Ссылки для упрощенного доступа

"Наша основная цель — посчитать явку"


Лилия Чанышева

Насколько эффективной была в Башкортостане агитация за бойкот выборов, как противодействовали ей власти, сколько наблюдателей направит на участки местный штаб Навального, будут ли они наблюдать лишь за явкой избирателей или намерены пресекать все нарушения — обо всем этом корреспондент "Idel.Реалий" поговорил накануне дня голосования с координатором уфимского штаба Навального — штаба "забастовки избирателей" — Лилией Чанышевой.

— В чем состояли главные задачи штаба "забастовки избирателей" в последние предвыборные недели?

— Главные задачи нашего штаба сейчас — это набор и обучение наблюдателей и, разумеется, агитация за "забастовку избирателей" путем распространения листовок, других материалов на улицах, по квартирам, а также в социальных сетях, в интернете. Каждый день в штаб приходят волонтеры, берут по 100-200 листовок и расклеивают их по домам, раскладывают по ящикам.

— А сколько всего расклеили и раздали листовок?

— У нас их было напечатано более 19 тысяч. Практически все распространили, ждем новую партию.

— Это довольно мало, учитывая, что избирателей в республике — более трех миллионов... Что можно сказать о проведенной агитации за бойкот выборов, насколько она на Ваш взгляд эффективна? Можно ли этот эффект как-то измерить?

— Мы активно выступаем еще и в СМИ, которые часто публикуют новости о нашей кампании. Что касается эффективности, думаю, тут один из важных показателей — это реакция властей на нашу деятельность. А такая реакция проявляется, буквально, каждый день в различных видах прессинга, которому подвергаются сотрудники штаба и волонтеры. Взять хотя бы последние события — обыски в штабе и моей квартире, попытки полиции вменить нам "незаконную агитацию" — кстати, в этом пытались обвинить и наших смм-щиков, которые ведут наши паблики в соцсетях. На прошлой неделе был даже обыск у школьника, нашего сторонника Даниила Янтураева в Кармаскалинском районе. Мешают нам работать и по "мелочи" — например, на днях неизвестные в очередной раз заблокировали дверь в наш штаб. В прошлом месяце к нам вдруг предъявил претензии Роскомнадзор — туда якобы какой-то бдительный гражданин пожаловался, что мы будто бы нарушаем закон о персональных данных. И до сих пор еще продолжаются суды над нашими активистами, которые были задержаны полицией на "забастовке избирателей" 28 января. Общая сумма назначенных судами штрафов достигла 310 тысяч рублей — это не считая еще 100 часов обязательных работ, назначенных некоторым активистам, и девяти суток ареста.

Другой показатель — это то, что наша агитация получает заметное распространение. Наши же волонтеры рассказали, что поехали клеить листовки о бойкоте в один из уфимских районов и увидели, что там уже дома заклеены. В районах наши активисты самостоятельно распечатывают эти листовки прямо с сайта и распространяют их.

— Фиксирует ли ваш штаб нарушения со стороны власти, кандидатов в ходе избирательной кампании? Какие нарушения были наиболее характерны?

Граждан заставляют открепиться от избирательного участка по месту прописки и проголосовать на участке по месту учебы или работы, при этом им грозят проблемами

— Больше всего в последние недели поступало информации о принуждении к явке студентов, а также работников некоторых предприятий. Граждан заставляют открепиться от избирательного участка по месту прописки и проголосовать на участке по месту учебы или работы, при этом им грозят проблемами. По отношению к студентам действуют и кнутом и пряником. Например, в Башкирском педагогическом институте ректор призвал всех обязательно прийти на выборы и объявил, что дается дополнительный день к мартовским выходным. Дополнительный выходной 19 марта пообещали, по нашим данным, и в Стерлитамакском колледже строительства и профессиональных технологий. Схожие новости приходят и с промышленных предприятий — нам даже сообщали, что на некоторых предприятиях администрация просила написать работников заявления об увольнении с открытой датой, но эту информацию мы не успели еще проверить.

Мы подозреваем, что открепившихся студентов и работников попросту не будут вычеркивать из прежних избирательных списков и, соответственно, фальсификаторам за них можно будет что-то вбросить или подложить. По нашей информации, в некоторых регионах на сентябрьских выборах такая практика уже тестировалась.

Есть даже случаи прямой агитации в учебных заведениях за кандидатов — так, в конце февраля в Башкирском институте социальных технологий прошла встреча с депутатами Госдумы от "Единой России", где прямо призывали голосовать за Путина. По всем таким фактам мы направили обращения в ЦИК России и ЦИК Башкортостана.

Большое сомнение в их законности вызывают объявленные местными властями "рейтинговые голосования", "референдумы" по благоустройству, которые должны пройти в день выборов, — мы расцениваем это как сомнительный с юридической точки зрения, способ повысить явку.

Лилия Чанышева
Лилия Чанышева

— Сколько наблюдателей вы подготовили с начала января?

— У нас зарегистрировалось на сайте кампании по всему Башкортостану в качестве наблюдателей более 1200 человек. На каждый тренинг, которые мы проводим не менее двух раз в неделю, приходят от 15 до 40 человек. Мы провели 17 таких тренингов еще в прошлом году и 20 — в этом. Всего более 320 человек прошли у нас обучение наблюдению по полной программе.

— Сколько участков из 3500 по республике вы намерены закрыть?

Закроем не менее 10 процентов, по особой выборке, подготовленной нашим федеральным штабом, которая даст нам возможность экстраполировать результаты наблюдений на всю республику

— Думаю, что мы будем направлять по одному человеку на избирательный участок. Закроем не менее 10 процентов, по особой выборке, подготовленной нашим федеральным штабом, которая даст нам возможность экстраполировать результаты наблюдений на всю республику. Разумеется, есть у нас и фиксированные участки, насчет которых люди сразу заявили, что будут наблюдать именно там, поскольку живут поблизости.

— От кого будут направляться ваши наблюдатели? Уже известно, что ЦИК России отказал в аккредитации издания "Левиафан", которое выпускается вашим федеральным штабом и поэтому пойти на участки в качестве представителей СМИ не получится. С какими кандидатами и партиями достигнута договоренность?

— Есть договоренности со штабами Григория Явлинского, Павла Грудинина, Ксении Собчак; эти договоренности уже реализуются. Не удалось договориться со штабом Бориса Титова и с Общественной палатой республики. ЛДПР наотрез отказалась с нами сотрудничать, но от них иного ответа мы и не ожидали.

— На что вы ориентируете своих наблюдателей? Есть ли у них определенные обязательства перед направившими их кандидатами по защите их интересов или же они будут лишь считать явку?

— Приоритетная задача у наших наблюдателей — это, конечно, подсчет реальной явки избирателей в день голосования. Для этого, кстати, даже необязательно проходить тренинг — мы просто объясняем человеку, как работать со счетчиком или "шахматкой" — зачеркивать или щелкать, когда человек опускает в урну бюллетень. Такой наблюдатель находится на участке с 8 утра до 8 вечера и каждые полчаса сообщает нам в штаб данные о количестве проголосовавших за этот промежуток времени избирателей.

Мы просто объясняем человеку, как работать со счетчиком или "шахматкой" — зачеркивать или щелкать, когда человек опускает в урну бюллетень. Такой наблюдатель находится на участке с 8 утра до 8 вечера и каждые полчаса сообщает нам в штаб данные о количестве проголосовавших за этот промежуток времени избирателей.

Что касается обязательств перед кандидатами — их перед нами штабы кандидатов не выставляли. Тем не менее, мы в ходе тренингов ориентируем наших наблюдателей обращать внимание на все нарушения, которые будут происходить в ходе голосования.

Наших наблюдателей можно условно разделить на три категории. Две из них будут считать, в основном, явку — это волонтеры младше 16 лет, которые будут из дома осуществлять наблюдение по веб-трансляции, и те наши активисты, которые, в силу каких-то причин, либо не могут остаться на участках после окончания голосования, либо не готовы вступать в конфликты с комиссией при виде нарушений. Но основное ядро наших наблюдателей, настроенных бороться за честные выборы, — они готовы пресекать все нарушения и будут находиться на участках до конца, до получения копии протокола.

— Ожидаете ли вы, что, как и в прошлые годы, ваших наблюдателей будут массово удалять с участков, когда они будут пытаться пресечь какие-либо нарушения или фальсификации?

— Удалить наблюдателя сейчас можно только судебным решением, поэтому, наверное, массово на этих выборах так не будут делать. Есть иная информация, скорее, версия — что в день голосования могут быть организованы некие звонки на избирательные участки о том, что там заложены "бомбы" и тогда участковые комиссии должны будут эвакуироваться в специальные автобусы, которые будут дежурить рядом с участками. Нам пока непонятно — это хитрый план властей или они готовятся так действовать на всякий случай, поскольку мы все помним, как страна была охвачена массовыми эвакуациями прошедшей осенью и зимой... В любом случае, ясно, что работа наблюдателей при этом будет существенно затруднена, если не вообще невозможна. Информация о подготовке властей к чему-то подобному поступила от нашего сторонника, который, находясь в администрации Советского района Уфы, случайно стал свидетелем некоего совещания на эту тему.

— Вернемся еще раз к цели вашей кампании за бойкот выборов. Вы неоднократно заявляли, что такой целью является снижение реальной явки до значения менее 50 процентов — это значение представляется Вам критическим — чтобы можно было поставить под вопрос легитимность избрания Путина. В то же время ряд наблюдателей считает, что цель этой протестной кампании выходит далеко за пределы чисто электорального процесса, только Навальный и его штаб не до конца проговаривают это. Как Вы думаете — если будут массовые нарушения в день голосования, выйдут ли возмущенные люди с протестом на улицы, как это было в 2011-2012 годах?

Есть иная информация, скорее, версия — что в день голосования могут быть организованы некие звонки на избирательные участки о том, что там заложены "бомбы" и тогда участковые комиссии должны будут эвакуироваться в специальные автобусы, которые будут дежурить рядом с участками

— Я не могу здесь до конца спрогнозировать будет ли ситуация схожа с той, которая была в 2011-2012 году или нет. Тогда это было всё в новинку людям. На выборы пошло много решительно настроенных наблюдателей, ими были зафиксированы многочисленные нарушения, и это распространилось по всем СМИ, по всему Интернету, что и привело к выходу людей на улицы. Но сейчас, как мне кажется, нет таких условий. У людей произошло некоторое "замыливание" восприятия многих плохих вещей. Например, если раньше какого-то активиста незаконно арестовывали и люди могли выйти протестовать на улицу, то сейчас это стало настолько частым явлением, что народ уже мало на это реагирует. Так и с "выборами" — всем понятно, что Путин "победит" и его результаты, какие бы массовые нарушения ни были, не отменят; мы это знаем по опыту предыдущих лет. И, если основная цель — выявить реальную явку, то я не уверена, что люди будут массово протестовать, когда увидят расхождения между официальными цифрами и теми, которые будут на самом деле. Это просто будет фиксацией того, что есть на самом деле.

— Тогда это получается "игра в долгую"...

— Ну, да, потому что никто ведь не ожидает, что Путин, например, после выборов скажет "за меня проголосовало меньше 50 процентов, значит, я — нелегитимный президент, и я ухожу" (смеется).

— Он, наверное, мог бы так сказать, если бы на улицы вышли миллионы граждан. Но ведь они не выходят... Кстати, хочу спросить — многие ожидали, что после "забастовки" 28 января штабами Навального будут проведены до выборов еще и другие массовые акции. Прошел февраль, прошла половина марта — акций не было. Не утратила ли всё же ваша кампания динамику?

— Вспомним ту же зиму 2011-2012 годов — первые протестные акции были очень массовыми. Затем митинги стали делать каждый месяц, а то и чаще — с каждым разом на них приходило всё меньше людей... В любом случае, чтобы провести успешную акцию, её надо тщательно и заранее готовить. На это уходит много времени и усилий, которые в феврале и марте были потрачены на подготовку наблюдателей. Кроме того, я считаю, что выход наших наблюдателей на избирательные участки 18 марта по всей стране — это и есть одна из новых форм массовых протестных акций. Такого в России ещё никто не делал.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (3)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG