Ссылки для упрощенного доступа

"Хотелось бы всех поименно назвать…"


В Башкортостане стартует проект "Последний адрес", цель которого — увековечить память о жертвах сталинских репрессий. Группа активистов совместно с потомками репрессированных собирается устанавливать памятные таблички на домах, где до ареста жили люди. О том, как будут реализовывать "Последний адрес" в республике, "Idel.Реалии" поговорили с одним из инициаторов и организатором проекта, правозащитницей Кристиной Абрамичевой.

— Проект "Последний адрес" существует в России с 2014 года. Почему в Башкортостане он возник так поздно? Пытался ли кто-то в республике организовать его ранее?

— У меня тоже возникал такой вопрос. Я знаю, что некоторые уфимские активисты пробовали заняться этим и раньше, направили на сайт проекта несколько заявок, но затем дело почему-то заглохло. Возможно, люди потеряли к этому интерес, или у них не хватило времени.

Так или иначе, но прошедшей весной эта идея вновь стала обсуждаться среди активистов нашей уфимской "Архзащиты". В общем чате один из них, Роман, предложил этим заняться. И я подумала — почему бы нам не заняться воплощением этой благородной идеи? Мы создали сперва рабочую группу, объявили в соцсетях, что будем этим заниматься. Со мной сразу же связалась московская редакция "Последнего адреса". Они сказали, что несказанно счастливы, что Уфа, наконец, присоединяется к проекту. Заявили, что готовы оказать помощь в переговорах для получения согласия собственников домов, где будут установлены таблички, приехать на открытие первой из них и помочь осветить это информационно.

"Последний адрес"

Проект "Последний адрес" — гражданская инициатива в России, направленная на увековечивание памяти о людях, подвергшихся политическим репрессиям в годы советской власти. В память о пострадавшем на стене дома, в котором жил репрессированный, устанавливается памятная табличка, посвящённая только одному человеку. Принцип проекта — "Одно имя, одна жизнь, один знак".

Его реализует некоммерческая организация "Фонд увековечения памяти жертв политических репрессий Последний адрес" на средства заявителей и пожертвования. Основным источником сведений о почти трех миллионах граждан СССР, подвергшихся политическим репрессиям, является база данных общества "Мемориал" (российские власти считают его иностранным агентом).

В 2014-2020 годах в России установили свыше тысячи табличек "Последнего адреса". По примеру российского проекта стартовали аналогичные в других странах: в Украине ("Остання адреса — Україна" с 2017 года), Чехии ("Poslední adresa" с 2017 года), Грузии ("Последний Адрес. Грузия" с 2018 года), Молдове ("Ultima adresa" с 2018 года).

— В Башкирской АССР в сталинские годы было репрессировано более 50 тысяч человек, многие из них были расстреляны или погибли в лагерях. Увековечить память обо всех — огромная работа. Кто вам будет помогать в этом?

— У нас уже появились помощники из группы "Истории ГУЛАГа Башкортостан". В рабочую группу проекта вошли председательница Башкирского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Эльза Маулимшина, представитель региональной организации памяти жителей блокадного Ленинграда Лилия Мифтахова.

Присоединились работники республиканского Национального музея, энтузиасты из различных районов республики, собирающие свидетельства о репрессированных и ссыльных наших согражданах — например, учительница из села Любовь Морозова, написавшая книгу о спецпереселенцах. Готова помогать нам и республиканская "Ассоциация жертв политических репрессий".

Кристина Абрамичева
Кристина Абрамичева

Разумеется, этот проект будет поддержан и региональным отделением партии "Яблоко", членом руководства которого я являюсь. Партия много лет ведет работу по увековечиванию памяти о жертвах репрессий, по разоблачению ужасов сталинизма, и оставлять эту работу не собирается.

— В эпоху хрущевской и горбачевской реабилитаций было много сделано, чтобы рассказать правду о репрессиях. Был просто вал публикаций, передач, фильмов, воспоминаний. Но зачастую в них рассказывалось об известных в республике людях.

Нам хотелось бы увековечить память обо всех репрессированных, обо всех безвестных жертвах сталинизма

— О жертвах репрессий из элиты, судьбах известных деятелей башкирской науки, культуры, политиков, ярких представителей духовенства рассказывалось и рассказывается до сих пор немало. Два года назад режиссер Булат Юсупов снял об этом фильм "Первая республика". Нам же хотелось бы увековечить память обо всех репрессированных, обо всех безвестных жертвах сталинизма — крестьянах, рабочих, рядовых служащих и так далее.

— Кстати, в 2018 году вы с группой энтузиастов планировали открыть в здании бывшего профтехучилища в Черниковке музей, посвященный памяти "Красного паши" — известного советского дипломата Карима Хакимова, и других репрессированных. Воплотилась ли в жизнь эта идея?

— К сожалению, эту идею пришлось пока оставить, хотя уже подобраны биографические материалы и даже так называемый "реквизит". Даже была там комната, где раньше располагалась касса училища, с железной дверью и маленьким окошком — она очень подходила под "тюремную камеру". Возможно, такой проект нам еще удастся воплотить в жизнь в будущем.

— Что вам уже удалось сделать в рамках реализации проекта "Последний адрес"?

— К нам через группу "Старая Уфа" в Facebook уже поступили первые заявки. Они пришли от родственников, потомков репрессированных. В заявках есть старые адреса, биографические данные, фотографии. Мы направляем их в Москву и затем будем вести переговоры с собственниками зданий.

Молитва памяти в Уфе. 2019 год
Молитва памяти в Уфе. 2019 год

— Кем были эти люди, репрессированные? Как сложилась их судьба?

— Пока скажу коротко — переводчик, религиозный деятель, рабочий, инженер. Кто-то был расстрелян, кто-то сгинул в лагере. После смерти Сталина они были реабилитированы.

Что делать, если домов, где проживали репрессированные, уже нет?

— В этом случае проект допускает установку таблички рядом, на ограде, заборчике парка, на объекте, который на этом месте стоит. Если стоит новый многоэтажный дом — на табличке пишут, что по этому адресу раньше стоял дом, откуда человек ушел в свой трагический, ставший последним путь.

Я большего сопротивления жду не от властей, а от некоторой части консервативно, сталинистски настроенных наших граждан

Придется ли вам в этой работе как-то взаимодействовать с властями? Ждете ли вы от них какого-то сопротивления?

— Думаю, что взаимодействовать с ними так или иначе придется — хотя бы потому, что на месте дома, где жил тот или иной репрессированный, может стоять муниципальное здание. Полагаю, мы будем взаимодействовать и с ФСБ, поскольку в её ведении находятся все архивы по репрессированным.

Но, честно говоря, я большего сопротивления жду не от властей, а от некоторой части консервативно, сталинистски настроенных наших граждан. Они уже комментируют в соцсетях нашу идею в таком духе, что, мол, репрессии были оправданы, что им подвергались "враги народа". Их не смущает, не ужасает тот факт, что такими "врагами" внезапно оказались десятки и сотни тысяч людей, которые были просто уничтожены.

Известно, что в других городах, где воплощался проект "Последний адрес", такие "энтузиасты" ломали, срывали таблички. Но я воспринимаю все это в русле общей борьбы со сталинизмом, который в нашей стране так и не был осужден подобно тому, как в Германии был осужден фашизм.

— Ваша работа будет сосредоточена на увековечении памяти жертв только сталинского времени? Или вы коснетесь и судеб людей, пострадавших от политических репрессий в 1920-е, 1960-1980-е годы?

Нельзя забывать и о действиях властей и карательных органов в другие эпохи советского времени

— Нет, мы пока планируем сосредоточиться на репрессированных в сталинскую эпоху. Это сам по себе огромный пласт исковерканных судеб; именно на это время пришелся девятый вал репрессий. Хватило бы сил на эту работу… Но я понимаю тех людей, которые говорят — и справедливо — что нельзя забывать и о действиях властей и карательных органов в другие эпохи советского времени. Дело в том, что этот труд просто бесконечен.

***

По официальным данным, в Башкортостане за годы коллективизации было раскулачено 25,5 тысяч крестьян, репрессировано по ст. 58 УК РСФСР ("Антисоветская деятельность") 22,5 тысяч крестьян, выслано в Сибирь и северные районы страны около 32 тысяч человек, размещено в спецпоселках около 30 тысяч человек. Всего за годы политических репрессий в республике по обвинениям в политических преступлениях было приговорено к расстрелу и заключению в тюрьмы и лагеря 50 293 человека.

В 1989 году в Уфе группой интеллигенции и рабочих было основано отделение Всесоюзного общества "Мемориал", провозгласившего своей целью увековечивание памяти жертв сталинских репрессий. Активисты в период до 1992 года организовали в Уфе показ художественно-публицистического фильма "Власть соловецкая" (о Соловецком лагере особого назначения — "Idel.Реалии"), провели несколько выставок и общественных дискуссий на тему истории репрессий.

В 1991 году была учреждена республиканская "Ассоциация жертв политических репрессий", созданная "для защиты прав, достоинства и интересов репрессированных и впоследствии реабилитированных граждан и их родственников".

В 1997-2011 годах в Башкортостане издали семь томов "Книги памяти жертв политических репрессий", включивших в себя свыше 50 тысяч кратких биографических справок на репрессированных в уголовном порядке граждан.

В 2000 году в Уфе установили "Памятник жертвам политических репрессий". В 2004 году приняли республиканский закон "О социальной поддержке жертв политических репрессий в Республике Башкортостан".

С 2014 года в Уфе проходит "Молитва памяти", организуемая Преображенским православным братством. Участники, собирающиеся на Сергиевском кладбище (одно из основных мест расстрелов в Уфе в 1930-е годы — "Idel.Реалии") или у памятника жертвам политических репрессий, установленного на месте бывшего Ново-Ивановского кладбища, вслух читают имена репрессированных соотечественников и принимают участие в поминальной молитве.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (8)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG