Ссылки для упрощенного доступа

Как России вернется бумеранг признания "ДНР" и "ЛНР"?


Иллюстративное фото

Слушая речь президента России на Совете Безопасности, колумнист Харун Сидоров вспоминал и фиксировал последние признания самопровозглашенных республик Россией, и чем это обернулось для страны и ее граждан.

"Сидящий в стеклянном доме не должен кидаться в прохожих камнями"— эту мудрую китайскую поговорку следовало бы осмыслить участникам прошедшего 21 февраля 2022 года Совета Безопасности России, обосновавшим признание Владимиром Путиным самопровозглашенных Донецкой народной республики и Луганской народной республики независимыми государствами и субъектами международного права.

Это уникальное международно-правовое хулиганство

Ведь после Абхазии и Южной Осетии это будут уже третье и четвертое непризнанные международным сообществом государственные формирования, созданные на территориях международно признанных государств, признанные Россией под руководством Владимира Путина. И это уникальное международно-правовое хулиганство, потому что нет другой страны, которая бы признавала одно непризнанное государство за другим. Уже не говоря о беспрецедентном в истории послевоенной Европы официальном включении в свой состав части международно признанной территории другого государства.

Та же Турция, которая может прийти в этой связи на ум, признает только одно непризнанное государство — Северный Кипр. При этом во многом именно ее отказ поддержать провозглашение независимости Иракским Курдистаном в 2016 году, несмотря на тесные союзнические отношения его руководства с Турцией, привел к срыву этой идеи. Еще один пример, который мог бы быть приведен в возражение — это Косово. Но тут все наоборот — одно государство признано независимым девяносто восьмидесятью государствами, то есть, 51% членов ООН. В то время, как в случае с путинской Россией, одно государство признало уже четыре больше никем не признанных государства. И судя по всему, на этом останавливаться не собирается.

На этом заседании Совбеза много говорилось о борьбе Запада против России и в частности, его стремлении развалить Российскую Федерацию, о котором заявил Николай Патрушев. Будь это так, Запад тридцать лет назад сделал бы то, что с 2008 года уже четвертый раз делает Россия — признал бы непризнанное государство, возникшее на части ее международно признанной территории. И это было бы более обоснованно, учитывая то, что в отличие от Южной Осетии, Абхазии, "ДНР" и "ЛНР" речь шла не об ирреденте и протекторате соседнего государства, а о республике живущего на своей земле народа. На который за стремление к созданию независимого государства обрушилось то, что в куда большей степени подходит под определение геноцида, чем происходящее в "ДНР" и "ЛНР". Однако протестуя против этой расправы, Запад все же не стал признавать независимость Чеченской Республики Ичкерия. Этого не сделала ни одна западная, да и арабская страна или Турция, которые в России обвиняли в поддержке чеченского сепаратизма.

Возможно, никто этого не сделал потому, что у власти в России находился Борис Ельцин, сам по крайней мере официально признававший территориальную целостность других международно признанных государств, несмотря на фактическую поддержку Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Да и вообще в тот момент у Запада было много надежд на новую, постсоветскую Россию, сегодня выглядящих как иллюзии. Что побуждает многих задаваться вопросом — может быть надо было, если не признать независимость Ичкерии, то хотя бы оказать ей такую поддержку, которую Запад примерно в то же время оказал Иракскому Курдистану? В том числе и для того, чтобы предотвратить эволюцию подававшей надежды России в подобие саддамовского Ирака.

Сегодня может показаться, что этот вопрос относится к прошлому, которое уже не вернуть. Но то, что сегодня кажется невозможным, может оказаться реальностью через несколько лет, как было с распадом Советского Союза, еще недавного давившего танками народы Восточной Европы и Афганистана. Кстати, возможно поэтому последствия распада СССР нынешнее руководство Кремля пытается пересмотреть не только фактически, но и чуть ли не магически — именно так следует воспринимать циркулирующие слухи о возможности скорого признания путинской Россией недействительными Беловежских соглашений об упразднении СССР.

Но реальность не заговорить магическими заклинаниями. А эта реальность заключается в том, что в самой России на момент до аннексии Крыма находилась 21 республика, как минимум к некоторым из которых легко могут быть применимы те же аргументы, что звучали на Совете Безопасности в пользу признания независимости "ДНР" и "ЛНР". Тут тебе и право наций на самоопределение, на которое напирала Валентина Матвиенко, тем более, что в отличие от русских жителей Донбасса у титульных наций этих республик больше нет своих государств, что делает их коренными народами, а не ирредентами. Тут тебе и языковое самоопределение и вытеснение языка этих наций из публичного пространства их республик, набирающее обороты в путинской России, и невозможность иметь собственные милиции и влиять на формирование правоохранительных органов страны, на которые упирал Дмитрий Козак. Отдельного внимания заслуживает аргумент в пользу признания независимости "ДНР" и "ЛНР" все той же Валентины Матвиенко, говорившей о необходимости "защиты" там не только русских, но и украинцев, и среди прочего настаивавшей на их праве на экономическую самостоятельность. Аргумент интересен тем, что по последним данным о национальном составе территорий Донецкой и Луганской областей еще в СССР, большинство их населения составляли как раз этнические украинцы, которых госпожа Матвиенко предлагает сепарировать от Украины, исходя из их права на экономическую автономию. Но ведь и в России есть регионы, населенные как русскими, так и теми же украинцами вперемешку, в которых тоже периодически поднимается вопрос об экономической самостоятельности — Урал, Сибирь, Дальний Восток. Да и в вотчине многих из участников данного заседания Совета Безопасности — Санкт-Петербурге существует движение, выступающее за его объединение с соседней Ленинградской областью в Республику Ингрия (Ингерманландию).

Называя вещи своими именами, все подобные настроения как в нерусских, так и в самих русских регионах пока подавляются ровно так, как аналогичные настроения подавлялись в столь любимом Владимиром Путиным СССР, который он воспринимает как реинкарнацию "исторической России". Но как и в случае с СССР все может измениться, как менялось уже не раз в новейшей истории России. Как в таком случае Запад (а может и не только) подойдет к проблеме выстраивания отношений с Российской Федерацией и теми ее частями, что нуждаются в "языковом самоопределении", "милициях" и "экономической самостоятельности"? Возможно, что так же, как и Россия под руководством Владимира Путина отнеслась к Украине, пытаясь принудить ее к выполнению Минских соглашений и признав независимость непризнанных государств после того, как это не удалось.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Что делать, если у вас заблокирован сайт "Idel.Реалии", читайте здесь.

Комментарии (27)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG