Ссылки для упрощенного доступа

ВКТ как представительный орган татар всего мира, или "сабантуйная стратегия" больше не работает


Свою работу начинает VI курултай Всемирного конгресса татар (ВКТ), а значит, самое время подвести итоги как предыдущего пятилетнего срока (курултай созывается раз в пять лет), так и всей 25-летней истории данной организации. Четверть века срок немаленький, и на примере самой главной татарской организации можно оценить, чего удалось добиться татарской общественности, а что наоборот было упущено за эти годы.

Татарских общественных организаций в сегодняшней России немало, правда, большинство из них, за небольшим исключением, регионального масштаба. Помимо Всемирного конгресса татар существует и другая крупная организация – Федеральная национально-культурная автономия татар (её председатель — депутат Госдумы Ильдар Гильмутдинов), объединяющая под своим крылом татарские автономии в ряде российских регионов. Но она за эти годы так и не сыграла серьезной роли в деле консолидации татарской этнонации. Прежде всего, из-за того, что закон о национально-культурных автономиях от 1996 года де-факто не работает и их статус на сегодняшний день ничем не отличается от статуса рядовых общественных объединений. Поэтому на сегодняшний день Всемирный конгресс татар остается в глазах общества главной татарской организацией, именно от нее справедливо ждут серьезных движений в деле сохранения этнического потенциала татарского народа и отстаивания его законных интересов.

КАК НАЧИНАЛСЯ ВКТ И КАК ПРИШЕЛ К "САБАНТУЙНОЙ СТРАТЕГИИ"

Именно от ВКТ справедливо ждут серьезных движений в деле сохранения этнического потенциала татарского народа и отстаивания его законных интересов

Стоит напомнить, что Всемирный конгресс татар с самого начала задумывался, во-первых, как провластная альтернатива Милли Меджлису татарского народа и Татарскому общественному центру, так как последние две организации, несмотря на апеллирование к властям Татарстана, были абсолютно автономными и, значит, самостоятельными в своей деятельности. "Романтический период" в развитии национальных движений нисходил на нет, а значит, подобные организации в условиях сужающейся базы демократии и политического плюрализма, на российском политическом поле уже не смотрелись органично. Во-вторых, ВКТ рассматривался не только в качестве представительного органа татарского народа, но и благодаря своему "полугосударственному" статусу неким аналогом министерства по делам татар, проживающих за пределами Татарстана. Подчеркнем: не диаспор, а просто соотечественников-татар, т.к. основная масса татар, сконцентрированная за пределами Татарстана, диаспорой всё же не является — это коренной народ этих территорий, проживавший на них издавна, еще со времен существования самостоятельных татарских государств. Из-за того, что основная масса татар проживает вне Татарстана, именно Всемирный конгресс татар, как представительный орган татарского народа, обладает необходимой легитимностью представителя его интересов. Получается, в этом смысле он намного выше даже официальных властей Татарстана.

Делегатов VI курултая Всемирного конгресса татар встречают в Международном аэропорту Казани
Делегатов VI курултая Всемирного конгресса татар встречают в Международном аэропорту Казани

Основной упор в деятельности ВКТ с конца 1990-х годов был сделан на выстраивание структуры татарских общественных объединений в различных уголках РФ и некоторых зарубежных странах, где имелись крепкие татарские диаспоры.

И сегодня татарские национальные объединения имеются практически в каждом регионе не только России, но и всего мира, где живет хотя бы небольшая группа татар. И это, пожалуй, основной успех деятельности самого Конгресса – структура создана, а значит, пора идти дальше, ведь мало создать общественную структуру, важно наполнить её существование важным смыслом.

Татарское сообщество не смогло осмысленно выработать основной вектор своего дальнейшего развития

К концу 2000-х стало ясно, что с этим большая проблема. Проще говоря, татарское сообщество не смогло осмысленно выработать основной вектор своего дальнейшего развития. И это как зеркало отразилось на самой главной татарской организации. Винить в этом только лишь сам Всемирный конгресс татар было бы бессмысленно и, по сути, не совсем верно, т.к. подобной "болезнью" страдает всё татарское сообщество, в том числе, и мусульманская (имеются в виду так называемые соблюдающие мусульмане-татары) её часть.

Федеральный центр давил всё сильнее, лишая республики какой-либо политической самостоятельности и оставляя им на откуп лишь экономику. Татарстанская властная элита покорно на это согласилась, и в результате, несмотря на то, что две трети татар проживает за пределами РТ, республика все эти годы молчаливо и безучастно наблюдала за своими соотечественниками, не предпринимая практически никаких шагов по содействию в обустраивании их национальной жизни. Ярче всего это проявлялось на примере соседнего Башкортостана, где острота татарского вопроса была видна невооруженным взглядом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Татарский язык в Башкортостане. История вопроса

К чему такая политинформация, спросите вы? А причина в том, что Всемирный конгресс татар по своему статусу всегда был не просто общественным объединением – это было скорее полугосударственное-гибридное образование, фактически выполняющее функции посредника между татарской нацией и властной элитой Татарстана. Именно по этой причине конгресс плавно перешел на пресловутую "сабантуйную" стратегию. Это была своеобразная попытка ухода от существующих проблем в татарском мире, попытка занять себя хоть чем-то, чтобы оправдать смысл своего существования. То есть причина нынешнего кризиса не сколько в самом Конгрессе как таковом, причина скорее в том, что Конгресс стал слишком сильно зависеть от настроений "наверху", которые отнюдь не всегда способны адекватно оценить даже собственное положение, не говоря уже о будущем всей татарской этнонации. Именно в этом следует видеть основную причину превращения Всемирного конгресса татар в своеобразный "филиал" министерства культуры республики Татарстан.

Главным практическим упущением, за которое ответственна прежде всего сама республика – это "слив" проекта Татарского национального университета

Эффективность и успешность деятельности любого объединения определяеются прежде всего тем, достигнуты ли поставленные цели и задачи. Первый съезд Конгресса в 1992 году вообще обошелся без программных документов (что показывает лишь поспешность, с которой власти пытались сформировать альтернативу Милли Меджлису и ТОЦу), их создавали уже задним числом после самого курултая, затем многие стратегические задачи перекочевали в документы второго съезда. Многие вещи были не выполнены, в том числе, из-за изменения общей политической обстановки в Российской Федерации. Однако главным практическим упущением, за которое ответственна прежде всего сама республика – это "слив" проекта Татарского национального университета. Задача его строительства неоднократно подтверждалась в резолюциях многих съездов Всемирного конгресса татар, однако драгоценное время по малопонятной причине было упущено. И даже сегодня, когда, казалось бы, необходимость этого учебного заведения стоит особенно остро, никаких практических "телодвижений" в этом направлении так и не видно.

Митинг татар в Казани. 1992 год
Митинг татар в Казани. 1992 год

Но даже в нынешнем положении именно Всемирный конгресс татар, учитывая множество факторов, а именно: 1) концентрацию интеллектуального ресурса из числа известных представителей татарской интеллигенции в его Исполкоме; 2) возможность донести до властей Татарстана свою позицию; 3) и безальтернативность его положения в татарском сообществе — просто обязан взять на себя ношу лоббирования идеи национального университета.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ИСТОКАМ

Сабантуйная стратегия, очень часто направленная не на достижение важных целей, а больше являющаяся, по сути, мероприятием ради мероприятия, полностью себя исчерпала

Нынешние скандалы и неоднозначные события, связанные с деятельностью Конгресса (такие как проведение весьма сомнительных с точки зрения эффективности Сабантуев в Париже и других местах земного шара, где татар по факту очень мало, либо недопуск молодых активистов на съезд организации), дают основания говорить о необходимости скорейшей реформы самого Конгресса. Сабантуйная стратегия, очень часто направленная не на достижение важных целей, а больше являющаяся, по сути, мероприятием ради мероприятия, полностью себя исчерпала. Совершенно ясно, что дальше так жить нельзя. Реформа должна коснуться как организационных вещей, так и общих направлений и методов работы ВКТ.

Главная цель – это возврат Конгресса к его первоначальным целям и функциям. То есть переформатирование ВКТ из его нынешнего сабантуйно-фестивального состояния в представительный орган татарского народа, защищающий интересы всей татарской этнонации.

Разговоры вокруг предстоящего курултая в последнее время касались, в основном, кандидатуры на пост председателя ВКТ. Этот вопрос безусловно важный, однако он поставлен не совсем уместным образом. В нормальной организации должна быть конкуренция не просто людей, а прежде всего, концепций, программ и подходов (проще говоря, тактики). Если нынешний председатель Ринат Закиров всё-таки усидит в своем кресле, главной задачей Конгресса должна стать коренная перекройка его работы и возвращение к своим первоначальным целям. Если этого не произойдет, то в следующие пять лет мы неизбежно станем свидетелями смерти этого важнейщего общественного органа.

Возможно, в следующие пять лет мы неизбежно станем свидетелями смерти ВКТ

Итак, организационно Конгресс должен освободиться от излишней властной опеки, серьезно сдерживающей как деятельность самой организации, так и всей татарской этнонации. В конце концов, история с Договором о разграничении полномочий, о котором начали говорить только накануне его истечения, показывает всю слабость такой "опеки". Вместо широкого обсуждения в обществе, инициатором которого мог бы стать Конгресс (что придало бы легитимности этому важному документу, а значит, усилило бы позиции республики в переговорах с федеральным центром), на выходе мы получили молчание, характерное именно для бюрократического мышления. Инициатива в данном случае может идти только от самих властей, они должны определиться, что они хотят получить от Конгресса на выходе – "филиал" министерства культуры РТ по проведению сабантуйно-фестивальных мероприятий или же общественный орган, защищающий интересы всей татарской этнонации, а значит, в конечном итоге и республики. Освободившись от излишней опеки, Конгресс в состоянии вести ту работу, на которую у властей РТ не хватает ни сил, ни решительности.

ВКТ должен стать мозговым центром этнонации, определяющим как основные вызовы, стоящие перед татарской нацией, так и пути их решения. Не секрет, что общий кризис вектора развития татарской этнонации сказался не только на детальности ВКТ. В настоящее время всё татарское сообщество переживает свой внутренний идеологический кризис, ярко проявляемый хотя бы в том моменте, что даже понятие меценатства у богатых татарских бизнесменов и чиновников свелось исключительно к строительству мечетей и в лучшем случае к изданию красочных изданий с красивыми фотографиями, посвященных истории конкретного населенного пункта, откуда родом сам меценат или его родственники. Весьма редки случаи финансирования, например, краеведческих исследований (с работой в госархивах) с последующим изданием этих работ. Аналитическая работа ВКТ в конечном итоге помогла бы выйти из этого идейного тупика.

Но главной долгосрочной целью работы Конгресса должно стать конкретное региональное направление, ведь именно за пределами Татарстана проживает основная масса татар.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: "Каким должен быть Всемирный конгресс татар"

ДОЛГ ПЕРЕД ТАТАРАМИ БАШКОРТОСТАНА

В этой связи татары, проживающие к востоку от реки Ик, в республике Башкортостан – это одновременно и важнейшая часть татарской этнонации, и "вечная головная боль" для Всемирного конгресса татар. Бравурные отчеты о проведении пышных фестивалей и Сабантуев, в данном случае легко разбивались на том основании, что практически никакой целенаправленной работы на достижение стратегических задач здесь не велось долгие годы.

Татары, проживающие к востоку от реки Ик, в республике Башкортостан – это одновременно и важнейшая часть татарской этнонации, и "вечная головная боль" для Всемирного конгресса татар

Как известно, основная масса проблем здесь была связана с антитатарской политикой первого президента РБ Муртазы Рахимова. Однако даже по прошествии семи лет с момента его ухода с поста руководителя республики ни одна из принципиальных национальных проблем татар республики так и не была решена. Определенная ответственность лежит и на Всемирном конгрессе татар, который повел себя крайне нерешительно в деле консолидации татарской общественности республики. Весьма позорным является тот факт, что в течение этих семи лет Всемирный конгресс татар так и не смог провести в Башкортостане свое выездное заседание, где можно было бы обсудить проблемы, стоящие перед татарами республики и выработать пути их разрешения. Каждый год в конце декабря, когда ставятся планы на предстоящий год, ВКТ вносит в свой график это мероприятие, и каждый год данный пункт остается невыполненным.

Еще на прошлом V курултае в 2012 году, по предложению ветерана татарского национального движения Фаузии Байрамовой, в резолюцию был включен пункт о необходимости создания отдельного отдела при Исполкоме ВКТ для работы с татарами Башкортостана. Прошло пять лет и общие контуры практических шагов по претворению этих планов в жизнь стали заметны только сейчас. А между тем, драгоценное время проходит, и политическая обстановка в Башкортостане, всегда отличавшаяся своим непостоянством, может измениться. Как говорил Ленин, "вчера было рано, завтра будет поздно".

Решение татарского вопроса в Башкортостане — проблема сложная, которой в Казани, как правило, предпочитали не заниматься. Ведь для этого нужно не только недюжинное мужество, но и серьезная аналитическая, а кое-где и политическая работа. И это никак не вписывается в формат "сабантуйной стратегии", но этим необходимо заниматься хотя бы потому, что в Башкортостане сконцентрирована самая крупная часть татарской этнонации, локализованная за пределами Татарстана и отличающаяся к тому же своим высоким национальным самосознанием.

Помимо организационной работы, здесь необходима выработка отдельной программы-стратегии по решению татарского вопроса в РБ с своеобразной программой-максимум и программой-минимум. То есть вся работа не должна идти в сторону проведения дежурных сабантуйных мероприятий — она должна быть направлена в сторону конкретных и четких задач, выдвинутых в качестве первоочередных в программных документах татарских организаций Башкортостана. Это как вопрос со статусом татарского языка, так и вопрос об открытии татарского телерадиовещания на республиканском телевидении, проблема татарского национального образования и т.д.

Сохранение этнического потенциала агидельских татар — это архиважная задача, стоящая перед ВКТ и всей татарской нацией, ведь судьба всего татарского народа в будущем будет определяться именно в двух республиках: Татарстане и Башкортостане, где сконцентрировано 60% всей татарской этнонации. И в ближайшие годы эта концентрация только увеличится — из-за ассимиляционных процессов.

Существует и аспект морального долга Казани перед уфимскими татарами, о котором многие забывают. Дело в том, что половина всей современной татарской национальной культуры создана выходцами с берегов Белой (Агидели). И даже "отцами основателями" Татарстана в его нынешнем виде (столетие которого планируется отметить в 2020 году) были татары тогдашней Уфимской губернии (Мирсаид Султан-Галиев, Сахиб Саид-Галиев, Галимджан Ибрагимов). А долги, как известно, необходимо возвращать.

Излишнее внимание, которое Всемирный конгресс татар ныне уделяет нашим зарубежным соотечественникам в ущерб решению вопросов татар Башкортостана, выглядит в этом контексте весьма глупо и халатно по отношению к будущему всей татарской этнонации. А значит, подобное пора менять.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.​

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG