Ссылки для упрощенного доступа

Муж Лилии Чанышевой: "Это политическое указание, продублированное следствием и судом — лишить её свободы"


Лилия Чанышева и её супруг Алмаз Гатин. Автор фотографии — Ольга Комлева

Кировский районный суд Уфы в среду вечером, 10 ноября, арестовал на два месяца бывшего координатора местного штаба Навального Лилию Чанышеву ("Штабы Навального" признаны в РФ экстремистской организацией, их деятельность запрещена). Её обвиняют в создании "экстремистского сообщества" (часть 1 статьи 282.1 УК РФ). После заседания суда "Idel.Реалии" поговорили с мужем активистки — Алмазом Гатиным. Он рассказал, как встретил очередные репрессии против его жены, что думает о предъявленных ей обвинениях и почему семья не эмигрировала после признания Штабов Навального экстремистскими организациями.

С ходатайством о заключении под стражу вышли следователи СКР, ранее задержавшие Чанышеву по обвинению в создании "экстремистского сообщества".

Во вторник, 9 ноября, у Чанышевой и ряда других уфимских сторонников Алексея Навального прошли обыски с изъятием оргтехники, средств связи и документов, после чего активистов увезли на допрос в региональное управление СКР.

Обыски и допросы проходили в рамках расследуемого Главным следственным управлением СКР "объединенного уголовного дела" в отношении Алексея Навального и его ближайших соратников. Оно включает в себя статьи Уголовного кодекса о легализации денежных средств, полученных преступным путем, а также о финансировании экстремистской деятельности, руководстве и участии в экстремистском сообществе, о создании некоммерческой организации, посягающей на личность и права граждан, и о вовлечении несовершеннолетних в опасную деятельность. Санкцию на обыски у активистов 14 октября дал Басманный суд Москвы.

Лилию Чанышеву после многочасового допроса задержали на 48 часов — до избрания меры пресечения судом. В тот же день ей предъявили обвинение по ч.1 ст. 282.1 УК РФ (Создание и руководство экстремистским сообществом).

Эта статья предусматривает штраф в размере от 400 тысяч до 800 тысяч рублей либо лишение свободы на срок от шести до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до десяти лет и с ограничением свободы на срок от одного года до двух лет.

Судья Кировского районного суда Азамат Бикчурин отправил Лилию Чанышеву под арест до 9 января 2022 года. Она будет содержаться в московском СИЗО-6, куда ее должны этапировать в ближайшее время.

После заседания суда по избранию меры пресечения "Idel.Реалии" поговорили с Алмазом Гатиным — мужем Лилии Чанышевой — о том, как он встретил очередные репрессии против его жены, что он думает о предъявленных ей обвинениях и почему семья не эмигрировала после признания Штабов Навального экстремистскими организациями.

— Как вы познакомились с Лилией? Давно это произошло?

— Мы встретились в феврале 2017 года. Наше знакомство переросло в крепкую дружбу и в любовь. Венцом этого стала наша свадьба, которая прошла в апреле нынешнего года.

Для Лилии понятия свободы, гражданской активности, защиты людей — не праздные вещи

— В том — 2017 году — Лилия возглавила уфимский штаб Навального. Скажите, как она принимала решение уйти с высокооплачиваемой работы в консалтинговой компании "Делойт" и прийти в оппозицию, где зарплата гораздо меньше, а работа гораздо труднее и опаснее?

— Её выбор был самостоятельным. Я имел право в данном случае только ее поддержать. Для Лилии понятия свободы, гражданской активности, защиты людей — не праздные вещи. Это смысл ее жизни, формировавшийся многие годы. Конечно, над таким шагом она серьезно размышляла, стоит ли на него идти, но в итоге в марте 2017 года она возглавила местный штаб Навального.

— А как отнеслись к этому вы?

Лилия Чанышева и Алмаз Гатин
Лилия Чанышева и Алмаз Гатин

— С пониманием. Потому что у любящих людей всегда есть обоюдная поддержка.

— Как Лилия впоследствии отнеслась к своему решению? Не было у нее сожалений?

— Мне трудно об этом судить. У нее была захватывающая работа, интересные встречи в штабе со сторонниками и сочувствующими. Дома мы старались обсуждать личные, семейные дела, хотя о работе она, разумеется, тоже рассказывала. Бывало, говорила о различных сложностях, трудностях, о какой-то эмоциональной стороне своей деятельности… Но я всегда ее поддерживал.

— Случались ли у вас какие-то споры, разногласия в семье, когда Лилию задерживали, арестовывали, возбуждали против нее административные дела?

Отсутствие возможности заниматься тем, что для нее было очень важным — все это отражалось на ее эмоциональном состоянии

— Нет, споров, диспутов, тем более упреков в нашем общении по этому поводу не было. Конечно, я переживал, когда такое случалось. Но я понимал ее.

— Как Лилия восприняла решение о закрытии штабов Навального? Сильно переживала?

— Разумеется, это ее расстроило. Отсутствие возможности заниматься тем, что для нее было очень важным — и не только для нее, но и для всей нашей страны — все это отражалось на ее эмоциональном состоянии. Но это произошло довольно быстро. Ведь они [власти] решили "закрыть" немедля все вопросы с гражданской активностью в нашей стране, это было очевидно. Во избежание дальнейших арестов, репрессий соратники Навального вынуждены были закрыть штабы. После этого Лиля осталась уже без работы.

— Чем она занималась летом и в начале осени, кроме общественных расследований? Искала ли новую работу?

Она готовилась стать мамой — мы же создали семью, с планами рождения и воспитания ребенка

— Я ее поддерживал финансово и материально. Конечно, она и сама думала о какой-то удаленной работе. Ей, например, очень нравится макраме. Возможно, она, будучи на свободе, развивала бы это направление в интернете. Кроме того, она занялась поисками в архивах личных историй своих репрессированных предков, в целом истории своей семьи. Для неё этот момент всегда был очень важен, но раньше у неё не хватало времени. И, конечно, она готовилась стать мамой — мы же создали семью, с планами рождения и воспитания ребенка

— Многие соратники Навального из Москвы и регионов в течение этого года эмигрировали за границу. Почему Лилия не захотела уехать? Размышляли ли вы об этом?

— Нет, уезжать, эмигрировать из России ни она, ни я не собирались. Мы живем и намерены жить в той стране, в которой родились.

— Возвращаясь к сегодняшнему дню, расскажите, как проходили обыск и допрос?

— Силовики пришли к нам в шесть утра. Сначала был стук, затем громкий звонок, и одновременно с этим начали выламывать дверь. Лиля попросила их остановиться и открыла дверь. Ворвались росгвардейцы, меня вытащили из спальни. За ними вошел следователь СКР, показал постановление Басманного суда Москвы на обыск. Вместе с ними зашли двое сотрудников УБЭП МВД, следователь из Москвы, сотрудники ЦПЭ, понятые и специалист, описывавший и упаковывавший изымаемые вещи.

Уезжать, эмигрировать из России ни она, ни я не собирались

Были изъяты телефоны, планшеты, ноутбук, фотокамера, документы. Из спальни забрали Лилины личные сбережения, которые были накоплены еще на предыдущей работе. Обыск продолжался до обеда, после чего Лилю увезли на допрос в управление СКР на Советской площади. Допрос продолжался где-то до семи вечера, после чего мне вручили официальное сообщение о ее задержании на 48 часов в качестве подозреваемой. Одновременно Лиле предъявили обвинение по ч.1 ст.282.1 УК РФ. Из СКР ее уже увезли в изолятор временного содержания УВД Уфы.

— Удалось ли вам с тех пор пообщаться?

— Нет, со вчерашнего вечера я свою супругу не видел. Утром я отвез ей передачу в ИВС, но увидеться не удалось. В зал суда, где Лиле избирали меру пресечения, меня не пустили. После судебного заседания ее сразу увезли в СИЗО.

— Обещали ли вам дать свидание?

— Нет, не обещали. Я жду информации от адвокатов. Они будут подавать апелляцию на заключение супруги под стражу. По итогам апелляции, если останется арест, возможны варианты — либо она, как сказали, будет отбывать его [арест] в СИЗО-6 Москвы, либо в Уфе.

— Ей предъявлены ровно такие же обвинения, как и самому Алексею Навальному и его ближайшим соратникам Леониду Волкову, Ивану Жданову — "создание и руководство экстремистским сообществом". Ожидала ли она или вы такого? Как вы думаете, почему именно Лилия попала под этот каток?

Обвинения не имеют под собой никакого юридического смысла и вообще любого смысла

— Возможно, потому что она возглавляла, как говорит и сам Алексея Навальный, и его ближайшие соратники, один из самых эффективных в стране штабов. И, возможно, еще потому, что она была руководителем одной из уже закрытых организаций [из структур, близких к ФБК — "Фонда защиты прав граждан "Штаб"].

— А что вы думаете об этих обвинениях?

— Они не имеют под собой никакого юридического смысла и вообще любого смысла абсолютно. Это политическое указание, продублированное следствием и судом — лишить Лилию свободы.

— Как вы думаете, чем это дело может завершиться?

— Если исходить из плохого варианта, нужно быть готовым к тому, что арест может быть продлен. Тем более в рамках этого большого так называемого "объединенного" дела против Навального и его сторонников — дела, которое может расследоваться очень долго.

Но все же я рассчитываю, что апелляционная инстанция отменит решение об аресте. Пока же мы будем подавать апелляцию и добиваться свидания с Лилей. И дальше бороться за ее свободу.

Лилия Чанышева

Лилия Чанышева родилась в Уфе в 1982 году. В 2001 году приступила к занятиям в Финансовой академии при Правительстве России в Москве, которую успешно окончила в 2005 году, получив образование по программе "Государственные и муниципальные финансы". Учась на 4-м курсе, стала работать бухгалтером и менеджером по налогообложению в одной из крупнейших аудиторско-консалтинговых компаний PricewaterhouseCoopers.

В 2011 году — во время выборов в Госдуму — Чанышева была удаленным наблюдателем: изучала прямые эфиры с избирательных участков и отмечала нарушения при голосовании. После подведения итогов выборов принимала участие в митингах оппозиции.

В 2013 году работала волонтером на кампании оппозиционного кандидата в мэры столицы Алексея Навального. В это же время вступила и в созданную им "Партию прогресса". Осенью 2013 года вернулась в Уфу и стала работать старшим менеджером по налогообложению и праву в еще одной международной аудиторской фирме — "Делойт".

В 2017 году возглавила уфимский штаб Навального, который организовал в столице Башкортостана несколько массовых протестных митингов и шествий в 2017-2018 годах, в том числе так называемые "антикоррупционные" митинги в марте и в июне 2017 года, а также акции под названием "Забастовка избирателей", "Он [Путин] нам не царь!" в 2018 году.

В апреле 2017 года Лилия Чанышева возглавила инициативную группу граждан по проведению республиканского референдума о введении в Башкортостане прямых выборов мэров городов и районов. Инициативу заблокировало Госсобрание республики.

Штаб опубликовал ряд резонансных расследований о коррупции и нравах представителей республиканской верхушки, в том числе о нарядах жены главы республики Радия Хабирова, о расходах на содержание дач самого Хабирова, о количестве служебного транспорта для обслуживания местных депутатов и чиновников.

В 2018 году Лилия Чанышева стала председателем регионального отделения организуемой Алексеем Навальным партии "Россия будущего" (она не была зарегистрирована Минюстом РФ).

В 2019 году Чанышева пыталась выдвинуться независимым кандидатом на выборах в горсовет Уфы, однако горизбирком отказал ей в регистрации под предлогом недостатка представленных подписей избирателей. Попытки активистки обжаловать отказ в судах успеха не имели.

В 2019-2020 годах сотрудники и волонтеры штаба приняли участие в защите шихана Куштау .

После ликвидации штабов Навального весной 2021 года активистка занималась общественными расследованиями в сфере незаконной точечной застройки в Уфе, проблемами формирования республиканского и муниципальных бюджетов.

За последние четыре года Лилия Чанышева не раз подвергалась репрессиям со стороны властей за организацию несанкционированных публичных акций.

Так, в октябре 2017 года Октябрьский районный суд Уфы назначил Чанышевой 40 часов обязательных работ за "организацию несанкционированного шествия" в день рождения Владимира Путина 7 октября. Позднее обязательные работы заменили штрафом.

В январе 2018 года активистку арестовали на пять суток за "организацию" в Уфе протестного шествия "Забастовка избирателей". В мае того же года суд отправил Чанышеву под арест на 30 суток за "организацию" протестного шествия "Он нам не царь!"; позднее срок ареста был сокращен до 18 суток.

В ноябре 2019 года Чанышеву силой выдворили из здания Госсобрания РБ, когда она пыталась выступить с критикой проекта республиканского бюджета.

В январе 2021 года активистку арестовали на пять суток за "организацию" протестного шествия в Уфе 23 января в защиту Навального. Через несколько дней после отбытия этого наказания Чанышеву арестовали на десять суток за "организацию" нового протестного шествия уже 31 января.

В июле Минюст РФ включил некоммерческую организацию "Фонд защиты прав граждан "Штаб", которую возглавляла Чанышева, в число иностранных агентов.

В октябре Кировский райсуд Уфы взыскал с Лилии Чанышевой, активистов Ольги Комлевой и Ильгама Янбердина солидарно 2 миллиона 328 тысяч рублей в качестве компенсации за работу полиции на протестных акциях 23 и 31 января. Решение суда в силу ещё не вступило.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (16)

XS
SM
MD
LG