Ссылки для упрощенного доступа

"Idel.Реалии" рассказывают о жизни и деятельности известных татарских просветительниц начала XX века. Именно они заложили основу женского образования на территории современного Татарстана. В третьей части — о жизни, работе и школе Лябибы Хусаиновой.

Татарские просветительницы. Часть II: Фатиха Аитова
Татарские просветительницы. Часть I: Фатима-Фарида

Школа Лябибы Хусаиновой в Казани основана в 1904 году как новометодная начальная женская профессиональная школа. Хотя формальное разрешение на открытие школы было получено в 1911 году.

Лябиба Хадиевна Хусаинова родилась 7 декабря 1880 года в деревне Новая Амзя Чистопольского уезда Казанской губернии в семье сельского муллы. Образование получила у своего отца, а затем у брата Мунира Хади. В шестнадцать лет, в 1896 году, приехала в Казань. Здесь она стала помощницей Магруй абыстай, супруги известного муллы Галимжана Баруди. Лябиба Хусаинова обучала девочек в первой и в то время единственной в Казани новометодной женской школе, открывшейся в 1890 году. Одновременно она продолжала образование, беря уроки у Баруди и его жены.

В 1903 году она вышла замуж и, собрав нескольких девочек, стала обучать их в своем доме. После смерти Магруй абыстай в 1904 году первая новометодная женская школа распалась. Часть учениц попросила Лябибу Ханум обучать их. Лябиба Хусаинова согласилась и с этого времени посвятила всю свою жизнь просвещению и воспитанию женщин.

ШКОЛА ХУСАИНОВОЙ

Слава этой школы росла, так как здесь ученицы могли читать уже через несколько месяцев с начала учения вместо прежних двух-трех лет необходимых для обучения грамоте. Рос и авторитет самой Хусаиновой. С помощью нескольких богатых женщин Лябиба Хусаинова добилась постройки специального двухэтажного здания для школы. Эта школа была первой в Казани женской школой, имевшей собственное здание. Ранее девочки учились на дому.

Школа была хорошо для того времени оборудована: ученицы сидели за партами, в каждом классе были классные доски, имелись наглядные пособия, географические карты, глобусы, счеты на подставках и другие инструменты.

В школе обучались и жительницы Казани, и приезжие ученицы. Плата за обучение взималась в зависимости от состоятельности родителей учениц. Бедные девочки обучались бесплатно. Школа даже помогала им из фонда, поступавшего от благотворителей: выдавались пособия на одежду, книги, тетради.

Важно отметить, что в этой школе с девочками школьного возраста обучались и взрослые тридцати-сорокалетние женщины, которые активно влияли на характер обучения. Именно под влиянием стремления к светскому образованию, проявившегося у учениц школы, в 1906 году было введено преподавание арифметики, а в 1912 году — преподавание русского языка.

В эти же годы в программу школы, хотя и тайно, были введены и другие общеобразовательные предметы — история татар, история России, всеобщая история, география, ботаника, зоология, анатомия, персидский и арабский языки, математика, гигиена, рисование, черчение геометрических фигур, пение, рукоделие, элементы методики преподавания и педагогики. Из-за того, что царская администрация всемерно препятствовала насаждению светского образования в татарских школах, все эти предметы вводились руководительницей школы без разрешения учебного ведомства, всячески скрываясь от местных чиновников.

Поэтому в школе существовало двойное расписание: одно для проверяющих лиц — в нем были указаны только предметы, входившие в программу конфессиональных школ и официально разрешенные учебным ведомством, а другое — для учениц с указанием предметов, в действительности изучаемых в школе.

Посещение инспекторов было большим событием. Все, начиная с Лябибы Хусаиновой и кончая ученицами, дрожали от страха, что спрятанные книги и учебно-наглядные пособия будут обнаружены проверяющими. Это повлекло бы за собой большие неприятности вплоть до закрытия школы. Лябиба Хусаинова всегда стояла перед инспекторами бледная от страха и твердила: "Коран учим, только Коран учим". Переговоры с инспекторами вела, как правило, С.Ш. Тагирова — учительница русского языка, арифметики и географии.

Царские чиновники считали новометодные женские школы менее опасными, чем мужские

За все время существования школы местная администрация не получила никаких "особенно неблагоприятных сведений относительно этого мектеба". Школа просуществовала вплоть до 1918 года. Успешной работе школы, видимо, способствовало и то обстоятельство, что царские чиновники считали новометодные женские школы менее опасными, чем мужские, и потому обращали на них меньше внимания. Известную роль в этом сыграла и осторожной самой руководительницы школы Лябибы Хусаиновой.

В школе Лябибы постепенно росло число учащихся, открывались новые классы. Если сначала здесь обучалось всего 10-15 учениц, то в 1906 году их было уже более 40, а в 1913 году — 170. К этому времени в школе было восемь классов — четыре начальных и четыре средних.

После окончания восьмилетней школы Хусаиновой учащиеся получали официальную справку-свидетельство на русском языке об окончании конфессиональной школы. В этом свидетельстве на гербовой бумаге значились три предмета — вероучение, татарская грамота, арифметика. Начиная с 1913 года, в это число стали включать и русский язык. Свидетельство выдавалось за подписью муллы 4-каменной мечети И.Халитова, а Хусаинова подписывалась как вероучительница.

ОТНОШЕНИЕ К УЧЕНИЦАМ

Целью своей жизни Лябиба Хусаинова считала расширение кругозора девушек, подготовку их к самостоятельной жизни, так как считала, что "образованная женщина не согласится жить в неволе". Много сил она вкладывала в воспитание в девушках стремления передать свои знания другим. Недаром выпускницы школы после окончания учебы отправлялись в деревни просвещать народ.

В школе применялось поощрение лучших учениц — им дарили отрезы на платья, одежду, обувь, школьно-письменные принадлежности, выдавали похвальные листы "афарин", "тахсин", "имтияз". По этим похвальным листам в книжных магазинах "Умид", "Сабах", "Гасыр", "Магариф" ученицам выдавались бесплатно книги как учебные пособия, так и художественные произведения.

Лябиба Хусаинова стремилась к тому, чтобы ученицы не бросали школу до ее окончания. С родителями, решившими взять дочерей из школы по тем или иным причинам, она вела разъяснительную работу, доказывая им пользу окончания полного курса школы. В некоторых случаях она даже брала на себя часть материальных забот, пытаясь таким образом дать девочкам возможность закончить свое образование.

Благодаря бескорыстию и добрым заботам Лябибы апы я получила возможность вернуться осенью в школу

"В 1916 году материальное положение в нашей семье изменилось, и отец велел мне вернуться в деревню и помогать по хозяйству дома, — пишет Мансурова. — Лябиба Апа, узнав о причине моего отъезда, написала отцу письмо, в котором просила его отпустить меня осенью в школу. Она писала отцу, что его дочь учится хорошо, и отрывать такую девочку от школы не следует. Пусть она кончит школу с тем, чтобы в дальнейшем поработать учительницей в деревне. Лябиба Апа обещала отцу, что она будет учить меня бесплатно, предоставит бесплатное жилье в интернате, будет обеспечивать учебниками и другими пособиями. Благодаря бескорыстию и добрым заботам Лябибы апы я получила возможность вернуться осенью в школу и успешно окончить ее в 1918 году".

Ученицы вспоминают, что Лябиба Хусаинова была строгим, требовательным и справедливым педагогом. Одновременно с этим, как человек, она покоряла всех своей простотой, была всем доступна, обладала большой симпатией и обаянием, была всеми уважаема и пользовалась большим авторитетом как в школе, так и среди жителей города.

СЕМИНАРИЯ

Лябиба Хусаинова хотела создать частную женскую семинарию (дарельмугаллимат), выпускающий учительниц, обладающих всеми правами. О необходимости такого дарельмугаллимата она писала и в ответе редакции журнала "Аң": Хотя у нас и есть упорядоченные женские школы, не хватает учительниц с хорошими знаниями, достойных этого века. Никто не станет отрицать, насколько важна и насущна проблема подготовки учителей. Еще более актуальна проблема подготовки образованных и способных учительниц".

Но в царской России Хусаинова могла только мечтать об этом, хотя ее школа вполне соответствовала дарельмугаллимату и фактически являлась им. Ее мечта осуществилась только после свержения царизма. В 1917-18 учебном году ее школа уже работала как женская семинария. В 1919 году семинария Хусаиновой слилась с мужской учительской школой.

Школа Лябибы Хусаиновой была второй, после школы Буби, крупной средней женской школой в дореволюционный период. Это было признано и Советским правительством, приравнявшим ее к средним учебным заведениям. Лицам, окончившим эту школу, постановлением ЦИК И СНК СССР о введении персональных званий для учителей от 10 апреля 1936 года было присвоено звание учителя начальной школы.

КУРСЫ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ

Позднее, уже в десятых годах XX века, Лябиба Хусаинова организовала своеобразные курсы повышения квалификации для своих учительниц. Занятия проводились учителями медресе "Мухаммадия" в помещении школы Лябибы вечерами. Занятии по географии вел Вакиф Зия, по математике — Заки Уразаев, по татарскому языку Ходжа Бадыгов. Работу курсов держали в большой тайне как от учебного начальства, так и от татарского населения, так как обнаружение курсов грозило бы школе неприятностями.

Старшие ученицы, собравшиеся посвятить себя в дальнейшем педагогической деятельности, проходили в младших классах педагогическую практику, приобретая таким образом опыт работы с учащимися. Наиболее же способные из них получали почетное звание "помощницы Лябибы".

В феврале 1911 года Лябиба Хусаинова получила удостоверение Оренбургского Духовного собрания, которое давало право на преподавание в татарской женской школе. Это было сделано в целях сохранения школы: с 1910 года начали закрываться все новометодные школы, не имевшие особого разрешения от учебного начальства. А такое разрешение давалось лишь лицам, имевшим хотя бы удостоверение Духовного собрания.

Интересно отметить, что такие удостоверения обычно давались мужчинам, окончившим медресе. Лябиба Хусаинова была одной из немногих женщин, получивших такое удостоверение.

По материалам: диссертации "Борьба за женское образование у татар", Махмутова А.Х. – Казань, 1971; информации из открытых источников.

Самые интересные новости, заметки и объявления из газет и журналов Поволжья 1917 года читайте на нашем сайте

Читайте о событиях столетней давности в специальном Telegram-канале"Поволжье в 1917 году".

XS
SM
MD
LG