Ссылки для упрощенного доступа

Кашин и Костылев в борьбе с "татарской угрозой": о приоритетах русского национализма


Президент Татарстана Рустам Минниханов

Колумнист "Idel.Реалии" Харун Сидоров как человек, у которого, как выяснилось, есть биографические параллели как с журналистом Олегом Кашиным, так и с основателем Telegram-канала "Readovka" Алексеем Костылевым, рассуждает о том, почему выбранный ими курс русского национализма ведет в тупик. Натолкнули на эти рассуждения последние публикации в Telegram-канале и реакция на них.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Начав свою войну против руководства Татарстана с раздувания скандала на актанышском кладбище и приписав Казанскому Кремлю мою мысль о целесообразности создания Православной Церкви Татарстана (ПЦТ), Telegram-канал "Readovka" решил перейти к разоблачению более глобальных угроз. А именно — не смейтесь — планов "тайной "армии татар", объединявшей бизнесменов, политиков и силовиков", захватить Москву. Союзником канала "Readovka" в борьбе с "татарской угрозой" оказался журналист Олег Кашин.

"НОВЫЕ НАЦИОНАЛИСТЫ" НАСТУПАЮТ НА СТАРЫЕ ГРАБЛИ

Сегодня быть русским националистом модно, но в начале 90-х годов прошлого века все обстояло совсем иначе. До сих пор помню повисшую на несколько секунд паузу в своем классе, когда на заданный мне в лоб учителем вопрос "Вадим, ты — националист?", я не колеблясь ответил: "Да". Однако так же хорошо я помню, что когда быть "красно-коричневым" означало идти против "демократического" мейнстрима и истеблишмента, многие современные звезды русского национализма находились в рядах не первых, а вторых.

Так, например, Егор Холмогоров не просто благополучно закончил знаменитую 57-ю школу, но и был активным ельцинистом. Но уже и в нулевые годы Олег Кашин был известен не как русский националист, в амплуа которого он сегодня выступает, а как вполне себе модный демократический журналист. В принципе, это нормально — людям свойственно меняться. Круто поменял траекторию своего развития и я, сперва в конце 90-х годов придя к выводу об исторической несостоятельности русского национализма, а затем в начале нулевых сделав религиозный выбор, враждебный его мейнстриму. Другие, наоборот, только начали приходить в то время в русский национализм, став тем "новым вином", которое вливалось в его "старые меха".

Поэтому мотивы борьбы с фантомной "татарской угрозой" Олега Кашина, некритически принявшего набор стандартных установок русского национализма, мне хорошо понятны. В этой среде принято считать, что "историческая Россия" была "русским национальным государством", включавшим в себя не только Казанскую и Уфимскую губернии, но и Новороссию, Малороссию и Белоруссию, а потом "русофобы-большевики" создали на ее месте "Многонационалию", не только оторвав Украину и Беларусь от России, но и учредив внутри нее "искусственные" Татарстан, Башкортостан и т.п. И сегодня либо "историческая Россия" восстановится и упразднит все эти "недоразумения", либо уже Чечня и Татарстан сделают с РФ то, что Прибалтика и Украина сделали с СССР.

О том, почему эта картина имеет мало общего с реальностью, уже писалось не раз. Но хотелось бы применительно к этим двум фигурам — Олегу Кашину и Алексею Костылеву, который пришел в русский национализм еще позже, — порассуждать еще кое о чем.

Насколько я знаю, Олег Кашин имеет имперский "бэкграунд" — он родился в семье военного в Калининграде, этом военном трофее России. Я тоже являюсь производным от имперского "бэкграунда", родившись в Баку, в который мой прадед по одной линии пришел крестьянином из Тамбовской губернии, а дед по другой — командирован создавать Бакинский военный округ после войны. Это сходство, но есть и разница — Калининградская область, в которой вырос Олег, остается в России, и, скорее всего, и в обозримом будущем останется российской или по крайней мере русской территорией. Город же, в котором родился я и прожили три поколения моих предков, перестал быть частью той страны, в рамках которой они там оказались, а мне в результате этих событий пришлось проходить становление как личности уже в Москве. Так что для имперского ресентимента у меня личных оснований было побольше, чем у Олега. Но я его изжил и пришел к выводу, что надо принять как данность обращение народов к своим корням и вместо того, чтобы им в этом мешать, знать свои реальные корни и опираться на них.

И вот я с удивлением и интересом узнаю, что основатель канала "Readovka" Алексей Костылев родом не просто из территории той же Смоленской губернии, но и из центра того же Рославльского уезда, в которые уходит моя прямая мужская линия. И это вызывает у меня сожаление, потому что если имперский ресентимент калининградца Кашина еще можно понять, то зацикленность на "татарской угрозе" смолянина и рославльца Костылева — просто-таки иллюстрация того, почему русский национализм не имеет ничего общего с обсуждением и решением реальных проблем русского народа.

"ЧТОБ НЕ У НАС БЫЛО ХОРОШО, А У СОСЕДЕЙ ПЛОХО"

Именно земли Центральной России, этот корень великорусского племени, находятся сегодня в самом плачевном положении. И в частности родная для Костылева и небезразличная для меня Смоленская область, в которой население сократилось с 1 082 207 человек в 2001 году до 921 127 в 2021 году. Примерно так же обстоят дела и непосредственно в Рославльском районе — с 81 307 человек в 2002 году его население упало до 65 982 человек в 2021 году. То есть на минуточку — за 20 лет почти на 20%, и это между прочим в одном из редких городов России, которому в XVII веке было даровано Магдебургское право.

Между тем в Татарстане за тот же период — с 2001 года по 2021 — население выросло с 3 786 845 до 3 894 120 человек. И к слову хорошо известно, что особенно в Казани оно растет не только за счет местных жителей, но и за счет миграции в нее из близлежащих регионов, и отнюдь не только татар, но и русских. То есть результаты существования в Татарстане тех самых "этнократии" и своей республики, которые так ненавистны Олегу Кашину и к борьбе с которыми решил присоединиться Алексей Костылев, как видно, весьма благоприятны не только для местных татар, но и для местных русских. Так зачем же в таком случае Олег Кашин добивается их упразднения? Чтобы уровень жизни местного населения, включая русского, упал до уровня жизни соседней Кировской области или той же Смоленской и других областей вымирающего ЦФО?

Нет, я не хочу сказать, что такая разница говорит о том, что русские глупее или чем-то хуже татар. Просто у татар есть представление о Татарстане как о своей земле и установка заботиться о ней, а у русских националистов установки заботиться о своих корневых землях нет, хотя по идее национализм должен начинаться именно с этого. Возможно, это следствие того, что у русских националистов их земля везде и нигде. Иллюстрацией чего вполне можно считать поведение Алексея Костылева, которому неинтересно (в материальном отношении как минимум, надо полагать) писать о проблемах своих земляков и обличать политику властей в областях ЦФО, в котором вымирает коренное русское население, но зато интересно (надо полагать тоже во всех смыслах) бороться с руководством Татарстана, в котором увеличивается в том числе и русское население.

Анализируя причины трагедии 1917 года, ее очевидец, русский историк С.Б.Веселовский писал: "Одной из главных причин, почему Россия оказалась колоссом на глиняных ногах, который так неожиданно для многих пал с такой сказочной быстротой, мне кажется то, что мы во время величайшего столкновения народов оказались в положении народа, еще не нашедшего своей территории. То есть: мы расползлись по огромной территории, не встречая до недавнего времени на своем пути сильных соседей-врагов, растаскивали, а не накопляли хозяйственные и духовные свои богатства, и истощили основное ядро государства — великорусскую ветвь славян — на поддержание колосса на глиняных ногах". Однако русские националисты, которые любят рассуждать о крушении "исторической России", видят ее причины в чем угодно, но не в этом. Вот и сегодня их занимают Донбасс, Киев или на худой конец борьба с "этнократией" в Татарстане, но не корневые земли великорусского племени в его этнической колыбели — Окско-Волжском междуречье.

Явно не занимает их всерьез и участь русских в том же Татарстане. Ведь иначе они бы не обрушились на Марка Шишкина, который, будучи русским патриотом еще в 90-е годы, когда это было крайне немодно, понимает, что русским, связывающим свои перспективы с Татарстаном, а не его превращением в Казанскую губернию, нужно вести с татарами диалог, а не превращать их во врагов. Кстати, это касается и России в целом, для которой татары являются вторым по численности народом. Причем у этого народа его национальное возрождение, которого, по их словам, хотят для своего народа русские националисты, в 90-е годы смогло произойти так, что ни русское присутствие в Татарстане, ни его связанность с остальной Россией не были поставлены под сомнение. Однако такое ощущение, что сегодня некоторые русские националисты задались целью внушить татарам, что больше усидеть на этих двух стульях у них не получится.

Итого мы имеем дело с таким русским национализмом, который предпочитает не решать проблемы русских там, где им плохо, а мешать им там, где им относительно хорошо, попутно превращая в их врагов второй крупнейший народ России. Тут хотелось бы сказать: "Этот русский национализм испортился — несите другой". Но возможен ли в принципе другой и при каких обстоятельствах? Это уже тема для отдельного, непростого разговора.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (61)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG