Ссылки для упрощенного доступа

"Мы действовали в рамках закона". Как живут экс-активисты штабов Навального


Алексей Бояров во время акции в Казани (21 августа 2020 г.). Архивное фото

9 июня суд признал ФБК и штабы Алексея Навального экстремистскими организациями. В апреле команда политика объявила о самороспуске. Как складывается жизнь бывших сотрудников штабов оппозиционера в Казани, Уфе и Саратове, чем они планируют заниматься дальше — в материале "Idel.Реалии".


"Буду продолжать в своих соцсетях говорить то, что думаю, и агитировать за "Умное голосование"

Алексей Бояров прошел путь от волонтера до заместителя координатора казанского штаба Навального. Активист начал интересоваться политикой в 15 лет:

— После выборов в Госдуму, уже в 2012 году, мне интересно стало это дело, я даже агитировал за Жириновского на президентских выборах, агитку разносил по домам. Я был с ЛДПР, потому что хотелось заниматься политической деятельностью, но иметь дело, например, с Яблоком не было смысла, потому что оно никогда не победит. От маленьких партий тоже никакого толку нет, а вот ЛДПР, как мне тогда казалось, — оппозиционная партия, которая действительно может что-то занять и влиять на жизнь страны, — рассказывает Бояров.

В 16 лет Бояров вступил в партию Владимира Жириновского, а уже в 18 лет стал координатором бугульминского отделения ЛДПР.

— На первом курсе университета (Алексей Бояров окончил отделение политологии Казанского университета — "Idel.Реалии") я понял, что ЛДПР ничего не делает. В декабре 2016 года Навальный объявил, что идет на выборы президента, я начал за ним внимательно следить. Когда в Казани открылся региональный штаб оппозиционера, я стал его активным сторонником, а потом — активным работником, — вспоминает активист.

5 марта 2017 года Бояров присутствовал на открытии штаба, позже занимался агитацией, наблюдением на выборах. В декабре 2019 года в штабе появилась вакансия, и Алексея пригласили в команду. Работа его была недолгой — полтора года.

Активист отмечает, что нынешний год был для него достаточно тяжелым: он дважды сидел в спецприемнике по 20 суток — за акции 31 января и 21 апреля. Сейчас Бояров судится с администрацией исправительного учреждения, жалуется на условия содержания.

Моя цель — найти простую работу, где не нужно думать

На вопрос корреспондента о дальнейших планах активист отвечает, что пока решил отдохнуть и подправить здоровье, на которое еще недавно не было времени. В августе Алексей планирует начать искать работу:

— Мне без разницы, где работать. Мой план — найти работу, которая не будет загружать мой мозг. Мне интересно заниматься политикой и общественной деятельностью, я не готов тратить свою энергию на изучение каких-то вещей, которые не будут мне интересны. Моя цель — найти простую работу, где не нужно думать, — делится планами бывший активист.

Кроме того, казанец планирует участвовать в наблюдении на предстоящих выборах в Госдуму:

— От того, что Владимир Владимирович нас всех запретил, я его больше любить не стану, — отмечает Бояров. — Буду продолжать в своих соцсетях говорить то, что думаю, и агитировать за "Умное голосование"".

"Больше обращаю внимания на то, что происходит вокруг моего дома, двора, района"

Похожие планы у бывшего координатора уфимского штаба Навального Лилии Чанышевой:

— Отдыхаю, гуляю, поправляю здоровье. Делаю те дела, которые накопились за долгие годы, пока я работала в штабе. Много есть личных, семейных, домашних дел. Поскольку я гуляю, соответственно, больше обращаю внимания на то, что происходит вокруг моего дома, двора, района. И обнаружила один дом, который очень активно строится. Анализировала документы по нему и выяснила, что дом строится семьей единоросса и с нарушениями. Сделала видео об этом, написала жалобу в прокуратуру и призвала других жителей района к ней присоединиться, — рассказала Лилия Чанышева "Idel.Реалии".

В феврале Чанышева объявила, что идет на выборы в горсовет Уфы, однако вести кампанию оппозиционерка не смогла. В апреле она вышла замуж и отправилась в свадебное путешествие. Вернувшись, планировала продолжить кампанию, но заболела и решила отказаться от участия в выборах.

С момента окончания работы в штабе мои убеждения и взгляды никак не изменились

Лилия стояла у истоков штаба Навального в Уфе, а до этого работала финансистом в крупной международной компании. Сейчас активистка в творческом поиске:

— С момента окончания работы в штабе мои убеждения и взгляды никак не изменились. После сентябрьских выборов станет понятно, чем я буду заниматься. Я в мае сильно переболела, у меня не было никаких физических сил продолжать кампанию, сейчас я занимаюсь восстановлением здоровья. Пока у меня нет достаточно сил, чтобы искать новую работу и думать, чем я буду заниматься дальше".

"Жить спокойно, отключиться от новостей и ничего не видеть, этого, наверное, уже не могу себе позволить"

Экс-координатор саратовского штаба Навального Дмитрий Цибирев связался с корреспондентом "Idel.Реалии" из Санкт-Петербурга, где сейчас активист собирает подписи за выдвижение Ирины Фатьяновой, своей бывшей коллеги.

Дмитрий тоже планировал участвовать в выборах в совет депутатов своего родного города, однако планам активиста помешали власти:

— Мы месяц агитировали в округе, подали документы в избирком, но в открытии избирательного счета нам отказали на основании справки о том, что я причастен к деятельности штабов Навального. И дальше кампания продолжилась в судах. Недавно закончилась апелляция в областном суде, сейчас мы готовимся к апелляции в Верховном суде, намерены дойти до ЕСПЧ. Срок сбора подписей на моей кампании был до 19 июля, сейчас в спокойном режиме обжалуем решения и будем стараться отменить итоге выборов в округе — это наша цель-максимум".

Вернуться опять в программирование, которым я занимался до политической деятельности

В скором времени активист планирует вернуться в Саратов. Он не собирается останавливаться и займется подготовкой наблюдателей. По мнению саратовчанина, в городе очень много людей, готовых контролировать процесс голосования, но им некуда обратиться, так как парламентские партии мало этим занимаются. Цибирев отметил, что Вячеслав Володин (спикер Государственной думы — "Idel.Реалии") в значительной степени контролирует регион. Активистам, даже из системной оппозиции, из-за этого достаточно тяжело.

Сейчас у Дмитрия Цибирева есть мысли о разных проектах, но запустить он их планирует уже после выборов:

— Мне некомфортно быть сторонним наблюдателем за всем этим мраком. Вернуться опять в программирование, которым я занимался до политической деятельности, жить спокойно, отключиться от новостей и ничего не видеть, наверное, уже не могу себе позволить, — говорит он.

"Мы действовали строго в рамках закона, каким бы он ни был"


В разговоре с корреспондентом "Idel.Реалии" Алексей Бояров отметил, что был готов к признанию штабов Навального и ФБК экстремистскими организациями:

— Когда появилась новость о том, что прокуратура проверяет штабы Навального на экстремизм, я сказал ребятам, что теперь точно конец, теперь нас точно закроют. Это в первую очередь обидно, у меня была работа, которая мне нравилась, к которой я всегда стремился. Злость на всех этих людей, которые ради своей безопасность запрещают жить, можно сказать. Заниматься той же самой деятельностью, но под другой вывеской, нам уже нельзя, посадят. Преждем чем что-то сказать теперь тоже приходится несколько раз подумать, потому что все это опасно, — говорит Бояров.

Я сказал ребятам, что теперь точно конец, теперь нас точно закроют

Бояров отмечает, что в момент признания штабов Навального экстремистской организацией у него были сложные разговоры с родственниками. Но нервничать, по словам активиста, они начали еще в январе, когда казанец впервые отправился в спецприемник.

Лилия Чанышева считает несправедливым признание штабов Навального экстремистской организацией:

— Я до сих пор не верю, что это случилось, потому что я работала в штабе 4 года, это была моя любимая работа. Мы действовали строго в рамках закона, каким бы он ни был.

А Дмитрий Цибирев верил в чудо:

— Мы надеялись на какое-то минимальное правосудие. Это ведь какой-то абсурд, в суде разберутся и встанут на нашу сторону. А когда само решение о признании штабов экстремистской организацией принималось, я находился в спецприемнике после митинга 21 апреля (Дмитрию дали 20 суток административного ареста за участие в несанкционированной акции "Idel.Реалии"). Новость была совершенно нерадостной: я не был уверен, что, выйдя из спецприемника, я не поеду куда-то дальше. После освобождения пришел уже в пустой закрытый штаб, было не очень приятно. Нам еще расстреляли стекло из пневматического оружия, — вспоминает Цибирев.

Эхо закрытых штабов

Сейчас я пытаюсь отбиться от этих исковых требований

Сейчас бывших сотрудников штабов Навального и ФБК вызывают на допросы. Лилии Чанышевой пытались вручить повестку, но не смогли сделать это должным образом, поэтому следственных действий уфимка избежала. Однако республиканское МВД подало на нее два иска за акцию 23 января:

— Сейчас я пытаюсь отбиться от этих исковых требований. На этот митинг я не попала физически, потому что меня задержали на выходе из подъезда дома, причем даже не моего. С меня пытаются взыскать ущерб, который выражается в зарплате полицейских, вышедших на работу в выходной день. В министерстве посчитали зарплату 202 полицейских и решили, что я и еще два активиста должны им 529 тысяч рублей за то, что они вывели своих сотрудников в нерабочий день. Второй иск на меня подал Центр хозяйственного и сервисного обеспечения МВД. За работу 31 сотрудника требуют компенсировать расходы на бензин 89 автомобилей, которые они выводили в этот день. Этот иск тоже подан не только на меня, но и еще на двух активистов. Там сумма 130 тысяч рублей".

Фактически тебя подталкивают к отъезду из страны, но я уезжать никуда не собираюсь

С обыском приходили в квартиру к Алексею Боярову. Он живет вместе с другом, который участвовал в акции 31 января. В тот день у театра Камала разбили стекла. Было заведено уголовное дело за вандализм. Полицейские наведывались домой к Боярову, пока тот находился в спецприемнике за акцию 21 апреля. По словам татарстанца, силовики ничего не изъяли, но провели обыск. Соседа активиста продержали 10 часов на допросе, после чего отпустили.

— Фактически тебя подталкивают к отъезду из страны, но я уезжать никуда не собираюсь. Пускай они все уедут на свои Мальдивы, а я останусь здесь, — заключает казанец.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь, iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG