Ссылки для упрощенного доступа

"Idel.Реалии" продолжают видеопроект "Реальные люди", в рамках которого мы беседуем с гостями о главных событиях, которые повлияли на жизнь нашего героя, жизнь республики и других регионов Поволжья. Гостем программы сегодня стал известный российский журналист Олег Кашин, который на прошлой неделе опубликовал текст, посвященный договору о разграничении полномочий между Казанью и Москвой. В интервью нашему изданию Кашин рассказал, почему считает нежеление продлевать договор ошибкой московского Кремля, а также отметил, что такие действия могут быть "моральным удовлетворением одного кремлевского чиновника" —​ Сергея Кириенко.

— Само заключение первого договора в 1994 году для нынешнего татарского государства (я думаю, корректно его так называть) — основополагающее событие, сопоставимое с принятием в России Конституции. Тем более, что Татарстан за эту Конституцию в 1993 году не голосовал. И тогда же в республике не состоялись первые выборы в Госдуму. Только после этого центр после двухлетних уговоров со стороны Казани согласился заключить этот договор, факт которого закреплен референдумом 1992 года. Понятно, что 25 лет спустя эти лозунги звучат гораздо менее весомо, поскольку и Татарстан уже сильнее встроен в вертикаль, и Минниханов — совсем не Шаймиев, и Путину он по-вассальному подчиняется.

Действительно, остались только символические вещи, но я считаю, что все войны во многом начинаются из-за них. Если федеральный центр проявляет к ним неуважение, он должен быть готов к тому, что нанося эту обиду, он встретит какое-то сопротивление со стороны Казани. Очевидно — не сегодня, когда вертикаль сильна и устойчива, но все меняется: как только Кремль чуть-чуть ослабнет, окажется, что у Казани к нему есть вопросы.​

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Договора между Москвой и Казанью не будет? Мнения экспертов

ПОЧЕМУ ДОГОВОР НЕ ХОТЯТ ПРОДЛЯТЬ ИМЕННО СЕЙЧАС?

— Я выскажу антинаучную с политологической точки зрения версию, но она мне кажется и романтической, и одновременно жизнеспособной. Ключевой фигурой нынешнего кризиса я бы назвал Сергея Кириенко, который в начале нулевых был полпредом президента в ПФО. Он занимался выстраиванием вертикали и подчинением себе региональных лидеров. И главная его боль тех лет — Минтимер Шаймиев, который оказался сильнее и по большому счету подчиненным Кириенко так и не стал. Очень похоже, что сегодня Кириенко после десятилетней ссылки в Росатом, снова став высокопоставленным кремлевским чиновником, просто берет реванш за свою неудачу 15-летней давности. В вопросе договора, мне кажется, речь идет, прежде всего, о моральном удовлетворении одного кремлевского чиновника. Роль Владимира Путина в этом вопросе минимальна. ​

ПОЧЕМУ МОЛЧАТ ЧИНОВНИКИ И ДЕПУТАТЫ ТАТАРСТАНА?

— 25-летний опыт отношений постсоветской Москвы и постсоветской Казани показывает, что татарское руководство еще с Шаймиевских времен очень хорошо освоило византийские риторики дипломатии — Казань давно поняла, что Москве главное улыбаться и не выкрикивать какие-то обидные для нее слова. А вот что на душе у татарских руководителей, мы можем только догадываться. И здесь это сделать не так сложно — вы правильно сказали, что даже такой очевидный символический эпизод как должность президента республики гораздо больше значит для восточного человека.

Эта восточная этика не предусматривает прямых столкновений, но мы видим, что на протяжении всех 25 лет Татарстан никогда не поступался своими базовыми принципами: будь то должность президента, или как когда-то "Татнефть", или когда-то суверенитет, закрепленный на референдуме 1992 года. Поэтому здесь я бы не стал полагаться на улыбки или слова — лучше реагировать на то, что есть в реальности. А в реальности есть почти равноправные отношения между республикой и Москвой. ​

ЧТО МОЖЕТ СЛУЧИТЬСЯ, ЕСЛИ ДОГОВОР НЕ БУДЕТ ПРОДЛЕН?

— Выборы — это лакмусовая бумажка отношений Татарстана и Москвы. Я уже говорил о выборах в 1993 году, которые во многом благодаря старанию татарских властей были в республике сорваны. Важно вспомнить и 1999 год, когда Минтимер Шаймиев был одним из лидеров блока "Отечество", который по сути противостоял Кремлю. Тогда те знаменитые татарские проценты, над которыми смеются московские оппозиционеры или политологи, рисовались в пользу антикремлевского блока "Отечество". Создание "Единой России" и начало строительства путинской эпохи — это время капитуляции старого Кремля перед реальной региональной номенклатурой — прежде всего, Татарстана, Башкортостана и так далее. Поэтому в данном случае и выборы могут быть инструментом давления Казани на Кремль, потому что совсем недавно, всего 18-19 лет назад, мы наблюдали, как Казань при помощи этого инструмента буквально выкручивала руки Москве. Это самый мирный, безобидный момент. ​

ПРО ВЫСКАЗЫВАНИЕ ПУТИНА ОБ ИЗУЧЕНИИ РОДНОГО ЯЗЫКА

— Насколько я знаю русских людей в республиках, изучение местного языка для многих из них является неприятной обузой. С другой стороны — представить себе, что сегодня татарский язык в Татарстане сдает хотя бы одну какую-то позицию — в школе, на вывесках, в прессе — уже невозможно, потому что вот эта чувствительная сфера межнациональных отношений — это такая сфера, где любая уступка давлению центра воспринимается не только как административная проблема, но и как буквально национальное унижение. Поэтому я думаю и почти уверен, что любое ущемление татарского языка сегодня встретит сопротивление и на уровне общественности, и в финале на уровне республиканских властей. Язык для национального государства — это важнейшая базовая вещь, за которую люди будут драться. ​

Продолжение следует.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG