Ссылки для упрощенного доступа

Дело о пытках в полиции Нефтекамска: гособвинение требует для подсудимых реальных сроков лишения свободы


Ильвир Сагитов

В Нефтекамском горсуде с ноября 2017 года слушается дело по обвинению начальника отдела уголовного розыска полиции Нефтекамска Ильвира Сагитова и его подчиненного, старшего оперуполномоченного отделения по раскрытию преступлений против собственности отдела уголовного розыска Радима Хайруллина в пытках Мардамшина.

Как заявил потерпевший органам следствия, 10 ноября 2016 года он был без всяких оснований задержан сотрудниками полиции, доставлен в опорный пункт на улице Трактовой, где от него потребовали признаться в похищении местной предпринимательницы Фирузы Насыровой. По рассказу Мардамшина, когда он отказался признаваться, его начали избивать, применяя дубинки и электрошокер. Тем не менее, добиться от него признания полицейским не удалось и не следующий день они его отпустили, взяв с него расписку, что он претензий к сотрудникам полиции не имеет. В больнице, куда пострадавший сразу же обратился за медицинской помощью, врачи зафиксировали многочисленные травмы и ушибы на поверхности тела и внутренних органов, множественные кровоподтеки, ожоги на ногах от электрошокера и другие повреждения. Заявление о пытках было направлено Мардамшиным и его супругой в местный отдел Следственного управления СКР по Башкортостану. После пребывания в больнице Мардамшин с женой отправился на лечение в один из санаториев в Оренбургской области, однако, долечиться там не смог — 20 декабря 2016 года он был вновь задержан полицейской опергруппой, этапирован в Нефтекамск и заключен под стражу.

ЧТАЙТЕ ТАКЖЕ: Дело о пытках в нефтекамской полиции: прокурор заявляет отвод судье, подсудимые отрицают свою вину

После вмешательства в ситуацию Комитета против пыток и огласки происходящего в СМИ Мардамшин был освобожден, а против пытавших его сотрудников полиции следственным управлением СКР по Башкортостану было возбуждено уголовное дело по пп. "а, б" ч. 3 ст. 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств"). Сагитов был арестован, у Хайруллина была отобрана подписка о невыезде.

В начальной стадии судебного процесса свидетели обвинения - родные, друзья и знакомые Мардамшина, видевшие его после избиений, местный житель, лежавший с ним в одной палате в нефтекамской больнице, а также медработники больницы и "Скорой помощи", —​ подтвердили свои показания, данные на предварительном следствии. Медики рассказали о состоянии, в котором был Марамшин после доставления в больницу, заметив, что он был “избит умно и профессионально”. Один из ключевых свидетелей обвинения, знакомый потерпевшего Артем Антипин показал, что видел избитого Мардамшина 10 ноября 2016 в опорном пункте полиции № 6.

Защита подсудимых противопоставила этим свидетельствам показания сотрудников местного отдела полиции — сослуживцев Сагитова и Хайруллина, которые заявляли, что не видели Мардамшина ни 10-го, ни 11-го ноября 2016 года, ничего не знают о его задержании и пытках, происходивших в опорном пункте № 6, а нынешние подсудимые в те дни, “были у них все время на глазах, на рабочем месте в отделе полиции”. Как сообщал юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов, представлявший интересы Мардамшина в суде, “друг Сагитова, Минигулов — также бывший сотрудник полиции — заявил, что 10 ноября они провели вместе весь вечер и часть ночи у него дома, празднуя День полиции”. Подсудимый Сагитов также утверждал, что по “непроверенной информации” Мардамшина избили конкуренты по игорному бизнесу, он же сам и его сотрудники к этому отношения не имеют.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Он был избит умно и профессионально"

В обвинительной речи представитель прокуратуры Александра Маликова заявила, что вина подсудимых полностью доказана.

— Сторона защиты пытается ввести суд в заблуждение, навязать выдуманные обстоятельства, абсолютно ничем не подтверждающиеся, а именно то, что потерпевший всю ночь выпивал с друзьями и "неизвестно где" мог получить указанные телесные повреждения, — заметила представитель гособвинения.

Отметив, что “в ходе судебного заседания по делу подсудимые, стремясь избежать уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления и заслуженного наказания выстроили чёткую линию защиты, пытаясь ввести суд в заблуждение”, гособвинитель попросила суд “учесть все обстоятельства совершенного ими тяжкого преступления, циничность и жестокость, проявленные по отношению к потерпевшему, полное отсутствие раскаяния и заглаживания вреда перед потерпевшим”. Ильвира Сагитова она потребовала приговорить к шести годам лишения свободы, Радима Хайруллина — к четырем с половиной годам лишения свободы, а также запретить обоим в течение трех лет занимать должности в правоохранительной системе.

Потерпевший Венер Мардамшин, выступая в прениях, еще раз подробно остановился на пытках, которые он подвергся в опорном пункте полиции:

Видео —​ "Венер Мардамшин рассказывает о пытках в полиции"

В заключение выступления Мардамшин заявил, что подсудимые “подлежат изоляции от общества”.

— Я всю свою жизнь жил добросовестно, как гражданин Российской Федерации уплачивал налоги, которыми бюджет финансирует МВД, правоохранительные структуры. Подсудимые не приняли никаких мер по возмещению причиненного мне ущерба, не извинились, более того, в период нахождения Сагитова в должности сотрудника полиции мне и свидетелям поступали угрозы и требования изменить показания. Это не дает мне возможности согласиться с каким-либо мягким наказанием. Оставление на свободе Сагитова и Хайруллина будет представлять исключительную опасность для общества, для меня лично, для моей семьи, близких и родственников, — сказал Мардамшин

Видео —​ "Венер Мардамшин требует реального лишения свободы для подсудимых"

Адвокат потерпевшего Андрей Лопатин поддержал требования своего доверителя, заявив суду ходатайство о получении в обязательном порядке Мардамшиным информации о прибытии осужденных в места наказания и времени их освобождения

— Необходимость получения данной информации обусловлена тем, что потерпевший опасается за безопасность свою и членов своей семьи и связана с угрозами, поступающих в адрес потерпевшего от обвиняемых, — сказал адвокат.

Юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов также попросил суд назначить подсудимым наказание, связанное с лишением свободы, на срок, максимально возможные по предъявленному обвинению.

— Считаю необходимым заострить внимание суда на той части обвинительного заключения, в которой говорится о правах человека. Конституция Российской Федерации устанавливает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Никто не должен подвергаться унижающему человеческое достоинство обращению. 10 ноября 2016 года Сагитов и Хайруллин в равной степени были настроены на применение насилия по отношению к потерпевшему

Нисколько не сомневаюсь, что подсудимые знали содержание Конституции и свои обязанности соблюдать права тех лиц, кто находится в их оперативной разработке или под прямым подозрением. Но в работе, в действительности, они презирали эти ценности и действовали, исходя из ложно понимаемой ими целесообразности. Это должно было когда-то закончится, что и случилось. Я прошу суд учесть наличие ряда отягчающих обстоятельств, при которых совершено преступление — в частности, к ним закон относит совершение преступление в составе группы, по предварительному сговору, особо активную роль в совершении преступления, совершение преступления с жестокостью, садизмом и мучениями для потерпевшего. С учетом всего этого, а также позиции потерпевшего прошу суд назначить максимально строгое наказание.

Видео —​ "Юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов"

Адвокат подсудимого Сагитова Алексей Зеликман потребовал оправдать своего подзащитного, заявив, что Мардамшин “решил оговорить сотрудников полиции” поскольку “боится назвать истинных лиц, которые, действительно, возможно, его избивали, пытали, но совершенно по другой причине”.

— Защита не оспаривает то, что Мардамшину были причинены телесные повреждения. Но в судебном заседании достоверно установлено, что в помещении опорного пункта № 6 его никогда не было, никто его там не избивал и Сагитов и Хайруллин никаким образом не причастны к причинению ему телесных повреждений. Показаниями подсудимых, свидетелей полностью установлено алиби как Сагитова, так и Хайруллина, и подтверждено, что 10 ноября 2016 года они не были в опорном пункте № 6 и не и не могли причинить ему повреждения, — сказал Алексей Зеликман.

Видео "Адвокат Алексей Зеликман. Прения"

В конце выступления адвокат посетовал на "резонанс, который незаконно придали СМИ данному уголовному делу":

— Я прошу вынести в отношении Сагитова оправдательный приговор. Я понимаю, насколько это сложно, поскольку здесь вмешался целый ряд моментов, в частности, СМИ настолько раздули информацию — до суда перед людьми создавалось впечатление, что Сагитов совершил преступление. Все это может повлиять и на ваше решение, — обратился адвокат к судье.

Подсудимый Ильвир Сагитов в прениях был немногословен, лишь вновь упомянул про “личную неприязнь” к нему со стороны потерпевшего, связанную, по его утверждению с тем, что он еще в 2008 году он раскрыл совершенную Венером Мардамшиным “кражу оружия”,

Видео —​ "Подсудимый Ильвир Сагитов. Выступление в прениях"

Адвокат подсудимого Хайруллина Радик Сарвартдинов потребовал от корреспондента “Idel.Реалий” прекратить видеосъемку, заявив судье, что иначе он откажется от выступления в прениях. После распоряжения судьи о прекращении съемки адвокат в своем выступлении заявил, что “в ходе разбирательства ни потерпевший, ни его представители, ни гособвинитель не привели суду ни одного убедительного довода о причастности моего подзащитного к совершению преступления” и что “все обвинение построено лишь на показаниях Мардамшина”. Он попросил прекратить уголовное преследование в отношении Хайруллина и оправдать его.

Подсудимый Радим Хайруллин поддержал доводы своего защитника, добавив, что он надеется “на законное решение суда”.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Опаленные электрошокером волосы выдирали вручную"

После завершения прений суд должен был заслушать последнее слово подсудимых. Однако, к недоумению присутствующих, судья перенес эту часть прений на 1 июня.

— Сторона защиты заявила, что дело у нас осложнено “незаконным резонансом”, который оказывает давление на суд. Неплохой аргумент, здесь только остается согласиться, что именно общественный резонанс вывел это дело из прохладной нефтекамской тени и задал верный тон расследованию. Отмечу также, что защита подсудимых как-то слабо отреагировала на то обстоятельство, что потерпевший, находясь в СИЗО, до мельчайших деталей описал все внутреннее убранство опорного пункта, нарисовав для этого даже план-схему тех комнат, где его пытали. Теперь нам остается только дождаться справедливого приговора, — прокомментировал ход прений юрист Комитета против пыток Евгений Литвинов.

Приговор подсудимым может быть объявлен 4 июня.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG