Ссылки для упрощенного доступа

Публичная власть. Принятие "закона об отмене президентства в Татарстане" как мерило цены политиков


Каждая смышлёная девушка знает, что её гордый отказ в ответ на циничные предложения повышает цену её дальнейшему согласию. Но каждая действительно смышлёная никогда не упускает из виду, что если слишком долго повторять "Нет, я не такая!", то предложения перестанут поступать вовсе, и цена упадёт до нуля. Колумнист "Idel.Реалии" Марина Юдкевич — о цене республиканского патриотизма депутатов Госдумы от Татарстана. А также о тайне волеизъявления Рустама Минниханова.

14 декабря Госдума в третьем — окончательном — чтении приняла федеральный закон "Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ" — в Татарстане более известный как "закон об отмене президентства". (Хотя там и ещё хватает симптоматичных "отмен" для региональной власти и, наоборот, усиления федерального влияния на регион — например, довольно чувствительной может оказаться норма этого закона о праве властей РФ непосредственно "участвовать" в назначении и увольнении региональных министров образования, здравоохранения и финансов и т.п.).

В октябре — после внесения этого законопроекта в Госдуму — Госсовет Татарстана (который должен был представить свой отзыв на эту законодательную инициативу, как и парламенты всех регионов) высказался резко против. Можно сказать, что такого решительного и единодушного противостояния Госсовета РТ наступлению федеральной вертикали не вызывала даже случившаяся два десятилетия назад необходимость по требованию прокуратуры удалить из Конституции Татарстана все сущностные приметы суверенитета республики…

Отдельно спикер Госсовета Фарид Мухаметшин подчеркнул, что "с каждым из 15 наших депутатов Госдумы" руководство республики "поработает". Дабы эти депутаты не только сами "максимально поддержали" татарстанскую позицию, но и склоняли к тому же парламентариев со "смежных территорий".

И, казалось бы, успех такой проработки силами как раз тех, кому "наши депутаты" по-настоящему и обязаны своим прохождением в Госдуму, должен быть несомненным…

Но в результате при первом чтении против этого законопроекта проголосовали лишь семеро из этих "15 наших депутатов": шесть единороссов и единственный в Госдуме представитель КПРФ от Татарстана. Четверо депутатов-единороссов от Татарстана голосовали за, а ещё четверо не проголосовали вовсе.

При втором чтении оказалось, что за этот законопроект отдали свои голоса уже не четыре, а семь депутатов-единороссов от Татарстана. Число же голосовавших против сократилось до шести. Не голосовали двое.

Если уж демократия обязательно требует наличия двух разных кнопок, в которых депутату так легко запутаться, то пусть в России это будут кнопки "за" и "всецело за"

(Правда, один из семерых голосовавших "за" — депутат Айдар Метшин, будучи после этого спрошен СМИ о причине этого его внезапного согласия на утрату Рустамом Миннихановым титула президента, тут же сообщил: на самом-то деле он, разумеется, абсолютно против, просто по прискорбной ошибке нажал при голосовании не на ту кнопку — но "уже обратился в аппарат Госдумы, чтобы мой голос пересчитали"!.. Судя по данным на сайте Госдумы о результатах голосования депутата Метшина, его всё ещё не пересчитали; а вообще — с самой этой процедурой волеизъявления депутатов давно пора что-то делать. Ну, если уж демократия обязательно требует наличия двух разных кнопок, в которых депутату так легко запутаться, то пусть в России это будут кнопки "за" и "всецело за").

При третьем — окончательном — чтении законопроекта против его принятия было семь депутатов от Татарстана (Метшин нашёл кнопку), за — шесть. Двое всё так же не голосовали.

Словом, для татарстанских "делателей депутатов" результат оказался обескураживающим. Для того ли в республике десятилетиями совершенствовали процесс выборов и усовершенствовали до состояния 146-процентной гарантии избираемости кого надо, чтобы каждый второй из облагодетельствованных депутатским креслом и полумиллионным жалованием плевал на указания своих благодетелей в Казанском кремле?!.

Для татарстанских "делателей депутатов" результат оказался обескураживающим

Но, как сказал мне когда-то очень большой в масштабах Татарстана, а нынче отставной начальник, "на поведение человека больше влияет не то, кто его поставил на должность, а то, кто его может снять".

Великий афоризм, что и говорить.

Конечно, просто "снять" депутата, голосующего наперекор чётким указаниям руководства федерального парламента, для этого руководства весьма затруднительно. Но вот лишить его ощутимых радостей депутатского бытия — да запросто!

Взять, например, заграничные поездки в составе парламентских делегаций — можно включить депутата NN в такую делегацию, но можно ведь и не включить…

А выезжают-то они в ранге федеральных министров и с соответствующим этому рангу содержанием: как хвалилась, говорят, бывшая татарстанская депутатка Думы киснущим от зависти товаркам из республиканского парламента, одна поездка — карманные деньги на целый квартал.

А ещё рассказывают, что один из нынешних татарстанских думцев в первый свой депутатский срок проголосовал-де опрометчиво, не сверившись с генеральной линией руководства Думы, а вопрос был, как назло, важный, и генлиния — твёрдой, ну, прямо вот как по нынешнему "закону от отмене президентства в Татарстане"… И что? А то: лишился зарубежных поездок, и когда через год был прощён и вписан в делегацию куда-то типа в Монголию — так радовался, бедолага!

Ну, а учитывая, что набор подобных административных бонусов и, наоборот, пеней в арсенале руководства федерального парламента весьма велик, вплоть до степени комфортности депутатского кабинета, — уже меньше оснований для удивления тому, что депутаты склонны усиленно прислушиваться к мнению своего тамошнего начальства. Даже если при этом им приходится стать глуховатыми перед лицом собственных региональных "делателей депутатов".

Но бывали ещё и моменты, когда отдельный представитель региона вдруг приобретал в федеральной законодательной структуре некоторую персональную значимость… о, это особенно интересная и многообещающая ситуация. В этой связи вспоминают, например, Василия Лихачёва — бывшего в середине 1990-х председателем Госсовета РТ и зампредседателя Совета Федерации. И находят связь между его голосованием в СФ в 1996-м за федеральный закон о судебной системе РФ (его голосование вызвало сильное недовольство в Казанском кремле, поскольку этот закон лишал Госсовет РТ права согласовывать кандидатуры судей в Татарстане) и довольно скоро за этим последовавшим назначением его постпредом России при ЕС в Брюсселе в статусе чрезвычайного и полномочного посла…

Ильдар Гильмутдинов не только не стал требовать слова для представления этих поправок на решающем пленарном заседании Госдумы, но и сам проголосовал за закон

Конечно, трудно считать, что в нынешней истории с голосованием за "закон об отмене президентства" фигура кого-то из татарстанских парламентариев имела такую же значимость.

Даже фигура Ильдара Гильмутдинова, представшая в этой истории действительно крупным планом и во всей красе. При первом чтении ему всё же хватило татарстанского патриотизма, чтобы воздержаться от голосования. А затем — уже получив официальное поручение Госсовета РТ представлять татарстанские поправки к этому законопроекту — он не только не стал требовать слова для представления этих поправок на решающем пленарном заседании Госдумы, но и сам проголосовал за закон без этих поправок во втором и третьем чтениях.

Что ж, зато, по крайней мере, Татарстан теперь не будет лишён чести видеть своего посланца в думских поездках в Монголии.

Но что в ситуации, создавшейся вокруг принятия "закона об отмене президентства в Татарстане", выглядит довольно интригующим, так это позиция самого президента Татарстана Рустама Минниханова.

Ведь как действующий (уже, можно сказать, последние дни) закон "Об общих принципах организации законодательных и исполнительных органов госвласти субъектов РФ", так и торопящийся ему на смену новый закон "Об общих принципах организации публичной власти в субъектах РФ" гласят, что свой отзыв на любой федеральный законопроект представляет не только парламент субъекта РФ, но и его высшее должностное лицо.

Но как отозвался о законопроекте, лишающем Татарстан ряда властных полномочий, а его самого — звания президента, сам Рустам Минниханов? 

Отрицательный отзыв Госсовета РТ широко известен. Но как отозвался о законопроекте, лишающем Татарстан ряда властных полномочий, а его самого — звания президента, сам Рустам Минниханов?

Об этом — полное молчание: ни информации в СМИ, ни сведений в официально публикуемых актах за подписью президента РТ.

Вот только ещё в октябре его пресс-секретарь заявила, что Рустам Минниханов такого отзыва не представлял и не планирует. Вроде как, выходит, что сам-то он против злосчастного закона и не возражает...

Да и в конце концов — закон этот ведь не только отнимает титул, но взамен и даёт нечто едва ли менее важное. А именно — снимает запрет для глав регионов избираться более чем на два срока подряд. Так стоит ли из-за одного слова бунтовать и портить отношения!.. Ведь всё имеет свою цену.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (20)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org

XS
SM
MD
LG