Ссылки для упрощенного доступа

"Получает письма стопками". Жена Азата Мифтахова рассказала об условиях в колонии


Азат Мифтахов

Елена Горбань — жена математика Азата Мифтахова, осужденного на шесть лет — побывала в ИК-17 Кировской области, где содержится ее муж. Об условиях жизни в колонии Елена рассказала изданию "Радио Азатлык".

Свидание в Омутнинской колонии проходило с 4 по 7 октября.

— От Кирова до Омутнинска и обратно несколько раз в сутки едет обычная маршрутка, времени на поездку выходит 3-3,5 часа. По подсказкам знающего город человека, я посетила несколько стоящих мест: набережную с видом на реку Вятку и одну из центральных улиц. Этот маршрут удобно вписался в мои планы посмотреть на СИЗО, где на пересылке держали Азата. Очень контрастно, что СИЗО граничит с этой набережной. Древняя постройка, окруженная забором с проволокой, а вплотную к ней — детская площадка, и всё это в нескольких метрах от красивейшего вида на реку, где прогуливаются отдыхающие, — рассказывает Елена Горбань.

БУТЫРКА-ОМУТНИНСК

По словам Елены Горбань, стиль общения персонала Омутнинской колонии отличается от Бутырки добрым отношением к родственникам подсудимых. Встречи в колонии, по ее словам, организованы хорошо.

— Прошло хорошо, со стороны организации придраться особо не к чему. Кроме разве что того, что информация об утверждённых датах доносится до приезжающих буквально в последний момент — это вот действительно большая проблема. Впервые мы смогли как следует поговорить о многих вещах, в том числе личных: хоть после приговора нам и давали свидания в Бутырке, но разговор из кабинок через трубку ощущается куда менее приватным. Даже с осознанием того, что и в комнате, вероятнее всего, тоже есть прослушка, — рассказывает Горбань.

Она считает, что ещё рано строить планы на будущее после освобождения Азата.

— Ни у него, ни у меня даже нет уверенности, что его срок закончится своевременно: всё больше людей признаются виновными в качестве участников Народной Самообороны, в колонии оперативники напоминают Азату о деле из Балашихи. Как ужесточится политический режим в ближайшие годы — неизвестно, но лучше точно не станет, — считает она.

УСЛОВИЯ РАБОТЫ

Азат Мифтахов назначен на работу на пилораме.

— Он много рассказывал о пребывании в колонии. Это в основном работа. На протяжении суток с 5:45 утра из окна доносится музыка: гимн, марши на подъём, на проверку, зарядку и так далее. Азат говорит, что вначале эти мелодии очень цеплялись и не выходили из головы. С раннего утра начинается работа — для его отряда это работа на пилораме. Сейчас он всё ещё "перекатывает бревна", идущие по ленте к раме, что ему кажется не самым тяжелым. С более ранним сбором опилок в мешок он тоже натренировался. А вот после другого вида деятельности — по ловле этих бревен "на окне" с месяц назад — он до сих пор весь в синяках. Более свежие раны на руках меня тоже впечатлили, хотя он относится ко всем повреждениям спокойно. Да, на подобной работе без них очевидно никак, — констатирует Горбань.

Елена Горбань
Елена Горбань

Помимо тяжелой работы, колония предоставляет возможность получить ряд специальностей. Обучение проходит несколько дней в неделю во вторую половину дня. Сейчас Азат учится на плотника-столяра. Елена вспоминает, что эта задача на 8 месяцев.

— Помимо практики, имеются и лекции. Например, изучение разновидностей каких-нибудь лобзиков. Далее в планах — стекольщик. До конца срока успеет освоить все возможные специальности.

МАТЕМАТИКА

Более двух с половиной тысяч математиков из 15 стран мира подписали обращение к Международному конгрессу математиков (ICM) с требованием добиться освобождения Мифтахова. Лондонское математическое сообщество (LMS) выпустило заявление, в котором потребовало освободить аспиранта МГУ.

На математику, по словам жены молодого ученого, времени у Азата Мифтахова не остаётся:

— На чтение его тоже мало — присланные месяц назад книги, которые передали с боем в качестве исключения, он пока не успел начать читать. Личного времени в рабочие 6 дней остаётся несколько часов, на какие-либо занятия не хватает. В один из них эти часы приходится проводить в очереди на звонок перед двумя-тремя из четырех работающих автоматов ради 5-10 минут разговора с близкими.

Колония, где отбывает наказание Азат Мифтахов
Колония, где отбывает наказание Азат Мифтахов

Азат получает много писем.

— Писем тут у него получается писать ещё меньше, чем в СИЗО, зато приходило ему за это время их немало. Случалось, что из огромной стопки писем на весь отряд лишь одно-два письма были адресованы его соотрядникам, от чего ему бывало неловко перед всеми. Как и ранее, получать письма для него очень приятно и важно, — делится Елена Горбань.

По ее словам, сейчас работают три из шести комнат свиданий — это связано с ограничительными мерами против распространения коронавируса. Помимо этого, необходимо сдать ПЦР-тест и мерить температура два раза в день. Свидания в колонии возобновили только в августе, из-за подъема заболеваемости их скоро вновь могут запретить.

Жену поразило, что Мифтахову приходится ходить и работать в обуви на 3-4 размера больше.

— При том, что я отправляла ему спецобувь по размеру ещё полтора месяца назад, и по его просьбе отправляла стельки. Но ничего из этого не передали, как и половину других предметов, вроде не запрещенных. Для этого нужно разрешение начальника ИК, но на свидании Азат ответил, что "это так быстро не делается". Быстро — это 1,5 месяца, которые он вынужден работать в неудобной обуви. Это вот очень возмутительное отношение к здоровью людей, — считает Елена.

Её сейчас больше беспокоит состояние здоровья мужа:

— Из очевидного минуса было не очень хорошее самочувствие Азата. Он простудился за несколько дней до свидания, но побоялся просить лекарства из-за всеобщей настороженности по поводу ковида. Болел несильно — температуры, которую у нас регулярно проверяли, у него не было. Но за время отдыха он так и не поправился и собирался потом пойти к врачу. Как сейчас самочувствие у Азата, я не знаю, за прошедшую неделю он почему-то не смог позвонить.

В 2021 году суд приговорил Азата Мифтахова к шести годам колонии. Приговор вынесли 18 января 2021 года. Его признали виновным по делу о поджоге офиса партии "Единая Россия". Елене Горбань и Андрею Ейкину суд назначил наказание, не связанное с лишением свободы. Ейкину назначили два года условно, а Горбань — четыре года условно.

Мифтахов, который в течение двух лет находится под стражей, вину не признал. Он заявил, что не поджигал офис "Единой России", хотя испытывает к ней неприязнь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (1)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG