Ссылки для упрощенного доступа

Николай Ляскин: "Публичные акции — это единственное, чего боятся власти"


Мусоросжигательный завод, который намерены построить под Казанью, — "беда для всех", но власти поймут это, "когда будет уже поздно". Об этом в интервью "Idel.Реалии" рассказал член команды Алексея Навального, экоактивист Николай Ляскин, который посетил столицу Татарстана в прошлый четверг. Активист также поделился мнением, почему власти начали прислушиваться к профсоюзам и — в некоторых случаях — к протестным группам, а также назвал политическую силу, за которую будет агитировать штаб Навального на предстоящих в сентябре выборах в Госсовет республики.​

— Для начала хочу поговорить о профсоюзах. За последние полторы недели профсоюз работников здравоохранения "Действие" добился некоторых успехов в удмуртском Глазове и Пензе. Администрация больниц села за стол переговоров и обещала решить проблемы медиков. У вас есть понимание, почему к профсоюзам начинают прислушиваться?

— Профсоюзы были и раньше. Очевидно, что те же левые силы уже много лет должны были этим заниматься по примеру профсоюза Алексея Навального. Но ничего не происходило. Алексей [Навальный] в какой-то момент высказал идею: есть очевидные вещи, "майские указы" Путина, их невыполнение. Профсоюз — это как юридическая надстройка, чтобы люди могли требовать то, что они должны иметь по закону. Большинство из них [работников бюджетной сферы: учителя, врачи и тд.] не знает, что их зарплата должна быть существенно выше. Алексей с помощью штабов вывел тему профсоюзов на федеральную повестку. А именно проблему того, что должны иметь работники бюджетных учреждений, согласно "майским указам". Пример работы "Альянса врачей" и наших профсоюзов показывает всем остальным, что примерно так и надо делать. Когда профсоюзы начинают громко заявлять о своих требованиях тем или иным способом, можно достичь каких-то изменений. Если бы нам удалось объяснить всем, что выход на митинги — это сразу же решение вопросов, то каждый город вышел бы на акции протеста. И именно этого власть и боится.

Если бы нам удалось объяснить всем, что выход на митинги — это сразу же решение вопросов, то каждый город вышел бы на акции протеста

— Люди тоже боятся выходить на митинги.

— Конечно. У властей всегда больше репрессивных орудий, чем у нас защиты. Наша защита — это гласность. По большому счету наша защита — только вы. Сможем мы рассказать о том, как несправедливо был уволен или оштрафован человек? Или был признан экстремистом. Мы это показываем, а потом все говорят, что парень-то нормальный, и деньги на оплату штрафа легко будет собрать. Или найти ему новую работу. И все это благодаря вам и соцсетям. Но это не позволяет нам организовать огромные митинги в Москве и Санкт-Петербурге. Есть страх и лень. Многие свою лень подделывают под страх.

— Почему все-таки, на ваш взгляд, власти начали реагировать на протесты профсоюзов в регионах?

— Проще, наверное, отреагировать сейчас на тот же профсоюз "Действие", чем отреагировать чуть позже на профсоюз Навального. Это же очевидная история. Я не буду говорить, что профсоюз "Действие" — провластный, я этого не знаю, но он точно не навальновский. Власть хочет размыть повестку, дескать не только Навальный занимается профсоюзами. Это очевидно. Но у нас и нет задачи сказать, что мы занимаемся всеми профсоюзами. Мы хотим сказать, что есть вот такие-то методы: если вы хотите бороться за свои права, работайте, выносите это все в паблик, устраивайте "итальянские забастовки" и митинги. Мы с радостью поможем.

Проще, наверное, отреагировать сейчас на тот же профсоюз "Действие", чем отреагировать чуть позже на профсоюз Навального

— Власть старается не замечать любые инициативы Алексея Навального. Что делать жителям тех городов, где нет независимого профсоюза?

— Нужно работать. Вон Раушан Валиуллин (председатель татарстанского отделения профсоюза "Альянс учителей")...

— Победы пока нет.

— Сейчас [в школе] будет проверка. Можно молчать, ничего не делать и ждать, либо работать и добиваться максимума. Я уверен, Раушан добьется серьезных изменений. Я уверен, что губернатор в конечном итоге пошлет какого-нибудь единоросса, который придет и скажет: "Я знаю, как добиться улучшения ситуации". И он добьется повышения зарплаты и все прочее. Но мы-то с вами не дураки и знаем, что это случилось только благодаря тому, что какая-то часть коллектива начала возмущаться и делать это публично. Не надо думать, что во власти сидят конченые идиоты — нет! Там тоже умные, хитрые и жадные люди. Нужно политически заставить их сделать так, чтобы им было невыгодно замалчивать любую забастовку. Когда властям это будет невыгодно, они начнут решать проблемы.

— После того, как Навальный объявил о создании профсоюза, часть комментаторов назвала это популизмом. Дескать Навальный пытается привлечь ту часть общества, которая ранее не была им охвачена. Как вы относитесь к такому мнению?

Есть общество, которое хочет жить в нормальной стране

​— Нет никакой той части общества или этой. До этого Навальный привлекал взрослых, потом его обвиняли в том, что он привлекает молодежь, после этого — опять взрослых. Ну, нет такого! Есть общество, которое хочет жить в нормальной стране. Молодежь хочет будущего и нормального планирования своей жизни. Взрослые хотят спокойной жизни и уверенности в том, что их дети не будут уезжать в другие страны. Старики думают о внуках. Все думают примерно об одном, только у каждого свои слова и мысли. Например, раньше врачи и учителя думали, что государство о них заботится.

— Разве? С зарплатой в 15 тысяч?

— До сих пор врачам и учителям внушают: вот эти 15 тысяч, но они твои, плюс соцпакет. А если ты начнешь выкобениваться, мы тебя и этого лишим и выгоним. Да господи, 15 тысяч рублей! А работа учителя или врача — это адовая работа. Помимо физической нагрузки, это суперэмоциональная нагрузка. Надо на три месяца менять депутатов на врачей. Учителя точно справятся с депутатскими обязанностями, а бедные дети на эти три месяца получат в большинстве своем учителей дебилов. Зато всем будет урок на всю жизнь. Учительский труд недооценен, а депутатский — переоценен.

Наша команда старается действовать абсолютно законными методами. Это наше железное правило. Работа с профсоюзами — это очередной большой проект для того, чтобы заставить государство исполнять свои же обязанности. Государство сказало, что будет платить этим людям вот столько. Их никто не просил, они сами это сказали и взяли на себя это обязательство. И люди должны были получать эти деньги уже несколько лет!

— За четыре месяца работы профсоюза Навального (данные на вторую половину апреля) из Самарской области к вам обратились 167 человек, из Башкортостана — 163 обращений, из Татарстана — 118, из Саратовской области — 64, из Чувашии — 45, из Марий Эл — 19, а из Мордовии 19 обращений. Не мало?

Один-два процента смелых учителей решит судьбу всех преподавателей страны

​— Какое мало?! Этим учителям постоянно рассказывают, насколько опасен Навальный, их заставляют отговаривать детей ходить на митинги. Сколько врачам и учителям говорили, что если они будут хоть что-то делать против власти, то вылетят с работы? Сколько им давили на совесть? Они ведь пошли работать не из-за денег, а от души — они хотят это делать. И все равно нашелся этот настоящий условный один процент, который сказал: "Да, я работаю по призванию, но я достоин большего, и государство мне это обещало". И потом из этой выборки нашлись смелые, которые написали в профсоюз Навального. Ведь аналогично думают в 10-20 раз больше человек, но им не хватает решительности. Один-два процента смелых учителей решит судьбу всех преподавателей страны. Так и будет.

— Продолжая тему протестов. В Екатеринбурге после нескольких акций (и заявления Владимира Путина) приостановили строительство храма в местном сквере. На станции Шиес в Архангельской области жители выступают против мусорного полигона, но там власти пока не идут на компромисс. Тем не менее местные чиновники стали более внимательно реагировать на протесты жителей. С чем вы это связываете?

— Власти, пожалуй, уже не реагируют на акцию, если она разовая. Но и в Екатеринбурге, и в Архангельске они идут постоянно. В Екатеринбурге с каждый днем выходило все больше людей. Запуганы ведь не только люди, но и весь управленческий аппарат. В результате этого никто не может взять на себя ответственность. Немаловажный факт состоит в том, чтобы полиция понимала, зачем люди выходят на улицу, и по этой причине не трогала протестующих. Так было в Ингушетии, где полиция встала на сторону протестующих. В Архангельске полиция не стала никого задерживать (интервью записывалось 30 мая — "Idel.Реалии") и пропустила всех на несанкционированное шествие. А в Екатеринбурге полиция расступилась, после чего пришлось нанимать ЧОП и подвозить каких-то людей, которые не были так принципиальны.

Власти, пожалуй, уже не реагируют на акцию, если она разовая

— Если полиции поступит приказ, она будут разгонять все эти акции.

— Этим полиция и славится. Но если ты смог донести до полицейских, зачем ты здесь (и не будет приказа задерживать), тебя отпустят. У меня был случай, когда я приходил к дому Чайки (по данным Фонда борьбы с коррупцией, сыну Генпрокурора России Игорю Чайке принадлежит 60% акций компании, которая взяла в аренду мусоросжигательный завод №4 на востоке Москвы — "Idel.Реалии") и хотел подарить им противогазы. Меня сначала поймал ЧОП, потом приехала полиция. Меня задержали сотрудники, посадили в машину и спросили, чего я хочу. Я стал рассказывать, что у меня под окнами мусоросжигательный завод, Чайка и все прочее. Один из них говорит: "У меня дача под Волоколамском, как они задолбали нас травить". Он продолжил: "Мы тебя здесь высадить не можем". А приказа меня задерживать, видимо, не было. Мы отъехали за угол, и меня отпустили. То есть приказа задерживать не было, плюс полицейский понимал, для чего я пришел с противогазом к дому Чайки — и меня отпустили.

Донести бы до них, что МСЗ — это беда для всех

В Архангельске вся территория — это их земля — так мыслят полицейские. А в Екатеринбурге этот сквер для каждого что-то значит. В Ингушетии каждый клочок земли — родной для них. Когда в Казани (к сожалению, это будет поздно) полицейские, силовики, чиновники и их дети поймут, что мусоросжигательный завод — это не что-то мифическое, тогда полицейские не разгонят ни один митинг против МСЗ. Но тогда будет уже поздно — он будет построен и будет работать. Донести бы до них, что МСЗ — это беда для всех. Как это сделать? Мы стараемся всеми способами, но, видимо, люди у нас так устроены.

О МУСОРОСЖИГАТЕЛЬНЫХ ЗАВОДАХ

— Давайте как раз перейдем к теме строительства мусоросжигательного завода под Казанью. Власти Татарстана заявляют, что завод безопасен, все будет как в Швейцарии. Как вы относитесь к такому мнению?

— Есть выбросы, которые закладываются заранее. Департаменты региона или области заявляют, что разрешают такой-то выброс. У мусоросжигательного завода около моего дома выброс составляет 520 тонн в год. И это очень много! У заводов, которые будут строиться в Казани и Подмосковье, выбросы будут до тысячи тонн в год. И это только то, что разрешено.

Что касается Швейцарии, то у них раздельный сбор мусора и много различных степеней его уничтожения. То есть один мусор уничтожается с одной температурой, там своя система фильтрации. Другой мусор — по-другому. Какой-то мусор увозится на переработку и на мусороперерабатывающий завод. Наши заводы не подразумевают такую историю — они будут потоком загружать весь мусор и сжигать. Нет такой адекватной системы фильтрации, которая бы все легко устранила.

В Казани уже работает мусорная реформа, согласно которой весь мусор должен собираться раздельно. Много ли у вас пунктов раздельного сбора мусора? Нет!

Кроме того, важная составляющая — это система фильтрации. Как минимум на подмосковных заводах на выхлопе будет стоять чуть ли не один единственный угольный фильтр. И все! Ключевая история в том, что один угольный фильтр — это совсем беда. Это даже не прошлый, а позапрошлый век. В Казани уже работает мусорная реформа, согласно которой весь мусор должен собираться раздельно. Много ли у вас пунктов раздельного сбора мусора? Нет! А деньги за это платят все.

— Вы же понимаете, что люди еще не привыкли к раздельному сбору мусора. Их нужно к этому приучать, на что уйдет время.

— Конечно. Но к этому никогда не придут, если около дома не поставить хотя бы три бачка. Нельзя заставить человека раздельно собирать у себя дома мусор, если потом он увидит, как мусор из трех бачков будут закидывать в одну машину. В этом момент он подумает: "Ну, и зачем я собирал мусор отдельно?" Приучать людей нужно уже сейчас.

— Говоря о необходимости мусоросжигательного завода, власти Татарстана заявляют, что если его не построить, Казань утонет в мусоре.

— Давайте в двух километрах от Борового Матюшина построим этот мусоросжигательный завод.

— Были такие предложения.

Давайте в двух километрах от Борового Матюшина построим этот мусоросжигательный завод

— Вот! Это же самая простая история. Надо построить завод там, где им нравится жить. В Казани же, насколько я понимаю, завод будут строить недалеко от того места, где возводят социальное жилье. И такая тенденция по всей стране — это какое-то издевательство.

— Вам скажут, что построить завод около дач чиновников — это популизм.

— Почему? Раз вы говорите, что завод безвреден, то стройте его у своих домов или дач. Мусоросжигательные заводы — это предприятия первого класса опасности. Зона отчуждения — один километр. Но по нормативам, которые писались тогда, зона отчуждения наступает при обработке свыше 40 тонн отходов в год. Те заводы, которые будут строиться сейчас, — на 700 тонн. Мне кажется, как-то нелогично соблюдать этот норматив в один километр, когда норма выработки в 10-20 раз больше. Давайте, значит, делать зону отчуждения десять километров. Есть власти, которым удобно на этом месте построить завод — на остальное им плевать.

— Может, в таком случае противникам МСЗ нужно требовать построить высокотехнологичный безопасный завод?

Застройщики сейчас скажут, что они готовы на любые технологии, но все это будет лишь на бумаге

​— Необходим тотальный контроль около трубы. Уже сейчас нужно создавать комиссии из местных жителей. Нам заявлено, что это швейцарские технологии, которые будут хорошими. Мы говорим, что это плохие технологии, и хотим другие. Застройщики сейчас скажут, что они готовы на любые технологии, но все это будет лишь на бумаге. А люди должны иметь возможность контролировать ход строительства и не только. Но у нас это никак не прописано в законодательстве — никого не пустят. Конечно, надо требовать нормальную линию мусоросортировки, переработки, а потом — утилизации. Но без нормального контроля извне ничего работать не будет.

— Как мне кажется, протестная уличная активность в Казани в части строительства МСЗ несколько приостановлена. Активисты пытаются провести референдум, но республиканский ЦИК им в этом отказывает. Кроме того, недавно стало известно, что ПАРНАС начал кампанию по проведению федерального референдума, в котором ставится вопрос о необходимости региональных плебисцитов по вопросу строительства мусоросжигательных заводов. Что вы думаете об этой идее?

— Я не помню на своем веку нормального референдума, который бы не контролировали власти. Если чиновникам хоть немного неудобен референдум, они, конечно же, его не пропустят. Может быть, и стоит пытаться подавать документы на референдум — это не требует никаких сил, это небольшие трудозатраты. Но не надо на это сильно отвлекаться. Это никак не отменяет уличную активность. Публичные акции — это единственное, чего боятся власти.

ОБ "УМНОМ ГОЛОСОВАНИИ"

— Команда Алексея Навального перед предстоящими выборами в региональные заксобрания и не только настаивает на так называемом "Умном голосовании". За кого активисты штаба будут призывать голосовать на выборах в Госсовет Татарстана?

— За тех, у кого есть шанс взять второе место. Практически везде это КПРФ. Мы же не скрываем, что система "Умного голосования" на руку коммунистам. Если бы они не были настолько упертыми или аффилированными с властями, они бы выставляли на выборы гражданских активистов, которые уже показали себя. Везде есть много хороших достойных ребят.

Мы же не скрываем, что система "Умного голосования" на руку коммунистам

— Чем "Умное голосование" отличается от тактики 2011 года, когда Навальный призывал голосовать за любую партию, кроме "Единой России"?

— Многим и тогда, и сейчас неудобно голосовать за коммунистов — мы их об этом и не просили. Мы тогда не объясняли, почему голос за КПРФ поможет не победить "Единой России". И голоса рассеивались. Сейчас, даже если мы понимаем, что кандидат — коммунист, но он имеет шансы на победу, мы призываем за него голосовать. Даже если он нам не нравится. Да, они все подконтрольны. Но подконтрольны для себя. Они будут пытаться внутри лоббировать свои интересы. Это первый шаг.

Самая большая ошибка — думать, что "Умное голосование" — это одна итерация. Это только первый шаг. Есть синие паучки и красные (которых существенно меньше). Значит, мы должны запустить в банку побольше красных паучков. Пусть они разбираются друг с другом.

— А что дальше?

— Банка будет пустая. Следующий подход "Умного голосования" заключается в том, чтобы паучков стало поменьше: и тех, и других.

— Как это?

— Я вас уверяю: когда у них будет грызня, мы сделаем так, чтобы доступ к участию в выборах стал проще.

— Но муниципальный фильтр или подписи никто не отменял.

— Мы пройдем муниципальный фильтр или соберем подписи.

— Перед каждыми выборами оппозиционные активисты говорят мне, что вот в этот-то раз у них все получится. Но по факту практически ничего не меняется.

— Власти каждый раз взвешивают, проиграют они от допуска независимых кандидатов или выиграют. То же самое будет у вас через пять лет (после окончания полномочий следующего созыва Госсовета РТ — "Idel.Реалии"). Они будут думать, допустить 20 независимых кандидатов до выборов, или они поймут, что за ними тысячи людей. Это история про Екатеринбург. Тысячи людей за сквер — он спасен. Десятки тысяч людей, которые выходят на улицу за своего кандидата — он будет зарегистрирован. Когда за каждого кандидата будут выходить десятки тысяч человек, я думаю, наших кандидатов будут регистрировать.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (10)

XS
SM
MD
LG