Ссылки для упрощенного доступа

"Падающего толкни". "Башкорт" признали экстремистским при помощи своих же башкир


Радий Хабиров

Обозреватель "Idel.Реалии" Ильнар Гарифуллин рассуждает о последствиях решения, вынесенного Верховным судом Башкортостана.

Башкирскую общественную организацию "Башкорт" признали экстремистской. Защита заявляет о намерении обжаловать решение Верховного суда РБ. Если ей хватит воли идти до конца, то, безусловно, активистов ждут долгие разбирательства не только в Верховном суде России, но и, если понадобится, в ЕСПЧ. Каждому ясно: дело это носит чисто политический характер.

Обвинениями в экстремизме в наше время никого не удивить. Но дело "Башкорта" всё же стоит особняком.

Как только к власти, наконец, пришел "свой" башкир Радий Хабиров, для которого, как он сам отмечал, "интересы башкирского народа в приоритете", вся эта демократия вмиг улетучилась


Первое (это, кстати, отмечают и сами члены организации): "Башкорт" — это первая башкирская национальная организация, которую включили в число экстремистских. Татарские национальные объединения и СМИ, связанные с татарским национальным движением, уже объявлялись экстремистскими, но для башкирского политического сегмента такие события вновинку. Тут некоторые возразят и вспомнят про Айрата Дильмухаметова, но, положа руку на сердце, отмечу, что это особый случай со множеством нюансов. Да и речь здесь идет об одном человеке, а не об организации, в целом.

БОО "Башкорт" возникла еще в 2014 году, фактически выйдя из другой организации — "Күк бүре". Тогда республикой руководил Рустэм Хамитов. "Башкорт", как и большая часть башкирской интеллигенции, активно критиковал его за "антибашкирскую" политику. Организация, несмотря на свой оппозиционной по отношению к властям РБ характер, занималась как общественно-политической (проводила протестные акции, писала заявления и обращения), так и культурно-массовой деятельностью (Сабантуи, дни башкирской молодежи и др.). Т.е. никаких серьезных препятствий, запугиваний активистов или тем более открытых политических преследований при "татарине" Рустэме Хамитове не было. И в этот период организация пользовалась безусловной поддержкой башкирской интеллигенции. Все эти многочисленные толпы кураистов, певцы, артисты, писатели, историки — в общем, можно сказать, башкирский бомонд — не только не считал зазорным открыто поддерживать "Башкорт", но и с удовольствием участвовал в его мероприятиях. Всё это происходило, еще раз, при "татарине" Хамитове, который, как считали участники этих мероприятий, "проводил антибашкирскую политику". Но как только к власти, наконец, пришел "свой" башкир Радий Хабиров, для которого, как он сам отмечал, "интересы башкирского народа в приоритете", вся эта демократия вмиг улетучилась.

Кейс "Башкорта", конечно, полностью идет в русле политики "закручивания гаек", наблюдаемом по всей стране. Но всё же в этой истории регионального аспекта больше, чем федерального. Важно отметить, что "Башкорт", критикуя политику федерального центра в отношении субъектов РФ, никогда не выходил за рамки дозволенного. Схожие мнения озвучивали, иногда даже в более крутой манере, и другие национальные объединения других народов. Но судят сейчас не их, а "Башкорт". Поэтому наивно здесь не замечать заказа из самой Уфы. Вполне очевидно, что в этом случае именно она сыграла основную роль.

А ведь изначально ни сама организация, ни ее активисты никакого враждебного или резко оппозиционного настроения по отношению к пришедшему к власти в октябре 2018-го Радию Хабирову не высказывали. БОО "Башкорт" в своем официальном заявлении высказывала осторожный оптимизм в отношении нового руководителя республики.

Но справедливо будет отметить и тот факт, что единственной, кто безусловно приветствовал отставку Хамитова и приход Хабирова, была башкирская общественность. И в уже вошедших в историю знаменитых гуляниях у подножия памятника Салавату Юлаеву 11 октября 2018 года участвовали именно башкиры: как общественные активисты, так и обычные обыватели. Хотя я уже тогда отмечал: придет время и эпоху проклинаемого "интеллигента" Хамитова, вероятнее всего, придется вспоминать с ностальгией.

Башкирская часть населения республики тоже, безусловно, лояльно отнеслась к приходу Радия Хабирова. И это была лояльность, что называется, "авансом": когда благосклонность продиктована исключительно принципами национальной солидарности (мы верим в лучшее, потому что новый глава — "свой" башкир). Между тем, никакой враждебности БОО "Башкорт" к новым властям не проявляла. Даже после пресловутого съезда Всемирного курултая башкир, когда "башкортовцев" самовольно выгнали со съезда, а их самих глава региона объявил "расистами и шовинистами", позиция членов организации, озвученная ими на пресс-конференции, была более чем умеренной и примирительной.

Активисты организации даже после такого вовсе не горели желанием пойти на путь конфронтации с новым руководством республики. Поэтому смешно звучат голоса тех, кто заявляет, что "Башкорт" якобы открыто конфликтовал с властями РБ.

Для многонационального населения Башкортостана это представление устраивалось с тем, чтобы максимально отмежеваться от наследия Муртазы Рахимова, учеником которого и называл себя новый башлык Хабиров


И всё же после съезда ВКБ начались преследования. Можно сказать, что "Башкорту" была уготована роль эдаких "плохих башкирских националистов", на которых отыграется региональная власть. Для федерального центра это был показатель того, что новая башкирская власть — в отличие от прежнего главы — "борется с башкирским национализмом". Для многонационального населения Башкортостана это представление устраивалось с тем, чтобы максимально отмежеваться от наследия Муртазы Рахимова, учеником которого и называл себя новый башлык. Якобы Радий Хабиров, несмотря на внешне подчеркиваемую им "башкирскость", большой "интернационалист" и будет подходить к интересам всех народов одинаково.

"Башкорт" стал жертвой обстоятельств. Видно, что организация хотела сохранить свое лицо и самостоятельность. За это и пострадала. Но самая главная причина преследования — наличие у нее сетевой структуры в башкирских районах юго-востока республики. А это уже база для неконтролируемой властями гражданской активности по самым разным вопросам! Важно, что эти люди могут стать точкой сбора местных локальных протестов — это то, чего власти больше всего боятся в нынешней ситуации.

Весьма примечательно, что башкирские власти использовали в борьбе с "Башкортом" саму же башкирскую интеллигенцию. Сначала в дело пустили тех, кто непосредственно кормится с их рук — башкирских "этномиссионеров", а затем и всех остальных. То, что этим всё и закончится, мне было ясно с самого начала, ведь ни один их представитель не вступился за организацию.

Более того, от "Башкорта" стали открещиваться даже те, кто еще недавно ходил на митинги, поддерживая организацию в жесткой критике Рустэма Хамитова. Поводом для травли стал и пресловутый вопрос о так называемом "северо-западном диалекте" башкирского языка. Даже абсолютно пацифистского текста Руслан Габбасова (один из лидеров "Башкорта") хватило, чтобы на него накинулись все придворные марионетки: его обвинили в работе на "интересы Казани" и "клевете на дорого Радия Фаритовича".

22 мая, в день, когда Верховный суд РБ вынес свое решение, ИА "Башинформ" выдало целую гору заказных материалов с осуждением "Башкорта". И в их числе оказались не только башкирские "этномиссионеры" (к которым еще недавно так уважительно относились сами "башкортовцы", считая их патриотами башкирского народа), но и всевозможные артисты, политологи, о существовании которых никто в республике не знал до вчерашнего дня. Такой внушительный объем говорит о том, что эта "джинса" готовилась заранее — еще до приговора Верховного суда. Официозная пропаганда уфимского Белого дома готовилась-таки осудить "плохих башкирских националистов", заранее зная результат судебных разбирательств.

По сути, дело "Башкорта" опустило башкирскую национальную общественность на самое "дно". Никогда еще моральный облик тех, кто активно изображал из себя эдаких "авторитетов", "ум, честь и совесть нашей эпохи" не был показан в таком ясном для всех свете. Неважно, что кто-то продался за финансовые преференции, а кто-то просто по "привычке" всегда поддерживать власть во всех начинаниях ("колебался вместе с линией партии"). Они могли, если не поддержать, то хотя бы промолчать. Ведь никто не может просить в наше время открыто поддержать тех, кто подвергся политическим преследованиям. Для этого нужно иметь личное мужество.

А вот промолчать мог любой. Но они не сделали даже это.

Словом, участие в заранее срежиссированном спектакле полностью раскрывает человечность и моральную чистоплотность его участников. За этот сеанс саморазоблачения можно поблагодарить хабировскую администрацию. Она открыли глаза тем, кто предпочитал не замечать очевидных вещей. Заметьте: в этом ряду нет никого из представителей национальной интеллигенции других народов. Всё было сделано руками "своих".

Дело "Башкорта" раскололо башкирскую интеллигенцию. Безусловно, этот раскол еще даст о себе знать. Напрасно те, кто участвовал в этой информационной травле ("падающего толкни"), думают, что все забудут. Такого рода преследования могут стать хорошей прививкой для тех, кто ностальгировал по временам авторитарного режима Муртазы Рахимова, когда политические преследования были в порядке вещей.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    ильнар гарифуллин

    Политический обозреватель "Idel.Реалии". Историк, политолог, кандидат исторических наук. Специалист по вопросам государственной национальной политики и национальных движений. Анализирует события в республиках Башкортостан и Татарстан. Исследует исторические процессы, затрагивавшие в недавнем прошлом население России и Волго-Уральского региона.  

Комментарии (31)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG