Ссылки для упрощенного доступа

Спасти "Открытку". Что будет с активистами Михаила Ходорковского в России?


Анастасия Шевченко

Правозащитники, политологи и другие эксперты считают, что первое уголовное дело в России в отношении активистки движения "Открытая Россия" Анастасии Шевченко станет показательным для всей оппозиции в стране. "Idel.Реалии" изучили их аргументацию.


21 января член федерального совета "Открытой России" Анастасия Шевченко была задержана правоохранительными органами. Два дня спустя суд в Ростове-на-Дону отправил её под домашний арест по обвинению в участии в "нежелательной" организации. Шевченко было предъявлено обвинение по ст. 284.1 УК РФ. Следствие считает, что многодетная мать реализовывала "преступный умысел", направленный на участие в деятельности организации, чья активность признана нежелательной на территории РФ. Сейчас ей грозит до шести лет лишения свободы в колонии. Шевченко многодетная мать, ее старшая дочь — инвалид первой группы и ей требовался тщательный уход близких, а осложнения могли представлять смертельную опасность, поэтому активистка просила суд разрешить навещать ребенка в интернате для детей с особенностями развития. На днях в реанимации скончалась старшая дочь Шевченко, которой ранее был поставлен диагноз обструктивный бронхит.

Ранее Международная правозащитная организация Amnesty International признала активистку "Открытой России" Анастасию Шевченко узницей совести и призвала власти немедленно её освободить.

"Первое уголовное дело по ст. 284.1 — направлено в первую очередь против активистов движения, — считает правозащитник Алексей Глухов. — Им посылают недвусмысленный сигнал: у вас два юридических способа избежать уголовного преследования — прекратить участие в деятельности российской "Открытой России", желательно публично и письменно, либо умереть. Есть еще третий способ — отъезд из России — лишь уменьшит оперативный интерес".

Организация "Открытая Россия" на днях заявила, что намерена подать документы в Минюст на регистрацию общественной организации и доказать, что структура не является иностранной. В движении, которому власти пытаются присвоить статус "нежелательной организации", говорят, что ранее не считали нужным подавать документы на регистрацию, так как этого не требует российское законодательство. Однако после того, как было заведено первое уголовное дело, риск подобной перспективы нависает еще над около 10 членами движения "Открытая Россия" в разных субъектах. Речь о тех активистах, у которых уже имеется за плечами два административных дела за сотрудничество с нежелательной организацией.

— Мы следим за ситуацией и продолжим оказывать юридическую помощь активистам, как попадающим под административную ответственность по ст. 20.33 КоАП, так и в случае возбуждения новых уголовных дел по ст. 284.1 УК, — комментирует координатор "Открытой России" Алексей Прянишников.

Какова официальная позиция движения о преследовании активистов — "Idel.Реалии" прокомментировала пресс-секретарь организации Наталья Грязневич.

Не надо манипуляций. Мать навещала ребенка два раза в год

— "Открытая Россия" — это российская организация, созданная гражданами России, которая занимается полностью легальной образовательной и правозащитной деятельностью в России. Преследование активистов "Открытой России" по статье о сотрудничестве с нежелательной организацией невозможно по закону. Это политическое дело в чистом виде. И это означает, что исход дела будет решаться не в суде. Сейчас мы будем максимально привлекать общественное внимание ко всему, что происходит. В таких делах публичность и гласность — главное оружие, — считает Наталья Грязневич.

Особое мнение пресс-секретарь "Открытой России" выразила по поводу комментария Уполномоченной по правам ребенка в России Анны Кузнецовой, которая, говоря о погибшей дочери Анастасии Шевченко, отметила: "Не надо манипуляций. Мать навещала ребенка два раза в год".

— Очень печально, что Уполномоченная по правам ребенка выступает по той же "методичке", что и прокремлевские анонимные телеграм-каналы, мол, Настя сама сдала ребенка в интернат и навещала редко. Хотя все знают, что это не так. Старшая дочь нашей активистки находилась в интернате, так как необходим был постоянный уход врачей. И разговоры о том, что смертью ребенка Анастасия якобы пытается манипулировать, это директива сверху. Очень жалко что Анна Кузнецова работает в "режиме сливного бочка", как и анонимные мессенджеры, — добавила пресс-секретарь оппозиционного движения.

Наталья Грязневич также прокомментировала заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, который заявил, что Кремлю неизвестно о преследовании активистов.

— Это была попытка показать, что "Открытая Россия" — мелкие люди и на них даже не обращают внимание, — говорит Грязневич.​

Пресс-секретарь организации также разъяснила логику позиции, которую она отстаивает.

— Без ведома Кремля такое дело не было бы возбуждено. Ст. 284.1 УК РФ — это политическая статья, как и ст. 212 УК РФ ("массовые беспорядки" — прим. ред.) Ильдара Дадина. После последних митингов у многих активистов "Открытой России" появилось два и более административных дел, то есть уголовные дела можно было завести на каждого. Но завести дело именно на одного человека — это политическое решение, — подытожила Наталья Грязневич.

Если бы я остался в России, то уже бы получил реальный срок и сидел

Почему первое уголовное дело появилось в Ростове-на-Дону, а не, например, в Чувашии, где на активистов движения составлено максимальное количество административных протоколов за сотрудничество с нежелательной организацией? В частности, экс-координатора чувашского отделения Антона Кравченко привлекали по административной статье шесть раз.

"Мы в июле с Анастасией Шевченко рассуждали на эту тему, — комментирует Кравченко. — Мы подозревали, что с нас скорее всего и начнут. Учитывая, что я одинокий мужчина, то скорее всего со мной силовики поступят максимально жестко. Мы приняли решение, что ей безопаснее, чем мне. Но в итоге я вижу, что мы ошиблись. Хотя не исключаю, что если бы я остался в России, то уже бы получил реальный срок и сидел. Сейчас я сожалею, что был не в силах заменить Настю".

В "Открытой России" заявляют, что за последнее время случаев о выходе из движения — зафиксировано не было. Наоборот, по словам Натальи Грязневич, только за первый месяц 2019 года они получили порядка 60 новых анкет на регистрацию. Пока новых отъездов активистов из России зафиксировано не было.

"Очевидно, что дело Шевченко — это тактика запугивания активистов, тем самым власть хочет, чтобы с "Открытой России" не сотрудничали и не имели никаких дел, — комментирует сложившуюся ситуацию в "Открытой России" заместитель председателя движения Дмитрий Семенов. — Сейчас нам важно всем стать на защиту Анастасии Шевченко — общественным организациям и партиям, активистам "Открытой России", штабу Навального, "Партии перемен", "Яблоко" и всем неравнодушным адекватным к этой истории людям. Если мы сейчас не отстоим, будет обвинительный приговор по ее делу, то уже по этой схеме они смогут привлечь к ответственности и других активистов любых оппозиционных движений".

Тимур Валеев, в прошлом основатель проекта "Открытые выборы" в "Открытой России" Михаила Ходорковского, говорит, что в рамках уголовного дела Анастасии Шевченко, есть одна существенная проблема.

Если раньше к активистам движения могли прийти под предлогом дела "ЮКОСа", то сейчас после того, как было заведено уголовное дело "за сотрудничество с нежелательной организацией" прежние предлоги неактуальны. Теперь к каждому активисту, который репостил на страницах в соцсетях, выкладывал посты, участвовал в пресс-конференциях или приходил на митинги или любым образом был связан с атрибутикой движения, могут прийти домой. Логика такова, что главное следственное управление, которое занималось делом "ЮКОСа" выписывало все постановления на обыск в Москве, теперь мы пониманием, что все решения об обысках могут делаться через Ростовскую область, что показывает история с обысками у Эльзы Нисанбековой в Татарстане и допросами активистов в Ульяновске, — комментирует "Idel.Реалии" Тимур Валеев.

По словам бывшего руководителя движения, не довести ситуацию до уголовного дела можно было и предлагались различные юридические пути решения данного вопроса, но ничего запущено так и не было. Валеев считает, что решение по делу Шевченко принималось не в Москве, но почему именно Ростов-на-Дону, а не Чувашия пока для него загадка.

— В оппозицию, в том числе в такие движения, как "Открытая Россия" приходят люди, которые хотят видеть результат своей работы. Они борются против коррупционных чиновников и губернаторов, кто-то выступает против Путина. Эти люди приходят за идею. Но при этом из-за преследований движение парализовано. И парализовано оно, потому что были сделаны определенные шаги тех, и в первую очередь не власти, а тех людей, которые отвечали за юридическую безопасность организации. И в этот момент активист оказывается в западне. Ты принимаешь, участвуешь в какое-то небольшой пресс-конференции или круглом столе или даже в дебатах, как это было у Анастасии Шевченко в рамках "Открытой России", где ты просто вешаешь "логотипчик" движения, и против тебя сразу возбуждают дело. Возникает вопрос, а в следующий раз ты пойдешь на эти дебаты? И скорее всего — нет, потому что это странно и тогда у тебя возможности ссужаются. Даже на активистов Навального сейчас прессинг гораздо меньше, хотя они делают гораздо больше на оппозиционном фланге. Потому что самое главное — их мероприятия заметны, в "Открытой России" — любая демонстрация в СМИ деятельности организации преследуется надзорными ведомствами на местах. Если уже "Открытая Россия" довела ситуацию до уголовного дела, то нужно объединяться и отстаивать интересы конкретного человека, — считает Тимур Валеев.

Российский политолог Сергей Аверин ситуацию с преследованием активистов "Открытой России" комментирует так:

"В России усиливается политика преследования несогласных и оппозиционно настроенных лиц. Власть старается держать политическую ситуацию в своих руках и делает это тем больше и активнее, чем больше теряет легитимность. Сегодня все усилия власти направлены лишь на сдерживание протеста любыми средствами, но при этом не предлагается никакого идеологического опровержения заявленным оппозицией требованиям. Власть всё больше и увереннее движется к коллапсу".

В то же время Аверин говорит, что современные оппозиционные организации, которые сформировали какую-нибудь значимую идейно-политическую программу, как правило, держатся в тени.

"Те же организации, которые открыто позиционируют себя оппозиционными, в основном не имеют чётко сформулированной концепции преобразований, — комментирует "Idel.Реалии" политолог. — Эти объединения слабы сами по себе и поэтому не представляют, так сказать, "серьёзной оппозиции". Всё, на что они способны — это будоражить население, выводя народ на разовые акции протеста. Этим они могут злить власть, которая отвечает им, но не всегда пропорционально".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим то, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG