Ссылки для упрощенного доступа

"Акция устрашения". Что говорят бывшие коллеги Лилии Чанышевой об её аресте


Лилия Чанышева

Кировский районный суд Уфы 10 ноября арестовал на два месяца бывшего координатора местного штаба Навального ("Штабы Навального" признаны в РФ экстремистской организацией, их деятельность запрещена) Лилию Чанышеву, обвиняемую в "создании экстремистского сообщества". "Idel.Реалии" поговорили с её бывшими коллегами — экс-руководителями поволжских штабов Навального о том, почему под стражей оказалась именно уфимская активистка, а также чего стоит ожидать в ближайшем будущем сторонникам Алексея Навального в регионах.

СЕРИЯ ТРЕВОЖНЫХ СИГНАЛОВ


11 ноября Россию покинул бывший сотрудник самарского штаба Навального Евгений Трубченко — сейчас он находится в Грузии. Свой отъезд активист связал с уголовным преследованием Лилии Чанышевой.

— Издевательство и совершенно бредовое дело в отношении неё не оставили особо выбора. Сумки собрал за сутки, взял совсем немного денег и двинулся в аэропорт, — написал Трубченко.

Его коллега, экс-глава штаба Навального в Самаре Марина Евдокимова уехала за границу летом этого года. В разговоре с корреспондентом "Idel.Реалии" она попросила не называть страну своего пребывания из соображений безопасности. По словам Евдокимовой, если бы она не покинула Россию, то тоже могла бы оказаться под арестом.

— Прошла серия тревожных сигналов, что надо уезжать: и сотрудников задерживали, и координаторов. И в Москве, и в других городах. Меня, например, сняли с самолёта при перелете из Самары в Санкт-Петербург. Уверена, что если бы я тогда не сбежала из страны (потому что у меня чудом не отобрали загранпаспорт, мне его удалось спрятать), я была бы сейчас в той же самой ситуации, что и Лиля. И многие другие люди — Семён Кочкин, например. Все те ребята, которых снимали с поездов, задерживали, везли на допросы. Если бы они не поняли эти сигналы и не уехали, они были бы в аналогичной ситуации с Лилией, — рассказывает Евдокимова.

Бывший координатор чебоксарского штаба Навального Семён Кочкин покинул Россию в октябре этого года — сейчас он находится в Грузии. По его словам, в момент отъезда он хотел вернуться на родину через несколько месяцев, однако арест Чанышевой заставил активиста изменить планы.

— Когда я приехал в Грузию, я думал, что покинул Россию рано, что стоило остаться, — вспоминает Кочкин. — Но теперь я уверен, что сделал всё правильно. После того, как ФБК и штабы Навального признали экстремистскими, меня это смутило, но я посчитал, что это ерунда, что они просто нас пугают. Потом мне позвонили мои друзья-правозащитники и сказали: "Семен, мы тебе никогда такого не говорили, но сейчас у тебя оранжевая угроза, может быть всё что угодно. Каждый день в России для тебя — это увеличение риска". Я подумал, что какое-то время поживу в Грузии. При этом власти меня как будто не хотели выпускать: я был задержан, провёл ночь в отделении. Ну, думаю, ладно, не на несколько месяцев — на полгода уеду. Ну, видимо, мои друзья были правы, опасность реально высокая.

Бывший координатор саратовского штаба Навального Дмитрий Цибирев сейчас находится в родном городе под подпиской о невыезде. Он стал фигурантом местного "санитарного дела" (уголовное дело о нарушении санитарных норм на митинге 23 января — "Idel.Реалии"). Впрочем — вопреки всем опасениям — активист не намерен уезжать из России.

— У меня подписка о невыезде, следственные действия прекращены. В ближайшую неделю мы с адвокатом должны знакомиться с этим делом, они написали аж 11 томов, я по этому делу обвиняемый. Суд будет ориентировочно через месяц. Бежать из страны я совсем не хочу. У меня, конечно, была куча вариантов уехать даже до занятия политикой. Я всегда выбирал оставаться здесь и до сих пор живу в Саратове, хотя мог бы уехать работать и в Москву, и за границу. Но я люблю свой город, люблю свою страну и очень хочу здесь жить, — говорит Цибирев.

Тем не менее активист пессимистичен в оценках происходящего и считает, что "всем опасно оставаться в России". По его словам, заниматься журналистикой в России сейчас "опасно" из-за "метки иностранных агентов". Цибирев подчёркивает, что "ни у Путина, ни у партии власти нет других методов, кроме репрессий — а дальше все будет только хуже".

— Где эта граница и что меня заставит уехать — я не знаю. В прошлом году Алексея Навального отравили — было опасно, сейчас всех сажают — опасно. И через год безопаснее не станет — это точно. Можно сказать, уезжать нужно всем. А можно сказать, что нужно остаться и как-то продолжать бороться, — констатирует Дмитрий Цибирев.

ОНА БЫЛА ОРИЕНТИРОМ ДЛЯ МНОГИХ ЛЮДЕЙ

За неделю до ареста Лилия Чанышева опубликовала в своем аккаунте в Instagram видео под заголовком "Что делать, когда "валить" — не вариант?" В нем она призывает жить по совести, писать письма политзаключенным и радоваться каждому дню на свободе. В день задержания Чанышевой соратник Навального Леонид Волков написал, что она "начала вязать макраме на заказ, и ей это доставляет огромное удовольствие".

Семён Кочкин связывает преследование Чанышевой с былыми успехами штаба, который она возглавляла.

— Лиля давно, с 2017 года, руководила [уфимским] штабом — с самого начала и до закрытия. Её штаб был успешным и эффективным. При этом Лилия была, наверное, самой конструктивной из всех моих бывших коллег, — рассказывает Кочкин. — Можно говорить о безумных теориях. Им нужно, чтобы точно все испугались, поэтому взяли самого хорошего человека. Я не знаю, почему ее привлекли — всё это очень страшно и непонятно. Возможно, принимая решение, они просто бросают кубик, куда он упадет — того и накажут. Рандом абсолютный. На её месте мог быть любой другой бывший координатор.

Дмитрий Цибирев не знает, почему именно в отношении Лилии Чанышевой возбудили уголовное дело, но предполагает, что "указание "мочить" штабы Навального приходит "сверху". По его словам, власти "не останавливаются даже после закрытия штабов".

— Случай с Лилей показывает, что им неважно, ведет человек политическую деятельность или нет. Результат, которого они хотят добиться, — прекращение любой оппозиционной деятельности, — считает Цибирев. — И совершенно неважно, занимаешься ты чем-то или нет. Если они решили, что заниматься оппозиционной политикой человек потенциально может, значит, он опасен для власти — его нужно судить, закрыть. Слова сложно подобрать, санкции совершенно неожиданные. Я до сих пор в шоке нахожусь от того, что происходит, в какой стране мы оказались. Сложно говорить об этом.

Экс-координатор штаба Навального в Казани Олег Емельянов говорит, что арест Чанышевой вызвал у него "шок".

— Мы виделись несколько раз лично, она добрейший, честный и открытый человек. То, что ей вменяют, — абсолютная выдумка и, конечно, никак не вяжется с законом. Нет ни капли сомнений, что это адская месть за все то, чем Лилия занимались последние годы, — отмечает Емельянов. — У меня даже нет предположений, почему она стала первой из экс-координаторов штабов. Но, наверное, это говорит о качестве работы, которую делала Чанышева: отличные расследования и попытки баллотироваться на публичные должности. Этот арест, возможно, — своего рода сигнал тем, кто остался, кто продолжает заниматься политикой уже без поддержки прошлых структур. Хотя люди делают простые вещи, которые в других — более демократических странах — приветствуются, а не наказываются.

Бывший координатор ижевского штаба Навального Иван Елисеев в июле 2021 года объявил о создании движения "Удмуртия против коррупции". Он не стал уточнять, где находится сейчас. По его мнению, Лилия Чанышева — "гениальный политик, поскольку люди для нее всегда были не каким-то расходным материалом, а личностями".

— Она была ориентиром для многих людей по всей стране — и как человек, и как профессионал, — говорит Елисеев. — Сейчас я испытываю очень сильное чувство злости, потому что мы все вроде понимали про степень людоедства путинского режима, но СИЗО для беременной женщины (на заседании суда по избранию меры пресечения Чанышева сообщила, что у нее — ранний срок беременности — "Idel.Реалии") снова разорвало этот шаблон. Тем не менее какая-то часть меня всё ещё верит, что всё будет хорошо. Лиля очень сильная, она может справиться с чем угодно. И в самые трудные моменты она всегда верила в лучшее. И сейчас, мне кажется, нужно продолжать это делать. Но эта вера, конечно, никак не оправдывает тех негодяев, которые отправили её в СИЗО.

Елисеев добавляет, что арест Чанышевой — это "акция устрашения". Для этого, по его словам, "специально была выбрана женщина, еще и беременная".

— Для того, чтобы запугать всех людей, — бывших сотрудников и вообще не сотрудников. Чтобы показать всем людям, которые продолжают поддерживать Алексея Навального, что в их отношении режим не готов видеть каких-то берегов, ограничений. И готов на абсолютно любые зверства. Я думаю, что это самое основное здесь, — резюмирует Елисеев.

"ВИНА" ЛИЛИ В ТОМ, ЧТО ОНА РЕШИЛА ОСТАТЬСЯ"

Экс-коллеги Лилии Чанышевой, проживающие сейчас за границей, считают, что теперь власти начнут преследовать всех оппозиционеров, которые остались в России.

Семён Кочкин в разговоре с "Idel.Реалии" отмечает, что "большая угроза" нависла над всеми экс-координаторами Штабов в регионах. По его мнению, "российские законы пишут таким образом, чтобы не нарушить их было бы невозможно".

— Например, закон об иностранных агентах. Они всё специально так раздувают, создают серые зоны, в которых они могут делать все что угодно. И, по большому счету, любого моего коллегу могут сейчас посадить. Хотя могли и до этого посадить — сделать пару протоколов по "Открытой России" (признана в России "нежелательной организацией" — "Idel.Реалии"), по митингам. Но сейчас у них появился ещё один механизм, ещё одна возможность посадить активистов. И из-за того, что нормальным людям непонятна логика их действий, прогнозировать дальнейшие шаги невозможно. Страшно ещё, что судьи превратились в роботов, которые просто сидят и формально ставят печати. А если будет расстрел за экстремизм, они так же послушно будут все указания исполнять? — задается вопросом Семен Кочкин.

Марина Евдокимова полагает, что власти продолжат "закручивать гайки". Она считает Чанышеву "одной из лучших координаторок" и предполагает, что "сейчас возьмутся за всех, кто остался, не понял сигналов и не уехал".

— "Вина" Лили не только в том, что она — яркий политик. Ярких и талантливых политиков в команде Навального было очень много. "Вина" Лили в том, что она решила остаться. А власть не может себе позволить оставить в стране оппозиционных политиков, людей из команды Навального, — говорит Евдокимова. — Я думаю, сейчас будут "закручивать гайки", хотя, казалось бы, говорили так из года в год. Но я даже представить себе не могла, что будет всё настолько плохо. Думаю, что посадят абсолютно всех неугодных — до кого дотянутся, тех, кто не успеет уехать, — журналистов, политиков, адвокатов. Мы уже видим огромное количество абсурдных дел по экстремизму, оправданию терроризма, за комментарии в соцсетях.

Муж Лилии Чанышевой Алмаз Гатин рассказал журналистам, что его супруге, находящейся под стражей, не позволяют видеться с родными под предлогом пандемии.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии

XS
SM
MD
LG