Ссылки для упрощенного доступа

"Требуешь отставки главы республики — значит, экстремист"


Активисты "Башкорта" у Верховного суда Башкортостана

В минувшую пятницу Верховный суд Башкортостана продолжил рассмотрение иска республиканской прокуратуры о признании национальной организации "Башкорт" экстремистской и запрете ее деятельности. Надзорное ведомство по-прежнему настаивает на том, что критические высказывания о властях, тем более, требования об их отставке следует расценивать, как "экстремизм". Общественность называет такие утверждения "дикими и абсурдными", защита же заявляет о "подложности" доказательств прокуратуры.

Очередное заседание в ВС республики по делу организации "Башкорт" вылилось в первую полноценную схватку между надзорным ведомством, чей иск в суде поддерживали помощники прокурора республики Наркис Алмакаев и Татьяна Овчинникова, и защитой "Башкорта", чьи интересы представляли адвокат из Международной правозащитной организации "Агора" Станислав Селезнев, уфимский юрист Виталий Буркин и общественный деятель Гарифулла Яппаров.

Прежде всего, адвокат Селезнев потребовал приостановления судебного разбирательства ввиду того, что в суде в настоящее время рассматривается иск "Башкорта" о признании предупреждения прокуратуры о недопустимости экстремистской деятельности незаконным и его отмене.

Еще в феврале председатель "Башкорта" Ильнар Галин обратился в Кировский райсуд Уфы с требованием признать вынесенное прокуратурой в декабре 2019 года предупреждение незаконным и отменить его. 28 февраля суд отказал Галину в иске, обосновав решение весьма примечательными формулировками: "Указанное предупреждение, являясь ненормативным актом, для БОО "Башкорт" характер властно-обязывающего предписания не имеет, не содержит обращенных к нему обязывающих указаний..., правовых последствий для него не порождает". На это определение председатель "Башкорта" направил 6 марта частную жалобу в Верховный суд РБ, указав, что, если предупреждение остается в силе, то "это явится, в свою очередь, основанием для преследования ее членов путем возбуждения уголовных дел по ст.282.2 УК РФ". Галин попросил ВС отменить определение райсуда и отправить его на новое рассмотрение в тот же суд.

— Я обращаю внимание на то, что на момент подачи искового заявления о запрете организации — 31 декабря 2019 года — прокуратура не дождалась истечения ею же установленного двухмесячного срока для устранения нарушений. Это предупреждение было обжаловано ответчиком в Кировском райсуде Уфы в установленный трехмесячный срок, который еще не истек. Поэтому рассмотрение настоящего дела до окончания рассмотрения административного спора о признании незаконным предупреждения прокуратуры противоречит принципу законности и справедливости административного судопроизводства, — заявил Селезнев, требуя приостановить производство по делу.

Судья ВС Гузель Фархутдинова отказала в удовлетворении ходатайства, не пояснив, при этом, мотивы отказа.

Одновременно Станислав Селезнев попросил приобщить к делу копии публикаций в соцсетях о деятельности "Башкорта", в том числе, сообщения о проведении организацией спортивных, культурных и других общественных мероприятий, а также опубликованные в различное время обращения с критикой террористической деятельности и соболезнования жертвам терактов.

— Прокуратура в своем иске характеризует "Башкорт" исключительно с отрицательной точки зрения. Мы полагаем необходимым указать на массовый характер организации, огромное количество ее положительных действий и ее поддержку обществом, — сказал адвокат. Это ходатайство суд удовлетворил.

ЗАЩИТА "БАШКОРТА": "ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПРОКУРАТУРЫ ПОДЛОЖНЫ"

Я прошу признать представленный прокуратурой протокол на русском языке подложным и исключить его из числа доказательство по делу


Защитник "Башкорта" Гарифулла Яппаров потребовал признать подложным представленный прокуратурой протокол курултая башкир Зилаирского района Башкортостана, который весной прошлого года избрал экс-председателя организации Фаиля Алчинова делегатом V Всемирного курултая башкир. Ссылаясь на исследование экспертов Башгосуниверситета, надзорное ведомство заявило, что на заседании Алчинов призывал к отделению Башкортостана от РФ, якобы, сказав следующую фразу: "На Курултае надо принять решение о самостоятельности Башкортостана от России".

— Этот протокол от 10 апреля 2019 года, представленный суду на русском языке, выполнен с большими искажениями, — заявил защитник. — Я подчеркиваю, что на самом курултае протокол на русском языке не составлялся. Он велся на башкирском языке, и у нас есть такой протокол, подписанный председателем и секретарем курултая. Я прошу признать представленный прокуратурой протокол на русском языке подложным и исключить его из числа доказательство по делу.

Вместе с этим заявлением Яппаров попросил суд истребовать оригинал перевода на русский язык выступления Алчинова курултая башкир Зилаирского района с подписями экспертов-переводчиков, а также заверенные оригинал протокола курултая на башкирском языке и его перевод на русский язык. "В деле имеются разные по содержанию протоколы на русском и башкирском языках, составленные и переведенные на русский язык неизвестными лицами неизвестной организации и в неустановленное время, которые не вызывают никакого доверия и явно сфальсифицированы", — заявил защитник.

Представители прокуратуры заявили, что протокол на русском языке поступил к ним из управления минюста по Башкортостану. В свою очередь, представитель минюста сообщил, что протокол был предоставлен Всемирным курултаем башкир. В итоге, судья удовлетворила ходатайство об истребовании протоколов, пообещав также вернуться к вопросу об их подложности на одном из следующих заседаний.

Суд также решил по другому ходатайству защиты допросить в качестве свидетелей ряд лиц, принимавших участие в заседании курултая башкир Зилаирского района 10 апреля 2019 года, в том числе, председателя районного курултая Бориса Султанова, секретаря Зубаржат Хидиятову, члена исполкома ВКБ, председателя Союза журналистов республики Артура Давлетбакова.

Вместе с тем, судья отклонила просьбу о допросе в качестве свидетеля арестованного политика Айрата Дильмухаметова, которого адвокат Селезнев просил вызвать, чтобы он подтвердил, что он не является членом, либо руководителем организации "Башкорт". "Истец [прокуратура] вводит суд в заблуждение, и Дильмухаметов мог бы прояснить эту ситуацию", — пояснил адвокат. Однако, суд отказал в этой просьбе, никак не поясняя мотивов. Впрочем, судья заметила, что защита может "в любое время заявить это ходатайство вновь".

ПРОКУРАТУРА: "ВЫСТУПЛЕНИЯ "БАШКОРТА" НАПРАВЛЕНЫ ПРОТИВ ОБЩЕСТВЕННОГО ПОРЯДКА, ПРОТИВ ГОСУДАРСТВА В ЦЕЛОМ"

Основной спор в судебном заседании произошел вокруг утверждений прокуратуры о том, что действия членов "Башкорта" являются экстремистскими, поскольку "причиняют вред общественному порядку и безопасности".

В иске прокуратуры о запрете "Башкорта" оцениваются, как "экстремистские", в том числе, высказывания членов организации на митинге в защиту башкирского языка, проведенного прошедшего в сентябре 2017 года. В частности, в вину выступавшим прокуратура поставила "отрицательную оценку представителей законодательной и исполнительной власти" и "формирование крайне негативного психологического образа главы РБ (эту должность тогда занимал Рустэм Хамитов), и в его лице государства в целом". "Экстремизмом", точнее, "продолжением экстремистской деятельности" надзорное ведомство считает и выраженное организацией публичное несогласие с вынесенным ей в декабре предупреждением.

Между адвокатом Станиславом Селезневым и представителями надзорного ведомства состоялся примечательный диалог.

Станислав Селезнев: — Я цитирую иск прокуратуры: "Из заключения специалистов следует, что выступления и лозунги [на митинге в защиту башкирского языка] оказывают психологическое воздействие на целевую аудиторию с целью формирования крайне негативного психологического образа главы Республики Башкортостан, в его лице государства в целом, а также формирования психологической мотивации для принятия целевой и потенциальной аудитории решения о необходимости и правомерности его отставки..." Я правильно понимаю, что данные высказывания представители истца интерпретируют как экстремистские?

Помощник прокурора РБ Наркис Алмакаев: — По данному вопросу было проведено исследование, которое подтвердило, что (читает по бумажке) "в текстах выступлений и лозунгов содержатся высказывания, имеющие лингвистические и психологические признаки возбуждения ненависти и вражды, а также направленные на унижение достоинства человека, либо группы лиц, выделяемой по признаку национальности, языка, происхождения".

Селезнев: — Постойте, вот вы говорите, "глава республики и в его лице государство в целом". Это что, социальная группа какая-то, так, по-вашему, получается? Это политическое заявление, которое вы интерпретируете, как экстремистское, так? Может, это нужно исключить из иска?

Алмакаев: — Мы полагаем, что вот эта эмоциональная отрицательная оценка… (запутывается)… эти высказывания, они оказали воздействие, в том числе, психологическое, в том числе, где содержатся признаки… — не признаки, извините! — где содержится оценка негативного психологического образа главы Республики Башкортостан…(окончательно запутывается)… в целом, это влекло негативное воздействие в лице государства, в целом, а также формирование психологической мотивации! — для принятия целевой аудиторией решения о необходимости и правомерности его отставки… То есть, (наконец, выруливает на привычные "карательные" формулировки) — оно было, фактически, направлено против общественного порядка, против государства, в целом!

Селезнев: — Я еще раз уточняю — обсуждение необходимости отставки главы республики является экстремистским высказыванием, так?

Алмакаев: — В данном контексте то, что они критиковали главу… не только главу, поскольку глава он не сам по себе, он представляет государственную власть, в целом… Вы хотите, чтобы я вам каждую статью…?! (раздраженно)

Помощник прокурора РБ Татьяна Овчинникова (приходя на выручку коллеге): — Разрешите, я добавлю. Представитель защиты упускает из виду, что в заключении дальше говорится о том, что выступающие приписывают враждебные действия [главе РБ] … то есть, описывается, почему эксперт пришел к такому выводу… Если защите интересно, почему специалист пришел к тому или иному заключению, мы готовы обеспечить его явку, и он даст более точные пояснения.

Селезнев: — Я цитирую иск прокуратуры дальше: "При реализации целей и задач ["Башкорта"] организуются массовые публичные мероприятия с целью создания негативного образа органов государственной власти, местного самоуправления, их должностных лиц, насаждения убеждений об их несостоятельности". То есть, опять-таки, вы полагаете, что это является деятельностью экстремистского характера?

Алмакаев: — Согласно заключению исследования, авторы выступлений открыто приписывают власти враждебные действия по отношению к … главе республики, негативному психологическому воздействию (вновь запутывается)… [приписывают] главе республики и государственной власти, в целом, что само по себе является экстремизмом.

Селезнев: — То есть, критика главы республики и "государственной власти в целом" — экстремизм?

Алмакаев (вновь зачитывая формулировки иска): — Также необходимо отметить, что в выступлениях участников митинга имеются побуждения слушателей к действию в форме прямого явного призыва в наиболее радикальной форме побуждения…

Селезнев: — К какому именно действию?

Алмакаев: — К враждебным действиям!

Селезнев: — Какие призывы, к каким именно действиям? У вас в материалах ничего не конкретизировано! Ладно, об этом мы еще в пояснениях скажем. Еще один вопрос — в иске вы утверждаете, что "размещенные после 24 декабря сведения на странице "Башкорта" во "ВКонтакте" публикации содержат сведения о несогласии руководства организации с предупреждением, что свидетельствует о продолжении организацией экстремистской деятельности". То есть, вы полагаете, что факт несогласия организации с позицией прокуратуры уже сам по себе является также экстремистской деятельностью?

Алмакаев: — После предупреждения организацией не были приняты меры к устранению нарушений. Это следует, в том числе, из акта осмотра интернет-страницы "Башкорта" "ВКонтакте" с 24 по 30 декабря 2019 года.

Селезнев: — Разве это последовательно — давать сперва два месяца на "устранение нарушений", а уже через пять дней обращаться с иском в суд?

Ответа представителей надзорного ведомства на этот вопрос не последовало.

По итогам заседания представители защиты "Башкорта" заявили, что иск прокуратуры подлежит безусловному отклонению— Прокуратура не отрицает факт признания ею политических высказываний членов организации в качестве экстремистских. Таким образом, мы можем говорить, что преследование организации "Башкорт" носит политический характер, — сказал адвокат Станислав Селезнев.

Следующее заседание в Верховном суде республики назначено на 13 марта.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (31)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG