Ссылки для упрощенного доступа

Устаканилось. Есть первые 10 лет президента Минниханова


Возглавить Татарстан ещё разок просят Рустама Минниханова единоросы и предприниматели, старейшины и спасатели… В ожидании, когда к ним присоединятся львы, орлы и куропатки, рогатые олени, гуси, пауки, молчаливые рыбы, морские звезды и те, которых нельзя видеть глазом – колумнист "Idel.Реалии" Марина Юдкевич суммирует впечатления о том, что значили для татарстанского общества первые десять лет президентства Минниханова.

На встрече с журналистами в декабре 2010-го Рустам Минниханов признался, что за этот первый год своего президентства так и не смог решить для себя, что это значит — быть президентом: "Никак не могу устаканить ситуацию... Что самое важное для президента? Вы знаете? Я тоже не знаю".

Признание, поражающее степенью своей откровенности, то есть было бы таким в устах избранного президента-политика. Но Минниханов-то, наоборот, стал президентом, фактически получившим этот пост путем принятия неродственного наследства.

(Тогда, в 2010-м, осведомленные люди рассказывали шепотом, что внезапное "решение Шаймиева" не претендовать на следующий срок президентства в 2010-м стало неприятным сюрпризом в первую очередь для самого Минтимера Шаймиева… И вот эту-то пилюлю для первого президента Татарстана Московский кремль позолотил согласием на то, чтобы новым главой республики стал предложенный Шаймиевым Рустам Минниханов. А ведь в 1998-м, добавляли эти политические сплетники, Москва и на назначение его премьер-министром Татарстана согласилась с трудом — из-за пересудов о его связях с "авторитетными", но сомнительными кругами…)

Возможно даже, что из тех, кто мог получить президентство вот таким способом, Минниханов был лучшим... Но тогда, выходит, самое важное для президента — получить наследство?..

Наследственные дела оказались довольно запутанными. Вступив в должность президента в марте 2010-го, Минниханов той же весной приступил к кадровой чистке, и уже к концу года в каждом третьем муниципалитете Татарстана не осталось прежних глав.

Полагали, что Минтимер Шаймиев заранее дал на это добро преемнику. Так что шаг был ожидаемым, а вот то, как он будет обставлен, могло стать сенсацией, продемонстрировав, меняется ли президентская политика в Татарстане со сменой президента. Шаймиевской классикой было увольнение начальника "в связи с переходом на другую работу". А вот чтобы освободить от должности с объяснением, за что именно — такого в Татарстане еще не наблюдалось, это было бы, без преувеличения, революцией сверху…

Первый же год президента Минниханова показал, что он полностью привержен этой классике кадрового жанра. Лишенные постов немедленно получают новые, а причины их отставки остаются разве что поводом для чиновничьих пересудов.

И это понятно. Ведь это только там, где есть реальные выборы, власть вступает с народом в содержательные переговоры. А с побежденными переговоров не ведут.

Приверженность этому постулату realpolitik (практичной доктрины позапрошлого, XIX века, сердцевина которой — сильный всегда прав) была впервые продемонстрирована Миннихановым-президентом уже в начале его первого срока: когда в августе-сентябре 2010-го Казанский кремль игнорировал голодовку предпринимателей прямо под его под стенами; голодавшие протестовали против отъема бизнеса — их торговых палаток.

И в дальнейшем эта схема отношения к любым "несогласным" использовалась уже как калька. Разве что десять лет назад протестующие могли полтора месяца смущать казанцев и гостей столицы видом палаток и гневных плакатов возле главного символа власти Татарстана, а власть их игнорировала, а милиция раз в день предлагала разойтись… Теперь же (тут Рустам Минниханов может сказать свое сердечное "рәхмәт" федеральным борцам за то самое древнее право сильного) ликвидировать одну палатку в чистом поле, поставленную противниками строительства мусоросжигательного завода, и винтить этих бабушек-противников прибывают сотни полицейских и росгвардейцев. Прогресс налицо.

Протесты в Казани. Отставка Минниханова?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:29 0:00

Вообще начало президентства Рустама Минниханова было отмечено трагическими приветами из прошлого (например, унесшее 122 жизни крушение "Булгарии" — полуживого судна, которое было призвано повышать туристическую привлекательность новейшей мекки Татарстана), непривычными вызовами настоящего ("белоленточное" движение)… И выработкой тех коренных основ отношения власти Татарстана к татарстанскому обществу, которые с тех пор действуют неукоснительно.

В частности, прошедшие в декабре 2011-го выборы в Госдуму дали предписанный Миннихановым и традиционный для Татарстана уровень одобрямса: около 78 официальных процентов за "Единую Россию"… Но на участках, где смогли обеспечить плотное наблюдение активисты общественного движения за честные выборы, партия власти впервые в новейшей истории Татарстана официально получила гораздо меньше половины голосов — лишь 37-32 процента.

И это бы ещё полбеды — всё-таки на всю республику таких участков было немного, — но следом в столице Татарстана пошла волна митингов против фальсификации итогов выборов.

Рустам Минниханов по этому поводу высказался. Мол, оппозиция — естественное явление для любой страны, люди должны иметь возможность высказывать свое мнение, и он, президент, только "против несанкционированных форм", а так — всецело за!..

…и, выдавив с казанской площади Свободы митингующих за честные выборы, правоохранители свезли в свои кутузки каждого десятого.

Так оно и пошло: очередное высказывание Минниханова в духе "я за диалог с обществом" — и следом снос защищаемого жителями-активистами объекта: бани в Дербышках, Арских казарм (хотя нет, в случае Арских казарм строгое президентское "низ-зя!" прозвучало аккурат после сноса). Президент обещает переговоры с противниками МСЗ — следует жесткое винтилово в лагере этих противников.

Или так: на одной стороне Казанки президент Минниханов объявляет Год экологии, а на другой стороне Казанки в этот самый момент компания его ближнего олигарха пилит березы, ели, ивы и дубы городской пойменной рощи.

Ну, история вокруг преподавания государственного татарского языка — вначале громогласные обещания власти Татарстана "сохранить" и не уступить федералам ни буквы, а затем тихая сдача, — читателям "Idel.Реалии" хорошо известна…

На президентское десятилетие Минниханова пришлись: пожар в "Адмирале" — одно из событий, продемонстрировавший опасную бесконтрольность "ближних" олигархов… Всероссийский скандал с ОП "Дальний", потянувший за собой раскрытие пыток и во множестве других обиталищ татарстанских правоохранителей — а в придачу обусловленная этим скандалом отставка главы республиканского МВД Асгата Сафарова привела к тому, что тот же Асгат Сафаров оказался назначен руководителем аппарата президента РТ — чтобы, как поговаривали на кремлевском холме, был возле Рустама Минниханова бдительным "оком Шаймиева" (особым доверием первого президента Сафаров облечён с того времени, как был главным его телохранителем)…

Даже крушение "боинга" авиакомпании "Татарстан" в ноябре 2013-го, унесшее жизни 50 человек, включая сына президента Ирека, стало для Рустама Минниханова не только личной трагедией, но и источником определенной общественной неприязни — вследствие упорных слухов о том, что тем не справившимся с управлением человеком за штурвалом мог быть как раз его сын…

Главным источником этих слухов следует, пожалуй, считать всё ту же уверенность татарстанского общества в бесконтрольности и вседозволенности "ближних" Впрочем, прочно базирующуюся на опыте.

В топ событий миннихановского президентства безусловно должен быть включен крах Татфондбанка. Ибо он не только надолго разрушил личные планы сотен тысяч вкладчиков и подкосил десятки тысяч бизнесов, но и публично продемонстрировал, насколько плачевными для общества могут быть особенности кадровой политики Татарстана.

Разумеется, продвигая на пост председателя Совета директоров ТФБ премьера Ильдара Халикова, Рустам Минниханов следовал обычной схеме: возглавлять управление вторым по величине банком Татарстана с госучастием — по чину одному из высших руководителей республики (так, сам президент возглавляет Совет директоров кормилицы-Татнефти).

Но тут необходимо упомянуть ещё одно качество Ильдара Халикова: назначение его премьером было, как утверждают, ещё одним фрагментом наследства Минтимера Шаймиева, притом обязательным к принятию. Ну, вроде как, Сафаров по доверенности приглядывает за президентом-наследником по силовой (а впоследствии по административной) линии, а Халиков — по управленческой… Всё, понятно, ради священной стабильности. А конкретней, чтобы "миннихановские" олигархи враз не сожрали "шаймиевских"…

Насколько Халиков-премьер справлялся с этой непубличной задачей — это публике неизвестно, зато как он справился с задачей официальной — приглядывать, чтобы менеджмент не растащил второй крупнейший банк Татарстана по своим углам — известно, увы, всем.

Остается, конечно, вопрос: как человек, и выглядевший-то, скажем мягко, странненько с этой своей постоянной ненатуральной воодушевленностью, может вызывать доверие у кого-либо… Но что поделаешь, когда главный критерий кадрового доверия — личная преданность.

Ну а практически сквозной линией в теме "власть и общество" длинного периода президентства Рустама Минниханова стали дольщики и аварийщики. Кажется, жизнь обеих этих категорий татарстанцев испортил жилищный вопрос, однако отношение к ним власти отличается разительно. Если о проблемах первых (недостроенных, хотя и полностью оплаченных домах) власти слушали сочувственно и, пусть медленно, старались их решать, то горестные вопли вторых — о том, что их дома искусственно признают аварийными, а их самих вынуждают впрягаться в ипотеку — отметали, вовсе не вступая ни в какие переговоры.

Ведь для первых проблему создал кто? — некие застройщики…

А для вторых они сами её и создали — власти. Своим желанием освоить побольше федеральных "аварийных" средств — и, назначив цену выкупа всего "аварийного" жилья в республике ниже низкого, увеличить объемы ипотечного строительства. А затем и красиво отчитаться перед Москвой: видите, как процветают жители Татарстана под мудрым руководством республиканской власти — новые квартиры разбирают, как горячие перемячи!

В общем, как бы ни относились к Минниханову в Москве к моменту начала его президентства, теперь Путин может быть вполне им доволен. А это ведь — дадим наконец ответ на вопрос, озвученный Миннихановым в 2010-м — и есть самое важное для главы региона в современной России.

Кто должен быть президентом Татарстана? Опрос из Казани
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:12 0:00

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (45)

XS
SM
MD
LG