Ссылки для упрощенного доступа

Преследовать нельзя помиловать


2018 год запомнится многим жителям Поволжья жесткими приговорами сторонникам запрещенной "Хизб ут-Тахрир", арестами "Свидетелей Иеговы" и преследованием других групп верующих. Ранее правозащитники и эксперты уже отмечали рост репрессий против целого ряда религиозных общин в России. Чего ожидать последователям "нетрадиционных" религиозных объединений в 2019 году?

Директор Информационно-аналитического центра "Сова" Александр Верховский в интервью "Idel.Реалии" выделил несколько основных тенденций 2018 года по вопросу преследования религиозных организаций и верующих:

— Главным в прошлом году были дела против "Свидетелей Иеговы", у нас порядка 90 людей сейчас находятся под следствием, из них 25 человек в СИЗО. Проблема в том, что "свидетелей" по всей стране очень много, а единственное обвинение против них состоит в том, что они проводят собрания, а они, конечно, их проводят и будут продолжать это делать. Если в отношении каких-то мусульманских групп можно предположить, что правоохранительные органы ошиблись, посчитав этих людей джихадистами, то в случае со "Свидетелями Иеговы" ошибки быть не может. Проблемы возникали и у различных протестантских групп в результате применения антимиссионерского законодательства. Негативная динамика в уходящем году заключается в том, что сейчас людей могут привлечь к административной ответственности просто за посты в соцсетях, где они пишут о каких-то предстоящих богослужениях. Это расширяет круг людей, которые попадают под удар.

Наблюдалось также ужесточение наказания в отношении последователей Саида Нурси и "Таблиги Джамаат", — продолжает эксперт. — Резкого прироста нет, но в целом давление усиливается. О "Хизб ут-Тахрир" я тут не говорю, потому что их преследуют в первую очередь как политическую партию, а не религиозную группу. Ещё рано подводить окончательные итоги года, но скорее всего суммарно последователи мусульманских групп в этом году получат больше лет в тюрьме, чем в прошлом.

Все характерные для прошлого года черты преследования различных "нетрадиционных" религиозных организаций, которые упомянул директор центра "Сова", имеют отношение и к Поволжью. Задержания, аресты "Свидетелей Иеговы" и раздел имущества их организации проходили практически во всех поволжских регионах, к ответственности за нарушения миссионерской деятельности привлекали последователей различных протестантских групп, усилилось давление на мусульманские организации, что особенно заметно в Татарстане и Башкортостане.

Кроме того, в уходящем году наблюдалась новая волна исхода представителей различных религиозных групп, которые подвергаются преследованиям в стране. "Свидетели" семьями начали уезжать в США, Германию, Финляндию и другие страны, где расположены крупные отделения этой религиозной организации. Последователи "Хизб ут-Тахрир" и других мусульманских групп бегут в Турцию или Украину, где беженцам из России далеко не всегда удается получить легальный статус.

Координатор полевого правозащитного центра в Крыму Александра Крыленкова рассказала "Idel.Реалии", что в Украине "Хизб ут-Тахрир" никогда не считалась экстремистской организацией и всегда действовала легально и открыто. Часть последователей этой организации после 2014 года переехали из Крыма в материковую Украину, где они могут свободно находиться и жить как граждане этой страны, а вот положение беженцев-россиян из различных регионов Поволжья там совсем иное.

Например, казанский правозащитник Ильмир Имаев, который ранее был осужден по обвинению в разжигании межрелигиозной розни, выехал в Украину летом 2017 и до сих пор пытается получить там статус беженца. В марте стало известно, что Миграционная служба Украины отказала в убежище предпринимателю из Казани Ильдару Валиеву, который не скрывает своей принадлежности к "Хизб ут-Тахрир". Некоторых беженцев-россиян украинские власти арестовывают по запросу ФСБ. Впрочем, в Турции люди сталкиваются примерно с теми же проблемами. В конце октября татарская писательница Фаузия Байрамова обратилась к турецкому президенту Реджепу Эрдогану с просьбой не депортировать в Россию семьи татарских беженцев, которых преследуют на родине за религиозные убеждения.

Большинству преследуемых не удается избежать наказания. Осужденные за экстремизм представители мусульманских организаций получают длительные сроки тюремного заключения, но и на этом их преследование не всегда заканчивается. В колониях Мордовии и Удмуртии в этом году заключенных осуждали на новые сроки за проповеди в тюремном бараке или даже посты в соцсетях, сделанных прямо с зоны. Эксперты говорят, что теоретически человеку, который и в тюрьме не отказывается от своих убеждений, могут бесконечно продлевать сроки за реальные или мнимые преступления, и он будет обречён на пожизненное заключение.

Для "Свидетелей Иеговы" преследования начались с запозданием, только в этом году, хотя решение о запрете организации было принято Верховным судом России весной 2017. С другой стороны, исламистская группировка "Хизб ут-Тахрир" (ХТ) была запрещена и признана в России террористической решением того же ВС РФ ещё в 2003 году. Подсчет осужденных по делам этой организации ведется отдельно, поскольку их судят по "террористическим" статьям. Прошлый год стал рекордным — 40 "тахрировцев" были отправлены за решетку. В этом году большой резонанс получило дело ХТ в Уфе, где 21 человека приговорили к очень длительным срокам заключения. Один из осужденных получил 24 года тюрьмы, еще несколько — от 20 до 23 лет, остальные — от 5 до 14 лет. Правозащитный центр "Мемориал" признал фигурантов уфимского процесса политзаключенными.

Уходящий 2018 год может побить предыдущий рекорд не только по длительности сроков заключения для "тахрировцев", но и по количеству осужденных. Их, по данным правозащитников, уже как минимум 43 человека, и эта цифра ещё может возрасти. В декабре в Башкортостане начался судебный процесс "тринадцати" обвиняемых в принадлежности к ХТ. В Татарстане в октябре задержали троих граждан, которых следствие считает лидерами ячейки "тахрировцев", суда ожидают и другие группы.

Адвокат Тимофей Широков, принимавший участие в нашумевшем уфимском деле "двадцати", рассказал "Idel.Реалии":

— "Хизб ут-Тахрир", в отличие от "Аль-Каиды" или ИГИЛ (запрещенные на территории РФ), действительно ведет в России работу, это реальная, структурно оформленная организация, с членством и партийной дисциплиной. По какому-то недоразумению ее отнесли к террористическим, хотя нет никаких доказательств участия этой организации в террористической деятельности. У "Таблиги Джамаат", например, все тот же набор описательных характеристик, но при этом она признана не террористической, а экстремистской. Последователи ХТ действовали открыто, не скрывались, они могли годами собираться на одних и тех же квартирах. С доказательной базой для правоохранительных органов проблем не было. Там и пытки для выбивания показаний если и применяются, то дозировано. Все дело лишь в распределении ролей. Если сотрудничаешь со следствием, даешь показания на других — получаешь срок поменьше, отказываешься сотрудничать — сроки будут больше, могут записать в организаторы. Все проходит по одной схеме, штампуют одни и те же экспертизы. В уфимском деле все надеялись, что отвалится хотя бы 278 статья, маразматическое обвинение в "насильственном захвате власти", ведь не было абсолютно никаких доказательств. В итоге это обвинение не отвалилось, что ФСБ вменило, то и осталось.

Широков не ожидает в будущем году никаких существенных изменений в положении сторонников мусульманских групп. С другой стороны, "Свидетелей Иеговы", по его мнению, уже в ближайшее время могут реабилитировать, поскольку на недавнем заседании Совета по правам человека (СПЧ) президент Владимир Путин, как сообщали СМИ, назвал "чушью" преследование этой организации.

У нас по прихоти высшего руководства та или иная организация может стать и экстремистской, и террористической

— Чушью по уму следовало бы называть и некоторые другие решения Верховного суда, которые нуждаются в пересмотре. У нас по прихоти высшего руководства та или иная организация может стать и экстремистской, и террористической, а разговоры о независимости судов остаются лишь разговорами. Практика показывает, что к заявлениям президента суд прислушивается, поэтому я уверен, что в скором времени "Свидетелей Иеговы" перестанут считать экстремистами. По ним практика еще не наработана, и тут проще "откатить" назад. Очень жаль, что такие вопросы решаются в режиме "ручного управления", это все очень далеко от правосудия и демократии.

За мусульман вступиться некому, и вряд ли из списка экстремистских организаций в следующем году исключат какую-то из мусульманских групп, — продолжает адвокат. — Во время выступления Путина я обратил внимание на его слова о том, что "Свидетели Иеговы" "тоже христиане". То есть уже выстроена некая система приоритетов: христианам мы отводим одно место, они пользуются презумпцией доверия, они более благонадежны, а представители других религий такими привилегиями не пользуются. Это яркая иллюстрация того, как на деле обеспечиваются права граждан, свобода совести и вероисповедания.

Выстроена некая система приоритетов: христианам мы отводим одно место, они пользуются презумпцией доверия

Судя по стенограмме заседания, которая опубликована на официальном сайте СПЧ, Путин, отвечая на вопрос о преследовании "Свидетелей Иеговы", призвал не забывать, что "наше общество не состоит исключительно из религиозных сект", а 90% граждан считают себя православными христианами. Далее прозвучала такая фраза: "Правда, это совсем не значит, что мы представителей религиозных сообществ должны зачислять в какие-то там деструктивные, даже не то что в террористические организации. Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться". Позже на том же заседании президент вновь вспомнил о "свидетелях" и даже прямо пообещал "переговорить" по этому вопросу с председателем Верховного суда Вячеславом Лебедевым: "Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем, и попробуем это сделать".

Ранее эксперт по религиозным свободам Лев Левинсон рассказал в интервью "Idel.Реалии" о заинтересованности Русской православной церкви в борьбе с иеговистами как своими прямыми конкурентами. Однако сегодня РПЦ больше заботит угроза полной потери влияния в Украине, а вот гонения на "свидетелей" и поток религиозных беженцев из России в США и Европу ещё больше осложнят напряженные отношения Москвы и Запада. В таких условиях российские власти действительно могут изменить свой подход к этой проблеме. С другой стороны, член СПЧ Александр Верховский, который принимал участие в заседании Совета в декабре, не считает, что Путин тогда занял какую-то четкую позицию по "Свидетелям Иеговы".

— Он сказал не так, как некоторые пишут. Это были ни к чему не обязывающие слова, которые, по моему мнению, никаких серьезных последствий иметь не будут, — сказал эксперт. — Конечно, кому-то хочется к новогодней елочке верить в лучшее, но отдельные слова ещё ни о чем не говорят. Я существенных изменений не ожидаю. С точки зрения закона дел могут возбудить и в 10 раз больше, но если сверху действительно поступит негласное указание прекратить это все, то оно и прекратится.

На большой итоговой пресс-конференции 20 декабря Путин говорил о "прямом вмешательстве государства" в религиозную жизнь, которого "не было ещё никогда со времён Советского Союза". "Это явное, грубое нарушение религиозных свобод, — сказал он. — И меня больше всего беспокоит, что за этим, безусловно, начнётся передел собственности, он, по сути, уже идёт". Только говорил он, конечно же, не о преследовании "Свидетелей Иеговы" или мусульманских групп в России, речь шла о появлении независимой церкви в соседней Украине. Вопрос о преследовании российских верующих на пресс-конференции вообще не поднимался, и это молчание значит больше любых слов.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Комментарии (49)

XS
SM
MD
LG