Ссылки для упрощенного доступа

Смогут ли активисты сохранить федерализм в России


Архивное фото

После наступлений Москвы на национальные республики отдельные эксперты и целые организации начали бить тревогу по поводу судьбы федерализма в России. Причем под последним следует понимать не только сохранение культурного многообразия страны, но и эффективность межбюджетных отношений. "Idel.Реалии" попытались понять, можно ли защитить Конституцию России в новых условиях?

Преимущество федерализма обычно обосновывают тем, что такое устройство позволяет избежать чрезмерной концентрации власти в руках центрального правительства. Последнее нередко ведет к зарождению авторитарного режима. Кроме того, это еще и вопрос эффективного управления, особенно в больших и сложносоставных государствах. Напомним, Россия таковой является. Принято считать, что многие задачи эффективно можно решать на местном уровне, а не руками географически удаленного, а иногда даже культурного чуждого чиновника из центра.

В Ассамблее европейских регионов считают, что вертикаль власти в России укреплялась Владимиром Путиным постепенно. В качестве примера в организации приводят создание федеральных округов, которые стали, как отмечают там, промежуточным звеном между центром и регионами.

Москва не ломает через колено, а действует очень аккуратно шаг за шагом
Дмитрий Орешкин

В этих условиях, как на то указывали эксперты в предыдущих публикациях, региональные элиты оказались в уязвимом положении, стремясь удовлетворить лишь требования федерального центра, пренебрегая желанием общества. Такая ситуация сделала возможным проталкивание Москвой мер, которые, по мнению активистов и юристов, дискриминируют жителей регионов, а также ставит под сильную зависимость региональную власть.

Одним из активно действующих лиц нынешней языковой политики является Ольга Артеменко. Недавно она признавалась, что изменения в языковой политике Москвой спровоцировали действия Татарстана. По сути республику обвинили в том, что из-за нее Москва пересмотрела языковую модель всей страны. Но центральная власть не ограничилась этим, она заявила, что продолжит отбирать у регионов-доноров значительные средства. Как известно, Татарстан среди них. Напомним, отчисления Татарстана в федеральный центр продолжают расти, а субсидии этому региону с 2012 года сократились вдвое. Таким образом, по Татарстану бьют не только политически, но и экономически.

На этом фоне татарстанские власти продолжают рисовать зигзаги в принципиальных вопросах. Кто-то полагает, что гибкость республиканских властей вызвана необходимостью лавирования, тем более, что Татарстан по сути остался один на один с федеральным центром.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Борьба за федерализм: почему Татарстан оказался один в поле

Политолог Дмитрий Орешкин считает, что процесс создания унитарной России начался с приходом Владимира Путина к власти. По словам эксперта, президент России попытался выстроить систему территориального управления по аналогии с военным менеджментом, когда есть главнокомандующий и у него девять округов. При этом он считает, что такой подход провалился.

— Когда создавались федеральные округа, была идея выстроить всех в такую жесткую вертикальную иерархию. Но она ничем не кончилась, потому что было слишком сильное сопротивление на местах. И федеральные округа — это пятое колесо в телеге. Позиция руководителей округов — это синекура для неудавшихся политиков, — констатирует Орешкин.

Еще одной попыткой сделать страну унитарной эксперт рассматривает процесс укрупнения регионов. При этом политолог полагает, что в этом Москва также не преуспела, так как укрепить смогли маленькие территории, а крупные и сильные регионы — нет.

По словам Орешкина, стремление превратить Россию в унитарное государство у Кремля имеется и реализуется оно постепенно. По мнению политолога, это опасная тенденция, поэтому Москва не ломает через колено, а действует очень аккуратно шаг за шагом. При этом такое направление внутренней политики эксперт называет ошибочной, так как большая территория не может управляться из одного центра. Жертвами этой линии являются, по его словам, регионы, которые не могут полноценно развиваться или теряют мотивацию к развитию.

— Это советская сталинская модель, когда регионы рассматриваются как источник ресурсов для укрепления централизованной власти, и в частности для укрепления его военного потенциала. Это означает, что развивается центр, а регионы стагнируют. Даже в 1990-е гг. у нас было 20-25 так называемых субъектов-доноров, а теперь их около десятка, — говорит политолог.

Аналитик акцентирует внимание на том, что Россия переживает накапливающуюся территориальную отсталость. В качестве аргумента он приводит демографическое убывание в депрессивных регионах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Убывающее Поволжье

Эксперт считает, что в итоге получается опустошенная страна и рано или поздно с этим что-то придется делать. А пока же, по словам политолога, центр выкачивает деньги у регионов, проводит различные акции как, например, война в Сирии или присоединение Крыма, а регионы не развиваются. Такая модель, как отмечает он, хороша для войны и не очень эффективна для развития в мирных условиях.

— С каждым годом ситуация территориального распада и конфликта между территориями становится все более очевидной. У территорий слабая инфраструктура, территории плохо взаимодействуют друг с другом. Унитарная модель подразумевает, что они все взаимодействуют с центром и только с центром. Поэтому и дорожная сеть центростремительная. Скажем, Татарстан с Башкортостаном не так уж сильно взаимодействуют. Но и Татарстан, и Башкортостан активно взаимодействуют с Москвой. Поэтому горизонтальных отношений не выстраивается, — заявляет эксперт.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Поволжье наступает на Северный Кавказ

ОГРАНИЧЕННОСТЬ ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Орешкин не верит в потенциал общественников в усилении горизонтальных связей между субъектами. Он говорит, что взаимодействие должно выстраиваться на уровне власти и бизнеса, но для этого также нет предпосылок.

Любое усиление регионов центр рассматривает как угрозу, считает он.

— Центр предпочитает регионы слабые, но послушные, — говорит аналитик.

Сами по себе общественные движения, по мнению политолога, ничего не смогут противопоставить политике унитаризации. Между тем, он признается, что такой подход может быть действенным лишь в том случае, если региональные власти будут поддерживать активистов.

По словам Орешкина, раньше татарстанское руководство активно использовало общественников для борьбы с центром.

— Когда надо было ВТОЦ получал поддержку от местных органов власти и господина Шаймиева, и Кремль получал сигнал — если Шаймиев с Ельциным не договорятся, не подпишут договор о распределении полномочий, то в Татарстане будут вспышки национализма, могут быть перекрыты железные дороги, — отмечает политолог.

Но в нынешних реалиях нынешнее руководство республики не решается на такие меры, потому что боится получить неприятности от ФСБ, говорит эксперт. Кроме того, по словам Орешкина, и Кремль извлек уроки 1990-х гг, поэтому как только усиливается общественное недовольство, Москва начинает душить как непосредственно общественников, так и местную власть.

Вариант завалить Москву большим количеством судебных исков против дискриминационных мер в нынешней России также не сработает, считает эксперт, так как это может быть эффективно лишь в условиях правового государства.

— В современной России самый главный закон — это сила, — делится Орешкин.

Политолог говорит, что в случае судебной активности общественники рискуют быть объектами внесудебного воздействия.

— Какие-то люди могут где-то встретить в темном переулке. Могут уничтожить бизнес у человека. Он очень быстро получит ясный сигнал, что так вести себя не следует, что не надо державу отвлекать от великих созидательных действий такого рода судебными исками. Это не патриотично, это русофобски, это пятая колонна и еще чего-то такое, — отмечает Орешкин.

При этом эксперт думает, что использовать законные средства для борьбы за свои права стоит несмотря на риски. Других путей он не видит.

МЯГКАЯ СИЛА АКТИВИСТОВ

Между тем, несмотря на, казалось бы, обреченность, все еще остается небольшой, но все же потенциал общественников. Их мягкая сила в виде информационной активности о преимуществах реального федерализма в других регионах, может им послужить хорошую службу. В беседе с корреспондентом "Idel.Реалии" ряд экспертов указывали на это. Как бы банально ни звучало, до языкового конфликта на Северном Кавказе не знали о том, что в Поволжье региональные языки часто выступали языками обучения, а в Поволжье не были осведомлены о слабой представленности кавказских языков в образовании. Этим отчасти объясняется разная реакция на проблему в разных регионах.

При этом развитие горизонтальных связей вполне может быть основано совсем не на федеративных инициативах. Как показывает практика, протестная активность политиков Поволжья находит отклик на Северном Кавказе. Между тем, дело дальше не идет, информационное присутствие и даже поддержка масс не конвертируется в реальную горизонтальную связь. Вероятно, над этим общественники и будут работать в будущем.

Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG