Ссылки для упрощенного доступа

"Он не выйдет за рамки ныне существующей административной системы"


Правозащитница, экс-руководитель фонда "Голос-Поволжье" рассказала "Idel.Реалии" об итогах выборов главы Самарской области и перспективах региона на ближайшее будущее.

— Начнем с результатов губернаторских выборов. Как вы оцениваете абсолютное большинство голосов — 73 процента, полученных кандидатом от партии власти Дмитрием Азаровым?

— Это нельзя оценивать. Это вещь уже закономерная в течение десяти лет. Мало того, что "Единая Россия" — партия, она олицетворяет саму исполнительную власть. Владеет всеми рычагами воздействия на избирателя: от политических, силовых, до экономических. В ее руках бюджет. И по сути дела: она проводит выборы за бюджетные средства. Поэтому ни один из кандидатов, ни одна из партий даже если они объединятся, они не смогут перещеголять те средства и затраты, которые имеет возможность нести исполнительная власть.

— Как вы оцениваете работу Центризбиркома Самарской области?

— У меня давние претензии к работе избирательной комиссии Самарской области и к участковым избирательным комиссиям. Почему то не вышестоящая избирательная комиссия проводит совещания с председателями участковых комиссий, а главы исполнительной власти. Я вижу чрезвычайно плохую — нельзя сказать, слабую — тоже нельзя сказать. Я скажу так: я вижу абсолютную отстраненность областной избирательной комиссии от всей избирательной кампании. Она же обязана реагировать на нарушения избирательного законодательства, предупреждать их. В конце-концов: курировать эти участковые избирательные комиссии. Она же не только собирает сведения. При существующей "Единой России", когда три ребенка в ее подчинении — ЛДПР, КПРФ и "Справедливая Россия" и при той системе формирования, мы не можем сказать, что это независимая от исполнительной власти избирательная комиссия.


— Нарушения в Единый день голосования на территории Самарской области были классическими: "карусели", подкуп избирателей, или на этот раз появились ноу-хау?

— Вариаций "карусели", которые можно назвать ноу-хау столько, что прекрасно понятно: власть идет на любые ухищрения, чтобы сделать итоги выборов в свою пользу. Управляемые участковые избирательные комиссии, которые не действуют в соответствии с законом, для кого-то это, может быть, и ноу-хау. В какой-нибудь стране, может быть, этому и удивились. А нас это не удивляет.

— Прошедшие выборы называли соревнованием административных ресурсов. Масштабы привлечения к избирательной кампании активов ТОСов, старших по домам, бюджетников действительно были космическими?

— В Самаре выборы — это доминирование административного ресурса над всем, что влияет на итоги выборов и на избирательную кампанию. Например: присутствие в медиа кандидата от "Единой России", он же — от исполнительной власти. Нет у нас свободных медиа. Азаров там доминирует под видом освещения своей деятельности. В то время, как он не уходит в отпуск и эту деятельность освещают поминутно. Он передвигается на служебных автомобилях. И все эти штабы из чиновников пользуются служебными автомобилями, рабочее время на это тратят. Потому что они не занимаются в это время своими прямыми обязанностями. Они занимаются избирательной компанией. Это не соревнование. Ни у кого другого нет административного ресурса, кроме исполнительной власти. И самый большой ее ресурс: это бюджет области, который можно тратить по своему усмотрению.

Мы получили неплохого человека и губернатора, жителя этого региона, своего человека, а не варяга. Варяги — это бедствие просто

Вы видели, какое количество праздников проводится, какое количество профессиональных дней и поздравлений, какое количество всяких выставок, стратегических сессий? Это же делается на бюджетные средства. Поэтому ни одна партия не имеет такого доступа, кроме "Единой России" в лице исполнительной власти к такому ресурсу. Поэтому это доминирование, а не соревнование. С кем соревноваться то? Они не космические. Они просто устроены профессионально по принципу сетевого маркетинга. Первое: это вовлечение людей. Второе: они подчинены исполнительной власти. Они получают там заработную плату. Они еще и получат какие то премиальные дополнительные бонусы и еще оплату какую то. Сама система управления этим ресурсом совершенствуется и становится все более и более управляемой и от этого все более и более заметной. Не только глава Октябрьского района Самары Алла Волчкова взялась совещания проводить с председателями участковых избирательных комиссий (УИК). Если мы посмотрим составы избирательных комиссий, там пятьдесят процентов: руководители бюджетных организаций. Посмотрим председателей территориальных избиркомов (ТИК). Это люди с бывшим статусом или с нынешним статусом. Там нет такого, чтобы ТИК возглавлял, например, представитель КПРФ или ЛДПР. Такого нет. А потом у административного ресурса в подчинении масса других партий, которые мы не видим до выборов. Вдруг они просыпаются, откуда то берутся.

Так работает Минюст: он быстренько предоставляет информацию, выдергиваются с кандидатов эти люди. Мы же видим, что партии "Патриоты России" много лет: то кандидаты, то они во всех комиссиях. Теперь "Партия пенсионеров" вдруг выдвинула в губернаторы кандидатку престарелую. Она помощник депутата Губернской Думы. И она вполне себе известное в узких административных кругах лицо. Кто бы сомневался, что она станет кандидатом и не будет бороться за свое место губернатора. Конечно, никто из них не боролся кроме врио губернатора Дмитрия Азарова. Всем это было очевидно.

— Участок, на котором вы работали 9 сентября, отметился нарушениями? Или при вас УИКовцы боялись фальсифицировать протоколы?

— Все избирательные комиссии, которые я за день посетила, все были с нарушениями. Ровно по одной простой причине: они не следуют закону. Они этому напрочь отучены, они следуют указаниям исполнительной власти. Они не отвечают за явку. Они же статисты. Подводят итоги того, что наработали кандидаты, чиновники и исполнительная власть. Они находятся на участке, как они могут за явку отвечать? Да никак. Им это вменяется кнутом и пряником и поощрениями финансовыми. И они естественно, приходят к фальсификации. Там, где фальсификации, там логотипы "Единой России" на урне для голосования. В Красном Яре избирателям раздавали воздушные шарики, на которых было написано "ДА" (сокращение от "Дмитрий Азаров", — "Idel.Реалии"). В Тольятти и Самаре на участках стояли стенды "Стратегия развития". Мы прекрасно знаем, что это программа врио губернатора Азарова. Я отмечала нарушения при подведении итогов голосования, когда процедура четко прописана в законе. Но ей никогда не следуют члены избирательных комиссий. Потому что у них другая задача: скрыть реальное и показать желаемое.


ЦИК, видимо, прислал в облизбирком список корреспондентов, аккредитованных от газеты "Молния". С пометкой, что эти корреспонденты будут работать от ассоциации "Голос". Потому что, да — это мы набирали наблюдателей и получали аккредитации от сетевого издания "Молния". Но в этот раз на каждом избирательном участке, как только члены УИК видели удостоверение журналиста "Молнии", моментально бежали к телефону и сообщали, кто пришел на участок. Они сделали выборы секретными. Но когда в ТИКе узнавали, что наблюдатели "Молнии" равняются наблюдателям "Голоса" тут же предоставляли информацию. Потому что понимали: все это будет предано публичной гласности.

— Какое самое яркое нарушение закона о выборах 9 сентября в Самарской области?

— Закон нарушается избирательными комиссиями с самого дня объявления выборов. Избирательные комиссии не реагируют на использование административного ресурса. Участковые избирательные комиссии, которые получили в этот раз огромные средства: 128 миллионов рублей на якобы информирование по системе "мобильный избиратель", я сомневаюсь, что они на это их потратили. Я думаю, что часть денег уйдет на премии председателям участковых комиссий. Они нарушают закон в день выборов с самого начала. Не предоставляя информацию. Любой избиратель может запросить ее у УИК: это его право. А наблюдатель: тем более. В УИК не показывают документы избирательной комиссии. А это очень важно. Скажем: двадцать человек надомного голосования. А в документе — семьдесят. Покажите мне этот документ: кто делал заявки для голосования на дому? — Заявки для голосования на дому делали социальные работники, или вообще там отсутствует в графе информация о том, кто делал эту заявку. В результате люди шли на надомное голосование, а избиратели и не знали, что они делали заявку для голосования на дому.

Человек, который пришел за пятьсот рублей продать свой голос на избирательный участок, на эти пятьсот рублей не покупал конфеты ребенку. Он шел пить

Вот из этих нарушений складывается фальсификация на выборах. Мы пришли без двадцати восемь, за двадцать минут до окончания голосования. Первый вопрос я спросила: "кто эти люди, которые у вас сидят?" — "Наблюдатели". Я говорю: "Кто они?" — "А я не буду вам говорить!" — "А я сейчас заявлю о том, что я имею право удостовериться в их личностях. И они мне будут показывать паспорта. Потому что я не знаю, кто эти наблюдатели. А может быть, они не наблюдатели? Может, у них документов нет?!" И таких случаев полно было. И эти девять человек поднялись и ушли. Они поняли, что сюда пришли наблюдатели, которые знают законы. И дальше мы до пол-второго ночи боролись с комиссией. Говорили ее членам: "закройте ваши списки, не тыкайте туда карандашами и ручками! Считайте неиспользованные бюллетени и оглашайте цифру!" Они почему начинают не с этого? Потому, что им нужно подогнать цифры неиспользованных бюллетеней. У них были какие то вбросы, могут цифры не сойтись. И они никогда не начинают с погашения неиспользованных бюллетеней. Вот на это ушло время до двух часов ночи. Пока мы не начали рассказывать им, что "процедура упаковки документов вами тоже нарушена. Вы неправильно упаковывает избирательные бюллетени. Это документы, а не макулатура".

— Молодежь осталась инертна к прошедшим выборам, на ваш взгляд?

— Если ректор медицинского университета Геннадий Котельников в политсовете "Единая Россия", если он депутат Губернской Думы, все его студенты стояли в пикетах, организованных в пользу Азарова. Из них на участке, который расположен в общежитии медуниверситета, была огромная очередь. Действует административный ресурс: своих подчиненных студентов он обязывает придти и они не могут отказаться от этого. Потому что они зависимы. Студенты все были под контролем. Молодые, которые работают на коммерческих предприятиях, тоже зависимы. Рабочих тоже гнали и заставляли открепляться-прикрепляться.

— Активность коммунистов и проигрыш им кандидатам от "ЕдРа" на выборах депутатов парламентов Сызрани и Тольятти — это "протестное голосование" по-самарски, когда в отсутствие альтернативы голосуют за КПРФ как за единственную легально оппозиционную партию?

— В Тольятти немаловажную роль сыграл протест против той агитационной кампании, которую вела "Единая Россия". Она поила водкой, раздавала деньги. Естественно, за то, чтобы ты пришел на участок. Люди выходили с протестом против этого, потому что это массово было. Потому что человек, который пришел за пятьсот рублей продать свой голос на избирательный участок, на эти пятьсот рублей не покупал конфеты ребенку. Он шел пить. Вот это наглое административное давление, поскольку Тольятти и Сызрань — города, которыми владеет ограниченное количество местных финансово-промышленных групп, которые оказывали сильное давление по месту работы. И все это вызывало протест.


Тут еще конечно, и пенсионная реформа. Люди наконец то стали прекрасно осознавать, что это делает "Единая Россия". Семья Серперов в депутатах: им все равно, от какой партии идти, лишь бы быть во власти, Симонов в Тольятти. Эта безудержная, совершенно наглая избирательная кампания в Тольятти повлияла. Такого, что колл-сентр был: приходите агитатором за "Единую Россию", получите пятьсот рублей. Если приведете пять человек, то тысячу двести рублей.

— Депутат областного Заксобрания от КПРФ Михаил Матвеев утверждает, что в случае его, а не Алексея Лескина выдвижения в губернаторы, случился бы второй тур выборов...

— Никакого второго тура бы не случилось. Надо мыслить трезво. Потому что не сможет Матвеев при всей его харизме переплюнуть административный ресурс. Ни в медиа, ни в бюджете, ни в возможности говорить с избирателем. Для агитации кандидатам отвели несколько площадок в городе. А административному кандидату все площадки были открыты.

— После избрания в Самарской области губернатора что получил регион, как говорится — в сухом остатке?

— Мы получили, как я вижу: неплохого человека и губернатора, жителя этого региона, своего человека, а не варяга. Потому что варяги — это бедствие просто, и мы видели это в Самарском регионе больше восьми лет. Мы получили достаточно профессионального чиновника. В отличие, скажем, от своего предшественника Меркушкина, он взывает не к населению, ни к какой то общественности. Он говорит о качестве работы его подчиненных. Получили губернатора и чиновника, который, даже если он бы желал и обладал бы талантами быть другим, он им не сможет быть. Он не выйдет за рамки ныне существующей административной системы. — Славословия в адрес президента Путина, "Единой России", — мы все это получили в сухом остатке. Такова система, которая есть в России.

Дмитрий Азаров, выдвинутый "Единой Россией", 9 сентября 2018 года был избран губернатором Самарской области на пять лет. За него проголосовало почти 74%. Явка на выборах превысила 40%.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG