сидят во всех экстремистских делах в Татарстане

— В марте все закончилось, начали готовить обжалование. Обжаловали приговор абсолютно все подсудимые, один адвокат Борис Маслов и я (остальные адвокаты у осужденных назначенные).

Я заметила, что все назначенные адвокаты сидят во всех экстремистских делах в Татарстане — дежурные адвокаты. Это те адвокаты, которые никогда и не станут их защищать.

— Осужденные много раз во время суда просили позволить им отказаться от адвокатов. Получится ли это сделать во время апелляции?

— Не думаю. У них нет денег на то, чтобы нанять адвокатов для своей защиты, а по этим статьям нельзя защищать самих себя. Просто заявлять будут, но не получится. Да и какая разница, какие именно будут назначенные адвокаты.

— Вы уже успели ознакомиться с позицией обвинения перед апелляцией?

— Да. Там ничего нового и совсем чуть-чуть. Просят оставить приговор в силе. Я думала сначала, что они сами подадут апелляцию и попросят ужесточить срок. Это было бы совсем некрасиво с их стороны.

Есть такие нарушения во время следствия и суда, которые просто не позволят оставить приговор в силе

— Какая позиция у защиты в целом и лично у вас перед апелляцией?

— Есть такие нарушения во время следствия и суда, которые просто не позволят оставить приговор в силе. Если, конечно, будет справедливая и законная коллегия судей. Этот приговор не может устоять. Например, потому, что право на защиту не может быть нарушено. В нашей ситуации, если внимательно присмотреться, один адвокат защищал сначала одного, потом другого. Причем дела совершенно разные. Один адвокат защищал сначала Мухлисова, потом в суде представлял Сабирова — позиции у них совершенно разные! Закон это запрещает.

Если идти только по букве закона, то все идет к отмене приговора — там нет ни одного довода, ни одного доказательства. Меня настораживает только то, что в Верховном суде России по делам мусульман всегда ставят судью Дербилова, а он обычно придерживается одной практики — поддерживает позицию обвинения. В этот раз тоже поставили его.

Мы будем просить полностью исключить обвинение

Только у меня подготовлено 12 ходатайств. Я буду ссылаться на недоказанность. Если обратиться к судебной практике, то дела с таким количеством нарушений всегда возвращаются на доследование. Это должно быть устранено там.

Мы будем просить полностью исключить обвинение. Кроме эпизодов у Джаудата Ганеева (хранение оружия), Марата Сабирова и Айрата Ситдикова (незаконная предпринимательская деятельность). Тут они признали свою вину.

— Осужденные на апелляции будут по видеосвязи?

— Да. На суде буду только я из защитников. Остальные адвокаты тоже, скорее всего, по видеосвязи.

— Как себя чувствуют осужденные? Они сейчас в СИЗО Чистополя?

— Да, там. Они верующие люди. Сегодня я видела Рамиля Абитова, он сказал, что сидит за то, чего он не делал. "Я чувствую себя спокойно. У меня дома четыре стены было, тут четыре стены. Да, тут я не могу выйти. Это они с нами так поступили, это им неспокойно. Моя совесть перед людьми и Всевышним чиста. Мы надеемся на Аллаха, он нас не бросит, а им теперь никогда спокойно не будет". Вот это он мне сказал.

— Какие у них условия?

— Хорошие. В Чистополе никто не жаловался. Относятся неплохо. В камерах они по четыре человека сидят. Книги читают и к делу готовятся.

— Процесс так и останется закрытым?

— В суде, как мне сообщили, планируется открытый процесс. Это радует. Мы пригласили на процесс много известных правозащитников — из "Мемориала", Московской Хельсинкской группы, из "Совы", Gulagu.net, из Совета по правам человека. Пригласили журналистов.

— Сколько займет апелляция?

— Не очень долго, думаю. Последнее дело по Хизб ут-Тахрир (запрещенная в России экстремистская организация — ред.) заняло только три часа. Тут дело, конечно, побольше, но не думаю, что много дней будет идти процесс.

Я надеюсь, что дело просто отправят на доследование. За это дело ["Чистопольского джамаата"] обязательно кто-то должен ответить.

— Если суд оставит приговор в силе, какие у вас будут дальнейшие действия?

— Дальше я поеду к Уполномоченному по правам человека Татьяне Москальковой. Я уже несколько раз была у нее, рассказывала о ситуации, обсуждали. С ее юристами встречусь. Только у нее из официальных лиц есть право обжаловать приговор в кассации. Защита тоже обжалует, конечно.

У нас будет еще две кассации. А потом уже Европейский суд по правам человека только.

— Защита еще в 2014 году обращалась в ЕСПЧ по поводу пыток. Как дела с этими жалобами?

— Они приняты к рассмотрению, но пока не рассмотрены. Жаль, что не успеваем, но такие дела обычно пять лет занимает. Сейчас там пять жалоб — по пыткам Сабирова, Ситдикова, Мартьянова, Зарипова и Галеева.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG