Ссылки для упрощенного доступа

"Тюркский мир" и "русский мир": реалии и перспективы


VIII саммит Совета сотрудничества тюркоязычных государств. Казахстан. Архивное фото

Колумнист Харун Сидоров рассуждает о конкурентоспособности путинской концепции русского мира перед лицом углубляющейся интеграции тюркских стран и народов.

Преобразование Тюркского совета в Организацию тюркских государств (ОТГ) и принятие его официальной доктрины под названием "Тюркское глобальное видение 2040" серьезно всколыхнуло российских экспертов в сфере геополитики.

Причины понятны. Во-первых, такой прорыв в сфере интеграции тюркоязычных стран выглядит предельно впечатляюще на фоне провала аналогичных проектов интеграции русского и славянского мира. Результаты налицо — в то время как тюркские страны договариваются о сотрудничестве, Россия и Украина стягивают войска к российско-украинской границе, а "Союзное государство России и Беларуси" находится в одном шаге от войны с другой крупнейшей славянской страной — Польшей. Во-вторых, помимо славян в самой России живет немало тюрок, что заставляет неудачливых строителей "русского мира" задаваться вопросом — не предпочтут ли они не только более родной, но и куда более выигрышный и эффективный проект, возникающий под боком у России?

Инклюзивный подход и разделение функций

Почему же то сплочение народов, которого не удается достигнуть строителям "русского мира", оказывается возможным в случае с миром тюркским? Чтобы найти ответ на этот вопрос, присмотримся повнимательнее к формату ОТГ и содержанию доктрины "Тюркское глобальное видение 2040".

Членами ОТГ являются Турция, Азербайджан, Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан и еще две страны состоят в нем в качестве наблюдателей — Туркменистан и Венгрия. Особое внимание в этой компании привлекает к себе Венгрия — страна, у которой не только языковая идентичность ее основного народа вызывает сомнения (раньше ее национальной доктриной был туранизм с акцентом на угризме, в последние же годы она себя стала позиционировать как тюркскую), но и в отличие от остальных участников ОТГ христианская, а не мусульманская.

Получается интересно — ряд лидеров стран ЕС, обычно бравирующих своим секуляризмом, когда речь заходила о принятии в него Турцию, откровенно высказывались в том духе, что ей не место в этом "христианском клубе". Для президента же Турции являющегося архитектором ОТГ, несмотря на его репутацию "исламиста", христианскость Венгрии не стала препятствием для ее подключения к "тюркскому клубу". И это понятно — для проявления своей исламской позиции у него есть много исламских площадок, в которых участвуют мусульмане как тюрки, так и нетюрки. В то же время "Тюркское глобальное видение 2040" имеет религиозно нейтральный характер, поэтому неудивительно, что в последнее время в соответствующих инициативах по этой линии активно участвуют гагаузы — тюркский, но православный народ.

Cовременный османовед Али Нуриев обратил внимание на интересное обстоятельство в связи с исполнением пресс-секретарем турецкого президента Ибрагимом Калыном песни, текст которой был написан персидским шахом Исмаилом Хатаи.

"Интересно, что автором поэмы Melullenme Deli Gönül является никто иной как шах Исмаил Хатаи, основатель династии и империи Сафавидов, злейших врагов османов, с которыми предки нынешних турок воевали бессчетное количество раз. И совершенно культовая фигура в нынешнем Азербайджане, где к нему и его наследию относятся так же, как к османскому наследию в Турции. При всей сложной истории отношений турки любят и ценят поэзию Исмаила Хатаи. И хотя сами чествуют султана Явуза Селима, никто в Турции не возражает, когда в Азербайджане открывают памятники шаху Исмаилу, а в учебниках с гордостью говорят о победах над османским войском", — пишет Нуриев.

То есть, ни суннитско-османские и шиитско-сефевидские противоречия, ни даже разница в религиях между исламом и христианством тюркскому единству не помеха. Легко сравнить это с политикой "русского мира" в Украине, где она заключалась в поддержке даже не одной конфессии против остальных (униатов), а ее конкретной юрисдикции — Украинской православной церкви Московского патриархата против остальных православных церквей. О его отношении к славянской, но католической Польше нечего и говорить — она до сих пор воспринимается им как исторический враг.

Практичность и неконфронтационность

Такой идеологически нейтральный подход обуславливает привлекательность ОТГ как практически ориентированного проекта. "Тюркское глобальное видение 2040" не содержит никакой апологии "особого тюркского пути", "загадочной тюркской души" или "тюркской идеи", характерных для идеологов "русского мира". Лишь в самом начале этого документа констатируется, что сотрудничество членов ОТГ базируется на "общей истории, языке, культуре, традициях и ценностях тюркоязычных народов", после чего его 17 страниц посвящаются уже конкретным направлением взаимодействия стран. Транспорт, энергетика, наука и образование, технологии, космос, медицина, туризм, медиа, молодежное сотрудничество — практическому взаимодействию в данных областях и посвящена большая часть "Тюркского глобального видения 2040".

Впрочем, идеология у этого документа тоже есть. Но совсем не такая, как это должно следовать из стереотипов о пантюркизме, целью которого является слияние в одно тюркское государство всех существующих государств и последующее присоединение к нему тюркских "этнических" и "исторических земель". Напротив, в нем недвусмысленно указывается на то, что участники СТГ привержены "нормам и принципам международного права, включая суверенное равенство, территориальную целостность и незыблемость международно признанных границ и государств".

Как известно, доктринальным обоснованием "русского мира" во многом являются идеи Александра Дугина и других аналогично настроенных людей, которые рассматривают его в качестве одного из элементов многополярного мироустройства, противопоставляемого ими глобализму. Так, в своей работе "Теория многополярного мира" (2013) Дугин предлагает последовательно деконструировать "мировую политию", "мировую экономику", "мировую культуру" и международное право в его нынешнем виде, заменив их "автаркией больших пространств" (термин Ф.Листа). Напротив, "Тюркское глобальное видение 2040" вполне вписано в глобалистскую парадигму и рассматривает тюркский проект как один из элементов усовершенствованного мирового порядка. Констатируя проблемы, порожденные "нынешней фазой глобализации", его авторы призывают к созданию международной системы, служащей в равной мере "благополучию всех стран" и "распространению универсальных ценностей". Больше того, участники ОТГ считают своей задачей "вклад в развитие всестороннего и инклюзивного глобального управления", подразумевая под этим реформы и оживление ООН.

Россия, тюрки и не только

Теперь о перспективах тюрок России в свете создания ОТГ, точнее, надеждах на нее одних и опасениях из-за нее у других.

В России фоном создания ОТГ стали новости об арестах в регионах страны членов "экстремистской турецкой организации "Нурджулар". Так в ней называется сообщество последователей турецко-курдского богослова Саида Нурси, спокойно действующее не только в самой Турции, но и по всему Западу и во многих странах мусульманского мира. Что ж, ответить репрессиями на усиление сотрудничества в области экономики, науки, образования, медицины, космоса и туризма — это реакция вполне в духе "русского мира", наглядно демонстрирующая его цивилизационную неконкурентноспособность.

Меж тем, как видно по недвусмысленным положениям "Тюркского глобального видения 2040" о руководстве принципами международного права и территориальной целостности государств, Российской Федерации в ее международно признанных границах ОТГ не угрожает. Что же касается ее притягательности для российских тюркских народов, стоит посмотреть на то, как аналогичное притяжение использует в своих интересах соседняя Украина, чья национальная политика вопреки создаваемому ей в России образу в целом отличается гораздо большей концептуальной осмысленностью.

Присоединение Украины к ОТГ в качестве еще одной страны-наблюдателя обсуждается уже всерьез. Ведь помимо развивающихся с Турцией союзнических отношений ее связывает с тюркским миром тот самый Крым, который она продолжает рассматривать как свою оккупированную Россией территорию, опираясь в этом и на международное право, и на поддержку мирового сообщества, включая Анкару. Несмотря на то, что фактически Крым с большей частью живущих в нем крымских татар не находятся под ее контролем, Украина реализует программы по защите прав и интересов крымских татар, наделенных ею статусом одного из ее коренных народов. Россия же, в составе которой находится множество республик титульных для них тюркских народов или разных субъектов федерации, в которых они компактно проживают на своих землях (кумыки и ногайцы в Дагестане и т.д.), пытается изолировать их от тюркского мира, а не сближаться с ним, как делает Украина.

Можно было бы сказать, что именно возможность вхождения в ОТГ Украины в качестве наблюдателя делает невозможным участие в нем России, руководство которой считает Крым российским. Но, во-первых, подобная политика государственной тюркофобии Кремля внутри России началась задолго до 2014 года, когда отношения с Украиной были еще вполне сносными. Во-вторых, а кто в этом виноват? Идеология как ОТГ, так и любых престижных международных площадок и организаций в наши дни несовместима со столь явной аннексией части чужой суверенной территории, которую Кремль осуществил в Крыму. Впрочем, сейчас Кремль отрицает аксиомы уже не только международного, но и собственно российского конституционного права.

Впрочем, можно предположить, что отношения Российской Федерации с тюркскими, славянскими и всеми остальными странами и народами нормализуются, если в своей внешней и внутренней политике она начнет руководствоваться как международным правом, так и собственной Конституцией.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (36)

XS
SM
MD
LG