Ссылки для упрощенного доступа

Альмир Михеев: "Государствообразующим народом является русский, соответственно, русский язык в целом превалирует"


"Реальные люди 2.0": Альмир Михеев
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:26:17 0:00

В проекте "Реальные люди" "Idel.Реалии" поговорили с кандидатом на должность президента Татарстана от партии "Справедливая Россия" Альмиром Михеевым. Он знает татарский, фокусируется на критике методики преподавания, а не на нарушении равноправия; название "президент", по его словам, должно остаться, если того пожелает народ республики; признается, что Минниханов победит, а еще он не против китайских инвестиций — верит, что концлагерей не будет.

— Как вы относитесь к наличию должности "президента" в Татарстане?

— Неважно, как называется руководитель региона, области, республики, важно, что он сам по себе есть и нужен. Принципиально никакой разницы между названием должности как "президент" или "глава" региона я не вижу.

— То есть если вы станете президентом, а Москва потребует, чтобы должности президента не было, а был глава как в других республиках, вы не будете против?

— Я считаю правильным вынести этот вопрос на внутренний референдум республики и пускай народ решает. Это все-таки право народа решать то, как будет называться должность своего руководителя.

— А вы не находите, что название "президент" —​ это символичный момент с точки зрения федерализма, потому что Татарстна и другие республики по Конституции РФ являются государствами?

— Они являются государствами, но Конституция РФ не допускает никакого иного носителя суверенитета и источника власти кроме как российского народа в целом. Безусловно, символизм в этом есть. Но я считаю, что помимо символизма у республики и у других областей полно других проблем, которыми надо серьезно заниматься, которые надо решать. А гнаться за названиями, по мне это абсурдно. Если народ считает, что должен быть президент, значит надо отстаивать точку зрения народа, если народ скажет: "да, нам все равно, лучше займитесь более насущными какими-то более серьезными вопросами!", ну значит, надо заниматься более серьезными вопросами.

— Вы недавно говорили о необходимости инвестиций в РТ. Казань способна расширить список инвесторов без участия Москвы? И не мешает ли Москва Татарстану своими постоянными геополитическими авантюрами привлекать инвестиции, например, с Запада?

— Вы знаете, я не припомню, чтобы я говорил, что нам необходимо расширять инвестиции. У нас прекрасно работает Агентство инвестиционного развития. Инвестиции у нас и так привлекаются. Вот вы говорите с Запада. Почему обязательно с Запада? Почему не с Востока?

— Я сказал, например с Запада.

Я вижу, что появляются какие-то фабрики, те товары, которые раньше завозились из Китая или Европы, сейчас становится выгодно производить здесь

— Ну да, например, с Запада. Мы можем привлекать инвестиции как с Запада, так и с Востока. Да, безусловно, в связи с тем, что курс национальной российской валюты сильно обвалился, безусловно, стали в целом каждый гражданин, я тоже, немножечко беднее, но это в свою очередь стимулирует внутреннее развитие производств. Я вижу, что появляются какие-то фабрики, те товары, которые раньше завозились из Китая или Европы, сейчас становится выгодно производить здесь.

— Обвал курса рубля —​ это результат какой-то политики, наверное, нет? И далеко не казанской...

— Безусловно, да, это все-таки федеральная повестка.

— Собственно про это и был выпрос. Не мешает ли Москва своими действиями развитию Татарстана?

— Знаете как. Что значит не мешает Москва? Я не верю в то, что Москва действует не в интересах Республики Татарстан. Значит, существуют какие-то причины, которые побуждают федеральное правительство, федерального президента принимать те или иные меры. И очень часто эти причины на поверхности видны.

— Вы говорите о том, что Москва не может не действовать в интересах Татарстана и татарстанского народа. Но принятые изменения в языковом законодательстве говорят немного о другом, нет?

— О каких изменениях вы говорите?

— Ну, о том, что государственный язык теперь не является частью обязательной программы, татарский язык преподается исключительно как родной и по заявлению родителей. Это не давление со стороны Москвы? Это в интересах татарстанского народа?

— Лично я убежден, что татарский язык изучать нужно, но не в ущерб другим предметам. Делать акцент нужно на живой речи, живой язык первичен, грамматика вторична. Уникальный код РТ — это мир, дружба между населяющими РТ народами.

— Вы сейчас говорите о методике и о том, как нужно преподавать. А я говорю о том, что есть принцип равноправия, который закреплен в вашей Конституции.

— В нашей Конституиции закреплен принцип... Статья, сейчас не помню... В самом начале там есть, что у нас два государственных языка. Я с этим согласен.

— А почему у вас не возникает вопрос... Когда мы говорим о татарском языке, вы говорите: "не в ущерб другим предметам". У вас такой же комментарий возникает, когда речь заходит о русском языке?

— Знаете как. Мы живем все-таки в РФ.

— Вы живете в РТ прежде всего. И хотите стать президентом не РФ, а РТ, я правильно понимаю?

— РТ является частью РФ. И согласно принятым поправкам в Конституцию РФ, а они приняты на всенародном голосовании и обратного пока еще никто не доказал. Государствообразующим народом является русский, соответственно, русский язык в целом превалирует. Да, безусловно, я убежден, что татарский язык изучать нужно. Я сам разговариваю на нем с супругой, но все-таки русский язык первичен, поскольку этот язык является языком общения в РФ.

— Недавно в вашем парламенте озвучена инициатива одного из парламентариев закрепить в Конституции РТ татарский как язык государствообразующего народа. Позднее политологи, в том числе из Москвы, оценили эту инициативу как некий ответ путинской поправке, которая уже закреплена в федеральной Конституции. Как вы относитесь к такой инициативе?

— Я считаю, что эту инициативу изначально должен оценить Конституционный суд республики. Пускай он даст свою правовую оценку, тогда мы будем о ней говорить, об этой поправке.

— Давайте перейдем к другим темам! Вашу партию часто называют только формально оппозиционной, то есть номинально оппозиционной. Обычно она послушно выполняет требования власти, хотя у власти немного другая партия. Что вы можете сказать в защиту вашей партии?

— А давайте научимся разделять позу и позицию! Вот что такое поза? Поза — это, когда условные оппозиционеры говорят нет и ничего в альтернативу не предлагают. Наша партия имеет собственную позицию и мы эту позицию высказываем. Мы выступали против (подождите сейчас вот шпаргалочка у меня): против налога на самозанятых, мы выступали против повышения пенсионного возраста, против увеличения НДС, против введения трехдневного голосования. Более того даже сейчас партия "Справедливая Россия" — самый непримиримый противник повышения пенсионного возраста. Вы знаете, что партия собрала больше 2,5 млн подписей жителей России против повышения пенсионного возраста. И эти все коробки отправлены в приемную Госдумы. Говорить о том, что мы послушно голосуем за все эти инициативы, которые выносит партия власти, нет, нельзя.

— А в чем принципиальное ваше разногласие с партией власти?

— Я же только что обозначил вопросы, по которым мы не согласны. В первую очередь для меня, например, самой насущной проблемой является пенсионный возраст.

— А как вы относитесь к тому, что произошло обнуление сроков президента РФ? По этому вопросу какая у вас позиция и как на него смотрит ваша партия?

— Партия вносила определенный список поправок в Конституцию РФ. Партия довольна тем, что эти поправки прошли. Поправку об обнулении партия не вносила.

— А как вы относитесь к ней?

— Это было принято большинством населения РФ. И я отношусь к этому как законному волеизъявлению. До тех пор, пока не доказано обратное.

— То есть вы принимаете то голосование, которое прошло в России, как честное, справедливое?

— Законным путем. Обратное не доказано!

— Что вы думаете об отравлении Навального?

Я не понимаю, кому нужно было его отравлять

Знаете как. Из СМИ много льется информации и вытекает, что это было все-таки отравление. Наверное, я склонен с этим согласиться. Но я не очень хорошо понимаю, кому это было нужно. Ведь в целом расследования Навального стали фоном в нашей политической повестке, никто на них серьезно не реагирует. Я не понимаю, кому нужно было его отравлять. Ну, снимает человек свои ролики. Он снял уже, наверное, про всех высших чинов в государстве и добрался до региональных каких-то лидеров. Не понимаю цели. Я понимаю, что, если не будет Навального, в любом случае кто-то появится и не думаю, что имело смысл власти организовывать это отравление.

— Если я правильно понял, вы сказали о том, что уровень легитимности Навального не такой высокий. А вот по сравнению с вашей партией как соотносится этот уровень?

— Я не сказал о легитимности. Я сказал, что это стало общим фоном политической повестки. Все. Вы понимаете, Навальный снимает ролики, к этому все привыкли, на них никто как-то так бурно не реагирует и ни к чему эти ролики не приводят.

— А как вы считаете, у Навального в России широкая поддержка?

— Среди моих знакомых нет.

— А в Татарстане?

— Я в личном таком общении не знаком ни с кем, кто прямо его поддерживал бы. Да, его ролики смотрят. Но влияет ли это на принятие решений людьми? Не знаю. Не могу оценить.

— А как соотносится популярность Навального с популярностью вашей партии? У кого шире охват в том же Татарстане?

— Я возглавил региональное отделение партии 23 мая. И что называется с колес вступил в бой. В рамках ведущейся нами кампании я понимаю, что мы более широко представлены и у нас это... Мы более заметны, мне так кажется. То, что я могу оценить.

— Скажите, вот вы говорите, что вы более заметны, но задерживают почему-то сторонников Навального, а не сторонников партии "Справедливая Россия". Может быть, в вас власть не видит угрозы, а в них видит?

— В соседних регионах у нас в Ульяновске руководитель регионального отделения, насколько я знаю, сейчас в СИЗО находится. Так что я бы не стал говорить, что не задерживают. Задерживают. И может быть мы все-таки не нарушаем закон. Понимаете, для того, чтобы задержать необходимо какое-то формальное нарушение хотя бы.

— Граждане жалуются, что так и не поняли, вы за или против строительства мусоросжигательного завода под Казанью? Вы можете обозначить конкретно вашу позицию?

— Я считаю, что МСЗ сам по себе не панацея. Завод — это лишь часть цепочки разумного обращения с отходами. Мы отходов генерируем сейчас все больше и больше. Нам в любом случае нужен будет МСЗ. Но, наверное, не здесь. Мы об этом говорили и с представителями других партий. Вообще, хочу заметить, что главная проблема МСЗ — это не в проекте завода, не в самом заводе, а в недоверии людей к власти. Люди не верят, что власть будет способна обеспечивать надлежащий контроль за работой.

— А вас не смущает то, что постоянно муссируется и в СМИ, и активисты об этом говорят — МСЗ — это проект, продвигаемый Москвой в Татарстане.

— А давайте я вам сейчас расскажу. Я вырос в районе, который находится в 2,5 км от МСЗ. Этот район всегда был экологически плохим. В 1985 году я 8-летним ребенком помню, что там были желтые лужи после каждого дождя и смог вечерами. Этот завод всегда имел очень плохие экологические показатели. Там березы в березовой роще кривые росли. Там достаточно и без этого МСЗ отравляющих факторов. Но в то же время я хочу сказать, что есть захоронения мусорные, которые не меньше отравляют жизнь населению. Вот допустим по Мамадышскому тракту огромное количество жалоб приходит, что там с имеющегося мусорного захоронения идет какой-то запах. Завод так или иначе нужно где-то строить. Другое дело, что необходим контроль за его работой.

Что мы делали в свою очередь по МСЗ? В июле 2019 года мы направляли более 50 обращений, в том числе инвестору, в региональные ведовства, в Росприродназор, Минэкологии, Минстрой, это были мои депутатские запросы. Я запрашивал техническую документацию, получал ответы. К слову, хочу сказать, что депутат от партии "Справедливая Россия" Виталий Талов — единственный депутат из Совета осиновского сельского поселения, рядом с которым будет строиться завод, который голосовал против строительства завода.

— Скажите, пожалуйста, вот есть так называемые "Объединенные демократы". Среди них есть люди, которые резко выступают против строительства МСЗ, та же Гульназ Равилова, они все были сняты с предвыборной гонки. Как вы считаете, почему это происходит? Татарстанские власти боятся, что в местных парламентах и других органах исполнительной и законодательной власти появится слишком много оппозиционеров?

— Слушайте, их сняли потому, что они нарушили закон. Они формально его нарушили. И это логично. Они выбрали для себя такой путь, они пошли на войну и они понимали, что против них будут хороший штат юристов. В совей агитационной кампании наша партия 10 раз подумает, как организовать ту или иную форму агитации. Мы платим серьезные деньги юристам, которых нанимаем в том числе из других регионов, чтобы они проверяли каждую бумажку. Мы должны соблюдать закон, нравится нам это или не нравится, закон мы обязаны соблюдать.

— Вы сейчас говорите о соблюдении закона, буквально вчера мы узнали о том, что кандидат в президенты РТ Рустам Минниханов будет выступать по поводу годовщины ТАССР, которое было в мае. Но почему-то он будет выступать 10 сентября, перед самыми выборами. Насколько это этично?

— Не могу сейчас ответить. Я об этом не слышал.

— А вы как считаете, Минниханов ведет честную борьбу с вами?

— Я хочу сказать, что его в любом случае поддерживает большая часть населения. Я оцениваю его уровень поддержки примерно в 80%. Может быть даже больше. 80-85%. Как минимум.

— Тогда у меня возникает вопрос — зачем вы идете на выборы?

— Как я обозначил уже, я возглавил партию 23 мая. Фактически представьте, что я возглавил организацию, у которой есть необходимость в представлении ее интересов, необходимость представления интересов населения, которое ее поддерживает, и выборы - это еще одна возможность рассказать о партии, рассказать о том, какой идеологии мы придерживаемся. И плюс надо понимать, если вы каким-нибудь спортом занимались, вы, наверное, знаете, что не участвуешь в соревнованиях — не получаешь квалификацию. Если ты не проигрываешь какое-то время, ты и не выиграть никогда не сможешь.

— А насколько процентов вы рассчитываете?

— Вы знаете, ставлю себе блок - не делать фетиша из рейтинга, потому что как только ты начинаешь задумываться о цифрах, цифры начинают управлять тобой. И ты сидишь, смотришь в интернете, тут у меня 3%, тут у меня 5%, тут у меня 4%, а эти цифры начинают управлять твоим настроением. Безусловно, очень хочется сесть и посчитать, но просто запрещаешь себе это делать. Говорю себе: "Альмир, это не твоя кампания, это кампания партии. Ты должен достойно представить партию. Ты должен показать, что в имеющейся дихотомии левые-правые, синие-красные, есть еще и альтернативный вариант — желтые. То есть есть возможность развивать социальную повестку не в ущерб правам и возможностям развития каждого.

— Давайте поговорим еще о трассе М12! В Татарстане идут протесты по поводу того, через какие места пролегает эта трасса. Почему-то местные СМИ не спешат освещать это. В основном, об этом пишет "Idel.Реалии". Почему, как вы думаете, местные СМИ стараются игнорируют эту проблему и как вы относитесь к проблеме трассы М12?

— Первое. Нужна ли трасса? Да, безусловно трасса нужна. Это не дело, когда до города, находящегося в 800 км, всего на всего в 800 км, мы в 21 веке доезжаем за 13-15 часов. Трасса М7 сейчас чудовищно перегружена. Более того, оно проходит через огромное количество мелких деревень, поселков каких-то, городки какие-то, к ней сумасшедшее количество примыканий. Это неправильно, когда в 21 веке такие дороги. Я считаю, что трасса М12 прямая и даже лучше платная, она хотя бы содержаться будет достойно. Она нужна. Это первое мое мнение по трассе. Это федеральный проект, в рамках которого не предусматриваются общественные слушания. Первую трассировку трассы уже меняли, потому что люди высказывали свое мнение. Я думаю и сейчас какой-то компромиссный вариант найдется. Но в то же время надо понимать, что существует проблема — только не на моем заднем дворе. Вот всегда будут недовольные. Если бы у них выкупали на рыночных условиях... ну я бы, наверное, не стал возмущаться, если бы это рядом с моим домом проходило. Трасса этому городу, безусловно, нужна. Нужна республике. Больше того она ведь не только республике нужна, она ведь коридор Москва — Пекин.

— В том-то и дело, что это часть международного проекта и люди, в том числе эксперты, высказывают опасения, что вот эти все проекты, включая тот, который в Татарстане и Чувашии, могут в последствии оказаться таким фактором влияния Китая, противостоять которому не в силах будет ни Татарстан, ни Россия в целом.

— Я не очень понимаю, каким образом 140 км асфальта в Татарстане могут заставить влиять. Каким образом 140 км дадут возможность Китаю влиять?

— Дело в том, что трасса - это не единственный проект. Если вы знакомы с проектом "Новый Шелковый путь", его экономический пояс проходит через Поволжье, в том числе эта трасса является частью его экономического пояса. И там будет создаваться инфраструктура, как это пытаются сделать, например, в Чувашии. В этом смысле вы не видите угрозы экспансии Китая? Ведь в том же Синьцзяне, который является частью Китая, проблемы местного населения начались как раз с запуска этого проекта. Пекин счел, что там есть угроза сепаратизма, исламизма и тд. и надо вот все это нивелировать. И все это кончилось тем, что Пекин создал то, что в некоторых странах называют, концлагерями.

— Я понял вашу точку зрения. То есть вы хотите мне сказать, что если американские и европейские корпорации вкладывают деньги в Россию — это хорошо, а если идут китайские деньги, то это плохо.

— Я не пытаюсь что-то сказать, я пытаюсь задать вам вопрос.

— Не перебивайте меня, я вас не перебивал. Я не считаю, что китайские деньги - это плохо для России. Я считаю, что китайские деньги — это плохо для американских денег, потому что вполне возможно, что китайские деньги для нас окажутся более выгодными, более дешевыми. Вот и все. Это фактически да.

— Но Америка ничего не пытается создать в Татарстане, по крайней мере не является конкурентом по этому проекту.

— Именно по этому нет. Но в целом вы же сейчас об этом говорите. Вы говорите, что Китай будет на нас влиять. То есть, когда мы строим какой-то завод на европейские деньги мы не влияем, у нас есть заводы, построенные на европейские деньги.

— Но европейцы не создают концлагеря уже со Второй мировой войны.

— Мы в любом случае, у нас в РФ собственное правительство, я думаю, что концлагерей у нас не будет. Я не думаю, что полнота власти перейдет к китайскому правительству.

Выборы президента Татарстана назначены на 13 сентября. Рустам Минниханов выдвинут от партии "Единая Россия", депутата Госсовета Татарстана Альмира Михеева — "Справедливая Россия", депутата Госсовета РТ Олега Коробченко — Партия Роста, координатора местного отделения ЛДПР Владимира Сурчилова — ЛДПР, первого секретаря рескома "Коммунистов России" Альфреда Валиева — "Коммунисты России". Минниханов и Коробченко отказались от интервью, Валиев конкретного ответа не дал.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (158)

Обязательно посмотрите и это!

XS
SM
MD
LG