Ссылки для упрощенного доступа

Разбитые сердца и разрушенные жизни. Судьбы уйгурских семей, разделенных Китаем


Будучи Госсекретарем США Майк Помпео призывал другие страны помочь жертвам китайских угнетений. Архивное фото

Организация Amnesty International опубликовала расследование о положении уйгурских детей, которых содержат в государственных детдомах, не давая воссоединиться с родителями.

"Китайская безжалостная кампания массовых задержаний в Синьцзяне поставила разлученные семьи в безвыходное положение: детям не разрешается уезжать, но их родители сталкиваются с преследованием и произвольным задержанием, если они пытаются вернуться домой, чтобы заботиться о них", — говорит Алкан Акад, эксперт по Китаю в Amnesty International.

Организация Amnesty International опросила шесть уйгурских семей в изгнании, которые в настоящее время проживают в Австралии, Канаде, Италии, Нидерландах и Турции.

"Idel.Реалии" писали о том, что в Китае созданы лагеря по перевоспитанию представителей коренных народов Восточного Туркестана. В учреждения попадают представители мусульманских народов Синьцзяна, в том числе татар. В КНР проживает около 8000 татар. Пекин настаивает, что лагеря являются "центрами профессиональной подготовки", необходимыми для борьбы с "терроризмом". Узники лагерей подвергаются различным формам пыток и жестокого обращения, в том числе политической обработке и принудительной культурной ассимиляции.

Семьи, покинувшие Китай до усиления репрессий против уйгур и других народов Восточного Туркестана в 2017 году, даже не могли представить, что их детям помешают уехать к родителям.

"Уйгуры, живущие за границей, часто не решаются публично говорить о нарушениях прав человека в отношении них и их семей из-за угрозы безопасности родственников в Китае. Несмотря на такие трудности, эти родители решили публично поделиться своими историями в надежде на то, что это поможет им вскоре воссоединиться со своими детьми ", — рассказывает Алкан Акад.

Родители Михрибан Кадер и Абликим Мемтинин бежали из Синьцзяна в Италию в 2016 году после преследований со стороны полиции и принуждения к выдаче паспортов в госорган.

Они оставили четверых детей на временном попечении бабушки и дедушки, но вскоре бабушка была отправлена в лагерь, а дедушка был допрошен полицией.

"Другие наши родственники не осмелились заботиться о моих детях после того, что случилось с моими родителями, — рассказала Михрибан Amnesty International. — Они боялись, что их тоже отправят в лагеря".

Трое младших детей были помещены в "сиротский лагерь": учреждения, созданные в Синьцзяне для размещения и воспитания детей, родители которых были заключены в лагеря, тюрьмы и другие места содержания под стражей.

Старший ребенок был помещен в школу-интернат. Михрибан и Абликим не смогли связаться с ними из Италии, но в ноябре 2019 года они получили разрешение от итальянского правительства привезти своих детей к себе.

Четверо детей в возрасте от 12 до 16 лет без сопровождения взрослого отправились через весь Китай в итальянское консульство в Шанхае, но были схвачены полицией и отправлены обратно в детский дом и школу-интернат.

"Теперь мои дети находятся в руках китайского правительства, и я не уверена, что смогу снова встретиться с ними в своей жизни, — призналась Михрибан AI. — Больше всего боль для моих детей доставляет то, что их родителей больше как будто не существует; как будто мы скончались, а они осиротели".

Омер и Мерьем Фарух бежали в Турцию в конце 2016 года после того, как полиция потребовала сдать паспорта. Они оставили двух своих младших детей, пяти и шести лет, бабушке и дедушке, потому что у них еще не было собственных выездных документов. Позже Омер и Мерьем узнали, что их родственников отправили в лагеря, и с тех пор они не получали вестей о своих детях.

"Мы не слышали голоса наших дочерей последние 1594 дня, — вспомнил Омер в разговоре с Amnesty International. — Мы с женой плачем только по ночам, пытаясь скрыть нашу печаль от других детей, которые здесь с нами".

Среди опрошенных AI была и работающая с 2014 года продавщицей в Дубае Ризвагюль. Женщина планировала забрать к себе своего тогда еще трехлетнего ребенка, но родители настояли, чтобы он остался в Китае, пока не наступит школьный возраст. Так, родители хотели помочь дочери сфокусироваться на работе, чтобы она твердо встала на ноги в другой стране.

В какой-то момент родственники Ризвагюль просили женщину не звонить им больше в избежание проблем с властями. С тех пор она не знает, что с ее сыном и другими родственниками.

"Если бы я могла сейчас поговорить с моим сыном, я бы сказала ему: прости меня, я привела тебя в этот мир, но не смогла позаботиться о тебе должным образом. Я не смогла стать тебе настоящей мамой", — поделилась она с AI.

Доступ для наблюдателей за соблюдением прав человека жизненно важен, говорится в докладе. В обосновании этого тезиса приводятся слова исследователя Алкана Алкада.

"Трагедия разлучения семей в Синьцзяне демонстрирует бесчеловечность действий Китая по контролю и идеологической обработке уйгур и других мусульманских этнических групп под лозунгом "борьбы с терроризмом".

Алкад считает, что Пекин должен прекратить ограничивать меньшинства в правах.

"Китай должен прекратить меры, ограничивающие права всех мусульманских меньшинств свободно покидать страну и возвращаться в нее. Он должен закрыть все политические "лагеря перевоспитания" и немедленно, безоговорочно и без ущерба освободить задержанных", — делится эксперт.

Amnesty International, в свою очередь, призывает правительство Китая предоставить полный и неограниченный доступ в Синьцзян экспертам ООН по правам человека, независимым исследователям и журналистам для проведения расследований того, что происходит в регионе.

Организация призывает правительства других стран сделать все возможное, чтобы уйгурам, казахам и другим этническим меньшинствам, проживающим в других странах, была оказана помощь в попытках найти детей, связаться с ними и воссоединиться.

"Idel.Реалии" реализуют спецпроект по экспансии Китая в Поволжье. Он описывает глобальную китайскую инициативу "Один пояс — один путь", с запуском которой началась активная фаза репрессий в Синьцзяне, в регионе имеющем ключевое значение для этой инициативы. В проекте "Idel.Реалии" рассказывается, как на протяжении нескольких лет в Чувашии власти пытались реализовать китайские проекты, создав для этого специальную коммерческую структуру "Сычуань-Чувашия".

Компания "Сычуань-Чувашия" отреагировала на спецпроект. В своей реакции инвестор рассказал о преимуществах глобальной китайской инициативы, а альтернативную точку зрения подверг критике.

В опубликованном материале китайским инвестором не отрицается , что в отношении коренных народов Синьцзяна Пекин проводит жесткую политику. Компания "Сычуань-Чувашия" попыталась оправдать преследования уйгур и других коренных народов региона, охарактеризовав уйгур как "радикально настроенную национальность".

Ранее "Idel.Реалии" опубликовали еще одну часть спецпроекта по китайской экспансии в Поволжье, описав положение дел в Самарской области. На проект отреагировали в Совете Европы и Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека, а также в правозащитной организации Human Rights Watch.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    рамазан алпаут

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о Поволжье сквозь призму федеральной и международной повестки, освещает межрегиональные связи субъектов ПФО с другими регионами России. Один из ведущих видеопроекта "Реальные люди 2.0".

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG