Ссылки для упрощенного доступа

Как выбраться из мусорного коллапса? Что тормозит реформу отрасли обращения с отходами? Какие бомбы заложены на ее пути? И кто пишет законы, которые не могут сработать? Совет по правам человека и развитию гражданского общества при президенте РФ устроил дискуссию вокруг проблем, которые не решаются в стране уже четверть века.

ЧАСТЬ 1

В конце августа в администрации президента РФ состоялось специальное заседание совета по правам человека и развитию гражданского общества. Тема заседания была обозначена как "Обеспечение права населения на охрану здоровья и благоприятную окружающую среду при утилизации отходов потребления". Мероприятие, которое вел председатель совета Михаил Федотов, собрало чиновников, включая министра природных ресурсов Сергея Донского и уполномоченного по правам человека Татьяну Москалькову, представителей бизнеса, науки, общественных организаций и инициативных групп жителей.

Дискуссия о реформировании отрасли обращения с отходами, мусоросжигательных заводах и полигонах продолжалась семь с половиной часов.

Тон дискуссии задал Федотов, поведав собравшимся, что с некоторых пор не может в своем районе Подмосковья найти ни одного магазина, который собирал бы использованные батарейки для утилизации. Татьяна Москалькова тему подхватила, подтвердив, что не выстроена у нас в стране система переработки отходов. Именно поэтому в случае закрытия полигонов, в том числе по жалобам населения и с участием уполномоченного по правам человека, мусор оказывается на автобусных остановках и под кустами.

"ОПЯТЬ ЧРЕЗВЫЧАЙНАЯ КОМИССИЯ?"

Сергей Донской
Сергей Донской

— Наша задача — создание индустрии переработки отходов, — объявил взявший слово Донской.

Для выполнения этой задачи, по его словам, были внесены изменения в законодательство. Среди этих изменений и новый институт расширенной ответственности производителей и импортеров товаров по утилизации товаров и образовавшейся после их использования упаковки . Это и новая система работы с отходами в регионах России, выражающаяся в утверждении территориальных схем и в выборе региональных операторов по обращению с отходами (в девяти регионах они уже выбраны), и недавно принятый запрет на захоронение отходов, подлежащих переработке.

Министр уверен, что реализация запланированных мер приведет к росту переработки отходов вдвое уже к 2020 году. А строительство "пяти инфраструктурных объектов по термическому обезвреживанию отходов с выработкой электроэнергии" в рамках приоритетного проекта "Чистая страна" позволит значительно сократить долю захораниваемых твердых коммунальных отходов.

Почему за госсчет продвигают идеи мусоросжигания, а не раздельного сбора?

— Почему комиссии, делегации ездят перенимать европейский опыт мусоросжигания, а не опыт раздельного сбора отходов (также далее РСО — "Idel.Реалии")? И почему за государственный счет происходит продвижение идей мусоросжигания, а не раздельного сбора? — задал вопрос министру представитель движения “Против мусоросжигательного завода. За раздельный сбор” из Казани Антон Голубков.

— Это не совсем так, — возразил Донской. Мол, из последнего, что он посещал — город Лахти в Финляндии, где хорошо развита сортировка отходов. И вообще они, то есть чиновники, общаются с зарубежными коллегами по всему спектру вопросов, связанных с отходами.

— Не кажется ли вам, что при 25-летнем таком опыте (правозащитник и член СПЧ Бабушкин чуть раньше отметил, что речь о раздельном сборе отходов ведется с 1992 года, а инфраструктура до сих пор не появилась – "Idel.Реалии") целесообразно изъять восемьдесят полномочий у десяти министерств и ведомств, создать одну чрезвычайную комиссию, которая в течение пяти лет решит эти вопросы? — поинтересовался Владимир Кузнецов из "Центра экологических инициатив".

Мужчина, как он сам объяснил, 25 лет занимается раздельным сбором отходов. За это время тридцать пунктов раздельного сбора были снесены властями. Остальные десять они и мусоровывозящие компании отказываются включать в территориальную схему.

— Опять чрезвычайная комиссия? — улыбнулся Федотов.

— А что делать?

— ЧК, наверное, кому-то покажется эффективным способом, но это не совсем цивилизованно, — возразил Донской. А по поводу невключения пунктов РСО в терсхему чиновник предложил обратиться в Росприроднадзор.

ВЫПОЛНЕНИЯ ПОРУЧЕНИЙ ПРЕЗИДЕНТА В ПОПРАВКАХ НЕТ

Ольга Тимофеева
Ольга Тимофеева

— У реформы сегодня, на наш взгляд, нет самого главного — единого координационного центра, — отметила Ольга Тимофеева, председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды, а заодно сопредседатель центрального штаба Общероссийского народного фронта. — Потому что да, сегодня внесены поправки, но там учтены мнения не всех профильных ведомств и министерств.

12 июля поправки были внесены. Мы сознательно не приняли их в последний день сессии. Мы их громко и публично хотим в течение следующих двух недель обсудить, доработать очень тщательно. Среди этих поправок мы не увидели важных, которые касаются поручений президента: публичного обсуждения территориальных схем и раздельного сбора мусора, стимулирования малого и среднего бизнеса. Мы готовы их внести своим депутатским комитетом по экологии.

Для этого комитет будет активно обсуждать эти вопросы на территории всей страны совместно с экспертным сообществом, пообещала депутат.

— Как вы считаете, есть ли у нас сейчас альтернатива строительству мусоросжигающих заводов? — задал вопрос заместитель председателя СПЧ Евгений Бобров. — Может быть, нам сейчас спрессовать то, что можно спрессовать, на нынешних полигонах захоронить? Коллеги говорят, что существующих мощностей года на два хватит, а там можно будет и переработку поднять.

Тимофеева от ответа уклонилась. Мол, этот вопрос — к исполнительным органам власти и профессиональному экспертному сообществу, а ее мнение — по профессии она журналист — будет дилетантским.

— Как можно было допустить строительство мусоросжигательного завода в Ногинском районе по соседству с самым огромным в Европе полигоном ТБО Тимохово?! — эмоционально воскликнула представитель инициативной группы жителей города Электросталь Московской области Татьяна Лапина. — Полигон оставить работать и еще поставить там мусоросжигательный завод! Какие замечания вообще были по терсхемам, если было допущено такое кощунство?!

— Давайте возьмем тему на парламентский контроль, - предложила Тимофеева. — Посадим за стол переговоров всех, кто за это отвечал, делал, говорил. Вы выскажете свои претензии. Мы выслушаем не голословные слова, а мнения профессиональнейших экспертов, опасно ли это, влияет ли на людей, посмотрим нейтральную оценку.

На Западе пищевые отходы направляются в канализацию в большинстве случаев

— Здесь очень много говорят о раздельном сборе, — взял слово Элмурод Расулмухамедов из "Всероссийского общества охраны природы". — Все забыли, что на том же самом Западе раздельный сбор еще в 60-е годы начинался с внедрения стандарта отделения пищевых отходов. Там пищевые отходы направляются в систему канализации в большинстве случаев. Соответственно, здесь все говорят про пластик, батарейки, пакеты и так далее. В нашей морфологии отходов городской примерно 30-40% — это пищевые отходы. Не правильнее ли запустить сейчас отделение пищевых отходов в домохозяйствах, в квартирах, например, для того, чтобы разгрузить, в том числе, и мощности по переработке?

— Мы с вами понимаем, в каком состоянии находятся наши коммунальные сети, — глубокомысленно заметила депутат. — Давайте по-честному. Сколько денег стоит их обновление, модернизация? Потом состояние — наши дома сегодня, которые идут на ту же самую реновацию. Вы сами все это понимаете. Наверное, это правильная идея. Другой вопрос — где взять на все это денег.

"ПРАКТИЧЕСКИ ЛЮБОЙ ВИД ОТХОДОВ МОЖЕТ БЫТЬ ВОВЛЕЧЕН В ОБОРОТ"

Виктор Евтухов
Виктор Евтухов

Более профессиональные познания в теме продемонстрировал статс-секретарь — замминистра промышленности и торговли РФ Виктор Евтухов.

Евтухов объявил, что Минпромторг совместно со своим научно-техническим советом разработал стратегию развития промышленности по обработке, утилизации, обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года. В ближайшее время она будет принята.

— Две основные цели, которые мы заложили в данную стратегию, исходя из своих полномочий: создание современной отрасли переработки отходов, которая сможет вовлечь во вторичный оборот максимальное количество отходов и тем самым снизить до минимума их захоронение. И, конечно, воссоздание отечественной машиностроительной технологической базы, которая обеспечит нашу российскую промышленность по переработке отходов эффективным и современным оборудованием.

Как показывает мировой опыт, практически любой вид отходов может быть вовлечен в оборот, и на этом можно зарабатывать средства, отметил статс-секретарь. Однако в российском законодательстве и в правоприменительной практике, сетовал он, отсутствует понятие вторичных материальных ресурсов. В связи с этим продукты и сырье, которые получаются в процессе обработки мусора, продолжают считаться отходами. И это одно из препятствий к их глубокой переработке.

Евтухов признал, что одной из причин возврата в промышленный оборот лишь 3-5% всей массы твердых коммунальных отходов (ТКО) является отсутствие системы раздельного сбора мусора. Эту проблему, по его мнению, можно решить двумя способами: внедрением РСО и строительством высокотехнологичных мусоросортировочных комплексов. Последних на сегодняшний день в стране всего три-четыре. Все остальное — "примитивная ручная сортировка".

— Еще одно значительное препятствие для развития отрасли – это перенос [даты] вступления в силу законодательства в части выбора региональных операторов, установления для них тарифов и разработки региональных программ, — продолжал перечислять проблемы замминистра промышленности (сдвинуть сроки реформы предложил, как объяснил позже Андрей Чибис, Минстрой РФ). В результате тормозятся инвестиционные проекты, так как инвесторам нужны гарантии постоянного потока мусора. Бессистемный сбор и вывоз ТКО продолжается.

И, наконец, отрасли переработки отходов развиваться мешает низкий норматив утилизации (норматив переработки отходов, который должны выполнять производители и импортеры товаров). Сегодня он составляет 15-20%, а то и меньше. Евтухов считает, что норматив утилизации должен быть значительно больше и стремиться к 100%. Иначе непонятно, как выполнять запрет на захоронение отходов.

Хотя чуть раньше чиновник заявлял, что практически любой вид отходов может быть вовлечен в оборот, против сжигания с получением энергии, цемента или минеральной добавки к бетону он не возражает. Допустимо это, на его взгляд, в случае загрязнении вторсырья пищевыми отходами. Тогда его переработка становится дорогой и нецелесообразной.

Идея о существенном увеличения норматива утилизации задела Альберта Томашпольского из ООО "Нестле Россия", члена ассоциации "Промышленность за экологию" (РусПЭК).

— Идя по пути существенного увеличения нормативов утилизации мы никоим образом не разовьем раздельный сбор и не уменьшим того количества мусора, ТКО, которые уходят на свалки, - заявил он. Дескать, на сегодняшний день система раздельного сбора отходов уже существует у предприятий. И тот поток отходов, который поступает от них к переработчикам, позволяет последним оказывать услугу по предоставлению актов об утилизации отходов на гораздо большие объемы, нежели это предусмотрено нормативами (Томашпольский, видимо, имел в виду, что акт об утилизации можно купить, и он необязательно свидетельствует о сборе отходов производителя у населения и их переработке). - Насколько на сегодняшний день объективно и обоснованно вести разговор об увеличении нормативов утилизации, в то время как у нас еще не развита система раздельного сбора у населения?

— Это все произойдет не в одночасье, — парировал Евтухов. — И раздельный сбор необходимо развивать. Но утилизационный сбор оплачивают производители. И если мы говорим, что захоронение должно стремиться к нулю, смешно, когда норматив утилизации составляет пять процентов или семь, или десять. Такого быть не может!

КУДА ДЕТЬ ДО 30% ТОКСИЧНОЙ ЗОЛЫ?

Сергей Цыпленков
Сергей Цыпленков

Сергей Цыпленков, председатель постоянной комиссии по экологическим правам СПЧ, директор Гринпис России, начал свое выступление с цитирования слов Путина и Медведева, о необходимости развития отрасли переработки отходов, произнесенных в январе 2008 года на заседании совета безопасности.

С тех пор, с точки зрения населения, ничего не изменилось, сетовал Цыпленков, если не считать поступления вала обращений в СПЧ с конца прошлого года по поводу строительства мусоросжигательных заводов.

— Мы в совете считаем, что терсхемы противоречат госполитике по обращению с отходами. В частности, это терсхемы Татарстана и Подмосковья, потому что мы идем по пути внедрения сжигания. По сути мы идем по пути, который не позволит развиться тому, к чему призывали Владимир Путин, Дмитрий Медведев еще в 2008 году. У нас не будет развиваться раздельный сбор отходов. У нас не будет развиваться реальная вторичная переработка отходов. У нас не будет снижаться образование отходов.

Генпрокуратура: у нас нет системы измерения концентраций наиболее опасной для человека мелкодисперсной пыли

Лоббисты мусоросжигательных заводов не доводят до населения тот факт, что от первоначального объема мусора до 30% золы будет возникать гораздо более токсичной, которую тоже нужно будет захоранивать. Надо будет это делать на специализированных полигонах, которых у нас практически нет. Говорят, что все будет хорошо. Современные технологии позволяют даже черта сжигать. Пару дней назад генпрокуратура направила письмо в адрес Сергея Ефимовича (Донского – "Idel.Реалии"), где говорит о том, что у нас нет системы измерения концентраций в атмосферном воздухе наиболее опасной для человека мелкодисперсной пыли, а также определения содержания в атмосфере стойких органических загрязнителей, включая диоксины. Это то, что предположительно будет лететь от МСЗ.

Нам говорят: все будет хорошо. У нас только системы нет оценки и мониторинга этого, поэтому не расстраивайтесь.

"Прошелся" Цыпленков и по татарстанским властям, назвав вопиющим случай, когда тридцатидневный пикет противников мусоросжигательного завода, на котором активисты просили президента республики Рустама Минниханова выйти с ними на диалог, был проигнорирован.

— На сегодняшний день у нас функции по обращению с отходами размыты между рядом министерств и ведомств. Получается, как в той поговорке: у семи нянь дитя без глаза, — отметила Елена Есина, член комитета по экологической, промышленной и технологической безопасности Союза промышленников и предпринимателей Санкт-Петербурга, президент национального объединения организаций операторов в области обращения с отходами "Русрециклинг". — В частности, Минстрой активно на себя берет функции в части ТКО в ЖКХ. Но если мы посмотрим, у нас есть ТКО, которое относится к спортивно-зрелищным организациям, к медицинским. Может быть, настал момент консолидировать все функции в одно министерство?

Анна Гаркуша из санкт-петербургской ассоциации "РазДельный Сбор" рассказала, что сейчас они сталкиваются с тем, что люди не просто протестуют против строительства мусоросжигательных заводов, но на всякий случай и против всех остальных заводов, которые собираются построить.

— Когда они понимают, что путем подмены терминов их пытаются ввести в заблуждение, в следующий раз они на воду дуют, - объяснил нелогичное поведение людей Цыпленков. — И власти, которые такие методы используют, получили то, что хотели.

"ДАВАЙТЕ БЕЗ ФАНТАЗИЙ! МЫ ЧТО, БУДЕМ ПРОДОЛЖАТЬ ЭТИ СВАЛКИ КОПИТЬ?"

Андрей Чибис
Андрей Чибис

В отличие от своего коллеги из Минпромторга, замминистра строительства и ЖКХ РФ Андрей Чибис видит основное препятствие для реформирования отрасли обращения с отходами в мусорной мафии.

— Те регионы, которые сегодня пошли вперед по этой реформе (а у нас одиннадцать субъектов Российской Федерации отобрали региональных операторов), сталкиваются с неимоверным саботажем проведения этой реформы. Этот рынок, огромный по деньгам, но он весь в тени. К сожалению, у нас в стране достаточно игроков, которым никакая реформа, прозрачность ни в мусорных потоках, ни в финансовых потоках в этом секторе не нужна. И они начинают будоражить общественное мнение.

Правительством создан федеральный штаб, куда вошли все без исключения ведомства. И мы в рамках этого федерального штаба очень плотно работаем с субъектами Российской Федерации. Это по сути война за прозрачность и за экологическую безопасность.

Чибис усомнился в готовности населения собирать мусор раздельно. Мол, одно дело — говорить, что ты готов. Другое — найти место на небольшой кухне для нескольких контейнеров и действительно разделять отходы.

Однако уже сегодня по закону, отметил он, весь мусор должен быть отсортирован (иначе — обработан) на мусоросортировочных станциях. А поскольку только за счет продажи вторсырья проект не окупишь, обработка должна быть включена в тариф для населения – за это бьется Минстрой.

— Сейчас лоббирование мусоросжигания идет гораздо быстрее, чем раздельного сбора. Каких только небылиц местная пресса не пишет о МСЗ. Не сочтите за популизм, но как вы относитесь к такому предложению: может быть нам включить в рейтинг эффективности губернаторов перевод районов на раздельный сбор. Для начала – создание условий для этого? — предложил Евгений Бобров.

— Перед тем, как отправить на мусоросжигание те объемы мусора, планируется безусловно сортировка, извлечение максимального количества полезных фракций для последующего вторичного использования, — ответил Чибис. — Мы же с вами знаем ситуацию в мире. Тема мусоросжигания активно применяется во всех цивилизованных странах.

— Неправда! — раздалось в разных концах зала.

— Это так! — воскликнул Чибис. — У нас такой объем мусора сейчас накоплен в мегаполисах и ежегодно копится! А завтра раздельный сбор мусора в каждом домохозяйстве мы не введем. Давайте без фантазий! Пока мы будем идти по пути раздельного сбора мусора, внедрения, перестройки наших мозгов, прежде всего, тех, кто мусорит, коллеги, мы что, с этим мусором, будем продолжать эти свалки копить?

Будоражит общественное мнение не мусорная мафия, а лоббисты мусоросжигания!

— В июле на сайте госзакупок появился лот на 6 миллионов рублей на создание видеоролика для пропаганды мусоросжигания. Это ли не однобокое представление информации? Это ли не отсутствие конкуренции в сфере обращения с отходами? — задала риторический вопрос Гульназ Смирнова, представитель движения "Против мусоросжигательного завода. За раздельный сбор" из Казани. — Будоражит общественное мнение не мусорная мафия, а лоббисты мусоросжигания!

"НА КАКИЕ ДАЧИ ПОЕДЕТ МОСКВА?"

Люди, которые принимают непопулярные решения относительно строительства мусоросжигательных заводов, не проживают на территории Российской Федерации, они все живут за рубежом, возмущалась Галина Букреева, активистка из Ногинского района Московской области, обращаясь к замминистра строительства.

— Для всех абсолютно ясно, что строительство мусоросжигательных заводов сейчас тормозит и просто перекроет отрасль переработки, за которой будущее, и принесет один дым. Так почему вы лоббируете именно эти интересы?! Вы вызываете социальную напряженность в обществе, — продолжала эмоциональную речь женщина. — Вот Москве кажется, что она сейчас вывезла свои отходы в Подмосковье, и все нормально будет. Но куда будет выезжать Москва? На какие дачи?! Ведь все они — у нас там. У нас не 400 тысяч населения — у нас значительно больше будет подвержено действию этого завода. Вы об этом хотя бы думаете?! О том, какую мину социальную вы этим решениями закладываете? Так лучше тогда притормозиться с этими заводами, не принимать такие решения, которые приведут к необратимым последствиям. Почему бы не рассмотреть вопрос о том, что надо эту отрасль просто национализировать, и чтобы она была на бюджетные деньги, как сделано с министерством обороны? Она оказывает такое огромное влияние на весь народ!

— Почему вы решили, что мы лоббируем мусоросжигательные заводы? - перешел в оборону Чибис.

— Потому что госпрограмма по поддержке сжигания мусора есть, а госпрограммы по поддержке переработки мусора нет! - выкрикнула другая активистка из зала.

—Почему четыре завода? Почему не один пробный какой-то, либо изучить московский, — присоединилась к атаке Альбина Дударева, председатель координационного совета по развитию отрасли обращения с отходами ассоциации "Центральный федеральный округ", председатель комиссии по экологии и охране окружающей среды Общественной палаты РФ.

—В мире есть разные подходы. И с учетом той ситуации с мусором, которая есть у нас, мы должны использовать разные подходы и стремиться к самому лучшему, — ушел от ответа Чибис.

"КТО СЕГОДНЯ ПИШЕТ ЗАКОНЫ, КОТОРЫЕ НЕ МОГУТ СРАБОТАТЬ?!"

Альбина Дударева, Андрей Чибис
Альбина Дударева, Андрей Чибис

​— В 2008 году, когда этим вопросом (реформой в области обращения с отходами — "Idel.Реалии") в стране занялся Совбез, было принято решение сделать стратегию по обращению с отходами. До сих пор такой стратегии нет! — вышла на трибуну Альбина Дударева. — Мы пишем отдельные законы. Мы пишем отдельные поправки в эти законы. Не дожидаясь правоприменительной практики, опять вносим какие-то реформы, пытаемся постоянно изменить систему, но до сих пор у нас не появились объекты по переработке отходов. Их просто нет.

Вот когда нам Госдума говорила о своих экспертах, хотелось бы понять, кто эти эксперты, и кто сегодня пишет законы, которые не могут сработать! Когда сказали: оператор – вот панацея! Как оператор может справиться?! Он гарантиирующий поставщик услуг. У него нет средств! Это сегодня инвестиционно непривлекательный бизнес. Не идут в него инвесторы. Мы бегаем за ними, мы их уговариваем. А они не хотят идти. И не пойдут они и в эти [мусоросжигательные] заводы — вот Андрей Шипелов здесь сидит (гендиректор ООО "РТ-Инвест" — "Idel.Реалии"). Я уверена, Андрей.

Важным препятствием для реформирования отрасли, по мнению председателя комиссии по экологии ОП РФ, являются низкие тарифы за вывоз и утилизацию ТКО. Где-то они по-прежнему составляют 5 рублей в месяц с человека, у наиболее "продвинутых" регионов - 50 рублей. Такие тарифы недостаточны, для того чтобы бизнес по обращению с отходами стал инвестиционно привлекательным. А это и не бизнес, считает Дударева. Это экологическая безопасность.

Тормозят реформу, продолжала она, и многие владельцы полигонов. Они не вносят плату за негативное воздействие на окружающую среду (НВОС).

— Это та плата, которая нам позволила бы хоть как-то сфондировать деньги, для того чтобы рекультивировать объекты. Что вы думаете? Всего за 2016 год по всей стране за все виды отходов собрано восемь миллиардов рублей. По расчетным данным экспертов, 21 миллиард должны были собрать только от одного вида отходов — ТКО, которых меньше всего у нас. Мы видим, что объекты (владельцы полигонов — "Idel.Реалии") не вносят плату за негативное воздействие [на окружающую среду] и не хотят менять что-то в этой связи. Ссылаются на методички, на плохие законы, еще на что-то. А где гражданская позиция? Где улучшения? Где модернизация?

Полигоны не оборудованы весовым контролем, нет и контроля качества ввозимых отходов

Здесь с Дударевой вступил в полемику присутствовавший в зале владелец полигона. Он утверждал, что плата за НВОС не включена в тариф, она — что включена с 2016 года. Мол, владельцы полигонов сами виноваты, что не смогли обосновать тарифы в региональных комитетах. Полигоны не оборудованы весовым контролем, продолжала Дударева описывать действительность. Нет контроля качества ввозимых отходов. Отсюда следуют злоупотребления по плате за НВОС.

— Конечно, очень удобно принять отходы второго класса опасности, написать, что они — пятого и заплатить 30 рублей вместо четырех тысяч по второму классу опасности. Но мы же этим дышим! Когда мне говорят о рекультивации и о стоимости рекультивации, я не понимаю, как сегодня рекультивировать накопленный экологический ущерб, потому что мы заложили сами себе бомбы. Мы не знаем, что там захоронено. Мы ходим по этим полигонам и видим: с одной стороны, химия вылита, с другой — банка с краской валяется, с третьей — ртутные лампы, с четвертой — металлургический шлам, который не должен быть на объекте размещения ТКО.

В Центральном федеральном округе в 2015 году было 1120 объектов размещения отходов, приводила Дударева аналитические данные. Из них 800 не вошли в государственный реестр объектов размещения отходов, и они стали накопленным экологическим ущербом.

— Как нам с ним сегодня бороться, когда это брошенные объекты?! Их нужно ограждать, их нужно охранять. На них нужно запретить захоронение. Государство должно взять хотя бы систему размещения отходов под жесткий контроль с обеспечением достоверных сведений, сколько там захоранивается каких отходов, откуда эти отходы приходят, и с понуждением предприятий либо платить за промышленные отходы, либо поставить в технологическом цикле у себя переработку отходов, - заключила эксперт.

Окончание следует.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG