Ссылки для упрощенного доступа

"Ваши обвинения — это средневековье". Айрат Дильмухаметов до 6 января под арестом


Айрат Дильмухаметов. Архивное фото

Кировский райсуд Уфы в среду по ходатайству следствия ФСБ продлил содержание под стражей известного башкирского политика и публициста Айрата Дильмухаметова до 6 января 2020 года.

Заседание началось нерутинно — на стандартный вопрос судьи, нет ли отводов, Айрат Дильмухаметов и его защитник Алексей Захаров ответили, что конкретному судье —​ Марселю Ишкубатову — они доверяют, но не доверяют российской судебной системе в целом.

Ходатайствуя об очередном продлении ареста, старший следователь регионального УФСБ Сергей Корепанов привел уже всем знакомый набор обоснований, заявив, что обвиняемый, находясь на свободе, может скрыться от суда и следствия, оказать давление на свидетелей, а также продолжить преступную деятельность. Следователь также сослался на то, что предстоит получить заключения еще двух психолого-лингвистических экспертиз по делу. Новостью же стало заявление о том, что следствию необходимо еще изучить другие публикации Дильмухаметова в соцсетях и "предъявить ему новые обвинения".

Напомним, что Айрату Дильмухаметову уже предъявлены обвинения по ст.280.1 УК РФ (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации) — в вину политику по этой статье вменяются прошлогоднее видеообращение к оппозиционному Форуму свободной России в Интернете с призывами "к созданию новой федерации" и его высказывания в передаче "Персонально ваш", прошедшей в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе" в мае 2018 года.

Дильмухаметову также предъявлены обвинение по т.н. "террористической" статье 205.2, ч.2 УК РФ — по ней ему вменяется его выступление в ноябре прошлого года в защиту обвиненных и осужденных в Уфе членов запрещенной в РФ религиозной организации "Хизб-ут-Тахрир", и по т.н. "экстремистской" статье 280 ч.1 — по ней политику ставятся в вину его высказывания во время прошлогоднего инцидента в Баймаке, когда после столкновения группы местных жителей с чеченскими рабочими на стихийном сходе граждан возле Баймакского РОВД собравшиеся потребовали освобождения всех задержанных.

В прениях, посвященным основаниям для продления ареста, между Дильмухаметовым и Корепановым состоялся примечательный диалог, который, скорее, напоминал допрос следователя самим обвиняемым:

Дильмухаметов: —​ Скажите, во время моего задержания, обыска как я себя вел?

Корепанов: —​ Нормально, не конфликтовал.

Дильмухаметов: —​ Технические средства я вам выдал, пароли назвал, ничего не скрывал?

Корепанов: —​ Нет, ничего не скрывали.

Дильмухаметов: —​ Показания на следствии я давал?

Корепанов: —​ Да.

Дильмухаметов: —​ Мои показания находятся у вас, в следственном отделе. Как-то я эти доказательства могу уничтожить, повредить?

Корепанов: —​ Нет. Но вы можете оказать давление на свидетелей.

Дильмухаметов: —​ Какие у вас об этом есть фактические данные? Что вы имеете ввиду —​ запугивания, угрозы?

Корепанов: —​ Данных нет. Но это —​ наше мнение.

Дильмухаметов: —​ На чем оно основано? Имеются ли у вас фактические данные?

Корепанов: —​ Нет.

Дильмухаметов: —​ Есть ли у вас фактические, достоверные сведения, что я не будучи под стражей, попытаюсь скрыться от суда, следствия? Что у меня есть заграничный паспорт, имущество за рубежом? Может, я готовлю какой-то побег?

Корепанов: —​ Таких данных нет.

Дильмухаметов: —​ Вы меня знаете много лет (Корепанов был одним из следоавтелей, которые в 2013-2015 годах вели дело по обвинению Айрата Дильмухаметова в "публичном оправдании терроризма" и "публичных призывах к осуществлению террористической деятельности", окончившееся в марте 2015 года его осуждением на три года лишения свободы. — Idel.Реалии). Ранее я скрывался от следствия, от суда?

Корепанов: —​ Нет.

Дильмухаметов: —​ Будучи ранее под домашним арестом, под подпиской о невыезде, я соблюдал все меры пресечения? Какие у следствия есть фактические данные о том, что я продолжу заниматься противоправной деятельностью?

Корепанов: —​ Учитывая, что вы свою деятельность не считаете противоправной и ранее неоднократно судимы, вы не исправляетесь, продолжаете совершать преступления.

— Ходатайство ФСБ незаконное и необоснованное, — заявил, выступая в прениях, адвокат Алексей Захаров. — Следствие в нем не представило никаких доказательств, что Дильмухаметова необходимо содержать под стражей, что сегодня лишний раз подтвердилось в заседании. Сроки следствия и содержания под стражей уже неоднократно продлевались по мотивам необходимости производства большого количества следственных действий. Но с Дильмухаметовым за все время содержания под стражей — более семи месяцев — эти действия проводились всего 11 дней. То есть само следствие никакой активности не проявляет. Всем этим нарушается право Дильмухаметова на защиту личности от незаконного и необоснованного ограничения прав и свобод, и, по сути, игнорируется принцип презумпции невиновности.

Адвокат представил суду личные поручительства за Дильмухаметова, подписанные членами недавно образованного Совета по правам человека при главе Башкортостана — шеф-редактором радиостанции "Эхо Москвы” в Уфе" Русланом Валиевым, главным редактором газеты "КоммерсантЪ"— Башкортостан" Натальей Павловой, издателем газеты Bonus и сайта "Про Уфу" Рауфой Рахимовой, общественниками Валерианом Гагиным и Вадимом Беляковым, правозащитницей Альмирой Жуковой, политологом Сергеем Лаврентьевым, тележурналистом Ильдаром Исангуловым, а также не входящим в состав СПЧ социологом Арсеном Нуриджановым. Попросив приобщить поручительства к делу, Захаров попросил суд изменить своему подзащитному меру пресечения на не связанную с лишением свободы.

В заключительном слове Дильмухаметов, напомнив, что судебное заседание проходит в знаменательный день — День памяти жертв политических репрессий, высказал свое отношение к предъявленным ему обвинениям.

— Когда я [вновь] просмотрел это мое видеообращение к "Форуму свободной России", я сказал — вы же это даже военному суду не пропихнете! Ни одного признака состава преступления там нет. Где я там призывал к нарушению территориальной целостности России? Я призывал учредить новую федерацию. А следствие добавляет "путем выхода из состава России". Но вы же юристы — и следователь, и прокурор — вы на первом курсе должны были логику изучать! Мы создаем федерацию, не выходя из состава России. Мы говорим, что федерализм в России растоптан и нам предстоит его восстанавливать, заключать новый федеративный договор и закреплять в новой Конституции не только права человека, но и права наций.

Я говорил о праве башкирского народа на самоопределение, это право у всех народов закреплено в международных правовых документах


Относительно выводов экспертизы своих высказываний в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе" Дильмухаметов заявил, что это напоминает ему "средневековье".

— Эксперты Башкирского педагогического университета пишут: "призывал к созданию отдельного государства башкир". Где я это говорил?! Я говорил о праве башкирского народа на самоопределение, это право у всех народов закреплено в международных правовых документах.

Коснувшись инцидента в Баймакском районе Дильмухаметов напомнил, что он приложил все усилия для примирения враждующих сторон.

— Во время совещания в районной администрации прозвучала информация, что эти приезжие распивали спиртные напитки и били бутылки о памятник Ахмет-Заки Валиди. Напомню, я сказал: "Это что за поведение такое хамское, в Темясово, столице Первой башкирской республики? За это вообще убивать надо. Хорошо, что этого не произошло".

Я там возмущаюсь дикими огромными сроками по делу "уфимской двадцатки"


Последнюю фразу следствие убирает, начало — то, что спровоцировало такую мою реакцию, — тоже убирает и вменяет мне "экстремизм". Но даже это не выдерживает критики — нет здесь призывов, нет вражды к определенной национальности. Тут дело не в национальности — я бы любому такое сказал — и русскому, и башкиру, кто посмел бы устраивать такие акты вандализма.

— Также все перевернуто с ног на голову в выводах следствия по моей передаче, посвященной делу "Хизб-ут-Тахрир", — продолжил обвиняемый. — Я там возмущаюсь дикими огромными сроками по делу "уфимской двадцатки". Я обращаюсь там к их вербовщикам — вы что творите?! Обращаюсь к молодежи, говорю — не вступайте туда! В чем же тут "оправдание терроризма"?!

Вслед за этим Дильмухаметов обратился к представителю гособвинения — старшему помощнику прокурора Башкортостана Набиевой, поддержавшей ходатайство следователя УФСБ.

— Я еще могу понять следователя — он лицо подневольное, исполняющее приказы сверху, — сказал обвиняемый. — Я еще могу понять эту политическую полицию — они по жизни такие. (Следователю) Не будет вас в новом государстве! Но прокуратура — это, по сути, главный государственный правозащитный орган страны. И, в первую очередь, именно прокурор должен сказать следователю — ты нарушаешь права человека! Нарушаешь его право на свободу слова, право на свободу распространения информации, право на возможность заниматься политической деятельностью и на участие в управлении государством, право личную неприкосновенность, и, наконец, право на справедливый и беспристрастный суд.

Они думают обо мне: "вас отпустишь — вы же сразу пойдете выступать на "Эхо Москвы" в Уфе", "Idel.Реалии" интервью дадите развернутое"


Ответных реплик со стороны следователя и прокурора не последовало.

— Я вам скажу, чего они боятся, — обратился затем Дильмухаметов к публике. — Они думают обо мне: "вас отпустишь — вы же сразу пойдете выступать на "Эхо Москвы" в Уфе", "Idel.Реалии" интервью дадите развернутое". Вот чего они боятся — свободы слова, словно вампиры — солнечного света.

После короткого перерыва судья Марсель Ишкубатов объявил, что удовлетворяет ходатайство ФСБ.

— Решение суда было ожидаемым, однако, сторону защиты в очередной раз возмущает то, что наши доводы в постановлении суда никак отражаются и оценка им не дается, — сказал "Idel.Реалии" адвокат Алексей Захаров. Он добавил, что решение будет обжаловано в апелляционной инстанции.

Российское правозащитное общество "Мемориал" в апреле 2019 года заявило, что считает Айрата Дильмухаметова политзаключенным.

В конце мая Айрат Дильмухаметов обратился к российской и мировой общественности с просьбой о моральной, материальной и информационной поддержке. Рассказав о подоплеке обвинений, политик заявил: "Не дайте свершиться беззаконию и военному трибуналу!"

В конце июня Всебашкирский йыйын, прошедший возле горы Куштау, потребовал снять все обвинения с Айрата Дильмухаметова и освободить его.

Напомним также, что на прошедшей неделе недавно образованный Совет по правам человека при главе Башкортостана не смог из-за внутренних разногласий принять обращение, к правоохранительным органам и суду с просьбой изменить меру пресечения Айрату Дильмухаметову.

Бойтесь равнодушия — оно убивает.​ Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (7)

XS
SM
MD
LG