Ссылки для упрощенного доступа

"Любой политик знает, что за своим языком надо следить. И Дильмухаметов делает это постоянно"


Айрат Дильмухаметов

В Самаре продолжается судебный процесс над известным башкирским политиком Айратом Дильмухаметовым, обвиняемым в призывах к нарушению территориальной целостности РФ, пропаганде терроризма, публичных призывах к осуществлению экстремистской деятельности и ее финансированию.

Дело рассматривает коллегия судей постоянного судебного присутствия Центрального окружного военного суда в Самаре в составе Юрия Клубкова, Дмитрия Сироты и Рустама Вагапова. Гособвинение поддерживает представитель прокуратуры Самарской области Анастасия Каганова. Пресса на заседание допускается, однако, фото- и видеосъемка запрещены.

На очередном заседании по видеоконференцсвязи были допрошены свидетели обвинения и защиты, которые давали показания из Верховного суда Башкортостана.

Айрату Дильмухаметову в ходе следствия были предъявлены обвинения по ст.280.1 УК РФ (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации) — в вину политику по этой статье вменяются видеообращение к оппозиционному Форуму свободной России в Интернете с призывами "к созданию новой федерации" и его высказывания в передаче "Персонально ваш", прошедшей в эфире радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе" в мае 2018 года. Дильмухаметову также предъявлены обвинения по т.н. "террористической" статье 205.2, ч.2 УК РФ — по ней ему вменяется его выступление в ноябре 2018 года в защиту обвиненных и осужденных в Уфе членов запрещенной в РФ религиозной организации "Хизб-ут-Тахрир", и по т.н. "экстремистской" статье 280 ч.1 — по ней политику ставятся в вину его высказывания во время инцидента в Баймаке в октябре 2018 года, когда после столкновения группы местных жителей с чеченскими рабочими на стихийном сходе граждан возле Баймакского РОВД собравшиеся потребовали освобождения всех задержанных.

В январе 2020 года УФСБ по Башкортостану возбудило в отношении Айрата Дильмухаметова еще одно уголовное дело, на этот раз — по обвинению в "финансировании экстремистской деятельности". В окончательной редакции обвинения эпизод по обвинению в "публичном оправдании терроризма" был переквалифицирован следствием в "пропаганду терроризма".

"Это личные суждения свидетеля"

Заседание 14 июля началось оглашения показаний матери подсудимого. После них перешли к допросу немногочисленных оставшихся свидетелей из Башкортостана, которых заявили представители обвинения и защиты.

Первой на связь вышла Уфа, где показания готовилась давать свидетель защиты Альмира Жукова — член Совета по правам человека при главе республики Башкортостан.

Отвечая на один из стандартных вопросов о факте знакомства с подсудимым, Жукова отметила, что знает не только Дильмухаметова, но и всех судей, так как уже общалась с ними в Татарстане (вероятно, речь идет о деле "Чистопольского джамаата", которое рассматривали под председательством Юрия Клубкова. Альмира Жукова участвовала в процессе в статусе защитника).

Ответ на вопрос о том, как она может охарактеризовать Айрата Дильмухаметова, свидетель начала с того, что поприветствовала подсудимого.

— Человек родился в республике и помогал в тех ситуациях, когда где-то возникали проблемы. Я думаю, судьи… Хотя на вашу беспристрастность я не рассчитываю и думаю, что Айрату не очень повезло с составом суда — ну, что делать?… Я считаю, что как человек он просто высказывал свое мнение, свою жизненную позицию. Он никогда никого ни к чему не призывал. И то, что ему пытаются в Темясово [приписать], якобы он призывал там убивать, а при этом конец фразы всегда исключают из обвинения…

В этот же момент Жукову резко прервала гособвинитель. Она сделала замечание, что все высказывания о событиях в Темясово — лишь личные суждения, так как свидетель не наблюдала их лично.

— Вы меня не перебивайте, — продолжила Альмира Жукова. — Я слышала эти записи. Я всё это выступление Айрата смотрела в Ютубе! Поэтому, гособвинитель, читайте обвинительное заключение, чтобы оно было законным! Вторая половина фразы Айрата — она не была озвучена в обвинительном заключении. Как свидетель и как общественный деятель я имею право говорить, и перебивать меня не надо. Если я что-то скажу не так — у прокурора есть право обратиться в установленном законом порядке в отношении меня. Я предлагаю вспомнить, как Жириновский говорил: "Убивать надо!", как президент говорил…

Узнать, "как говорил президент", не удалось — свидетеля уже прервал один из судей, попросивший "говорить по существу дела".

— Айрата я знаю как глубоко порядочного, честного человека. Я не знаю случая, чтобы он когда-нибудь кого-нибудь унизил. Он всегда был готов помочь. Я говорила и главе [Республики Башкортостан], что таких людей надо использовать в нужном русле, чтобы он был полезен обществу, а не делать из него изгоя. Мы знаем, что правосудие у нас только за действие, а не за слова. Ни к каким действиям слова, высказанные Айратом, не привели. Поэтому я считаю, что он сидит зря.

Также правозащитница дала показания по видеороликам, которые инкриминируют Дильмухаметову.

— Я все смотрела. Членов "Хизб-ут-Тахрир" все время защищала и буду защищать на основании закона. Я смотрела. Человек вправе высказывать свое мнение, и никто не вправе ему этого запретить. Айрат высказывал свое мнение на каналах, которые не являются террористическими или запрещенными. Если кому-то это мнение не нравится, это еще не говорит о том, что этот человек должен сидеть в тюрьме. Мне тоже очень многое не нравится, что делается в судах, в прокуратуре, в МВД, и я обращаюсь в установленном законом порядке. Ничего криминального — это его право — сказать то, что он думает. Даже если это кому-то не нравится, — резюмировала свидетель.

На этом допрос Альмиры Жуковой закончился. "Всего доброго, Айрат!" — сказала на прощанье свидетель.

Занял "на подарки женщинам"

После десятиминутного перерыва суд приступил к допросу свидетеля Всеволода Лебединцева — адвоката, защищавшего Айрата Дильмухаметова по его прошлому уголовному делу. В показаниях он называл подсудимого своим другом.

Свидетель пояснил представителю обвинения, что созданием группы "Четвертая Башкирская Республика" ВКонтакте занимался не сам Дильмухаметов, а его помощник — Ильнур Ильясов, так как подсудимый "не понимает в этих делах, даже не знает, как зарегистрировать аккаунт". Группа была создана с IP-адреса свидетеля, так как Лебединцев предоставлял свой компьютер, подходивший по мощности для работы над видеороликами. Он также уточнил, что часть роликов Айрата Дильмухаметова записывалась у него в квартире, другие были сняты в автомобиле и на улице. Иногда собственник жилья отдавал ключи подсудимому, чтобы он мог снимать ролики без его присутствия. Однако к самим съемкам и редактированию видео Лебединцев не имел отношения, а также не отсматривал материал до публикации.

Напомним, ранее Лебединцев заявлял, что ФСБ воспользовалась тем фактом, что видео снимались в его квартире, привлекли его в качестве свидетеля, и в итоге он не смог стать адвокатом по делу.

Подсудимого как политика и общественного деятеля свидетель охарактеризовал следующим образом:

— Блестящая личность. Очень интеллигентный человек, честный человек. С очень огромным кругозором, человек, с которым интересно общаться. Личность, в которой очень много энергетики.

На вопрос защиты о том, переводил ли он деньги подсудимому, Всеволод Лебединцев ответил утвердительно. Он уточнил, что в декабре 2017 года он занял денег Дильмухаметову "на подарки женщинам". Сумма составляла порядка 12-14 тысяч рублей. Деньги подсудимый позже вернул.

Свидетель заявил, что утверждения о ненависти к русским в обвинительном заключении — "полнейшая глупость", так как свидетель сам по национальности русский, и это никак не мешает их дружбе. А самого Дильмухаметова знают многие люди, тоже считающие себя русскими, и никаких разногласий у них нет. Причем среди них — участники форума Свободной России.

Говоря о межнациональном конфликте, фигурирующем в деле, Всеволод Лебединцев пояснил, что ездил в Баймак вместе с Дильмухаметовым в качестве адвоката — на случай, если понадобится помощь в общении с полицейскими. Он заявил, что именно благодаря подсудимому там "не пролилось ни капли крови".

— Дильмухаметов, как и положено политику, ведет себя правильно. Он никогда не допускал каких-то [резких] выражений. Любой политик знает, что за своим языком надо следить. И Дильмухаметов делает это постоянно.

По его словам, Айрат Дильмухаметов — "автор башкирской политики", и с людьми башкирской национальности "легко находит общий язык". Поэтому в результате переговоров с обеими сторонами конфликт и удалось погасить. В это же время сотрудники РОВД якобы "заперлись в райотделе всем личным составом, их там просто не было".

Позже гособвинитель заявила ходатайство об оглашении части показаний, данных в ходе предварительного следствия в связи с несоответствием их тому, что заявил Лебединцев в суде.

Мне известно, что Дильмухаметов А.А. в социальной сети Вконтакте создана группа "IV Республика", и в этой группе им размещаются видеоролики и текстовые материалы, автором которых он является сам лично. Основным модератором (техническим специалистом) данной группы насколько мне известно является парень по имени "Ильнур". Я также включен в качестве модератора данной группы, но данными правами никогда не пользовался и самостоятельно никогда не размещал какие-либо материалы в поддержку деятельности Дильмухаметова А.А. Фактическим администратором группы "IV Республика" является Дильмухаметов А.А., и именно по его указаниям в данную группы выкладывались публицистские и видео материалы.

Я допускаю, что Дильмухаметов А.А. и его помощники могли воспользоваться моим аккаунтом в социальных сетях, электронной почтой, и от моего имени разместить что-либо в сети "Интернет". Это могло произойти по причине того, что я сохраняю свои пароли в Интернет-браузере, и при входе на сайт происходит автоматический вход под моими учетными записями.

— Я тут не вижу никаких противоречий, — заявил свидетель. — Если мы возьмем пример редакции, то Дильмухаметов является редактором, а Ильясов — технический исполнитель. Ильясов ничего не делал без того, что скажет Дильмухаметов. Дильмухаметов, может, де-юре и являлся администратором, но он не разбирается в компьютерной технике. Технически — занимался Ильясов.

После еще нескольких вопросов Всеволода Лебединцева отпустили. В зал пригласили последнего свидетеля из Уфы — корреспондента "Idel.Реалии" Артура Асафьева.

О видеороликах, заявлении Горяева и записях прослушки

В ходе допроса гособвинитель задала всего три вопроса свидетелю — о событиях в Баймаке, где Асафьева не было, о материале "Idel.Реалии", ​ который он не писал, и об обстоятельствах подготовки и публикации видео "Хизбы — террористы по разнарядке". По всем трем вопросам у Артура Асафьева не было никаких сведений.

На этом вопросы гособвинителя закончились. Допрос продолжил адвокат Алексей Захаров:

— Гособвинитель назвала видео и статьи, которые вы видели. Вас спросили о том, видели вы их или нет, и об обстоятельствах их размещения. У меня вопрос другой — о содержании этих видео. О вашем отношении к этим видео и статьям. Что-нибудь можете пояснить?

— Если начать с обращения к форуму Свободной России — я это видео, конечно, видел. Насколько я помню, Айрат Дильмухаметов рассуждает там о том, что у нас фактически Россия сейчас не является федерацией. И федерация нуждается в переформатировании, чтобы она была создана на справедливых началах. Это самый обычный политический процесс, который проходит во всех государствах в ту или иную сторону. И Дильмухаметов свободно и уверенно рассуждает на эту тему, поскольку владеет ситуацией и материалом не только концептуально, но и на фактах. В том числе — на статистических данных.

В передаче "Хизбы — террористы по разнарядке" Айрат Дильмухаметов высказывает сочувствие к семьям арестованных и осужденных членов этой запрещенной организации. Это его право как человека гуманных убеждений, потому что многие осужденные там действительно получили очень большие сроки. Также он обращается к молодежи, разбирает цели организации, характеризует их как мифические и даже вредные. И с этой точки зрения как раз предостерегает молодежь от вступления в нее. Говорит о том, что нужно идти политическим путем, который предусмотрен законодательством России, — пояснил Асафьев.

Также он рассказал, что общался с Аркадием Горяевым, которого защита планировала привлечь как свидетеля. В день его приезда судебное заседание не состоялось, поэтому материалы своего обращения Горяев передал "Idel.Реалии". Свидетель коротко пересказал детали своего общения с ним, уточнив, что Аркадий Горяев развивает "те же идеи" о создании новой федерации, утверждает, что никакого экстремизма или иного преступления в словах и действиях подсудимого нет, и в целом поддерживает Дильмухаметова.

— В конце он делает довольно важное заявление — что идеи Айрата Дильмухаметова известны не только в Башкортостане, они известны и в других регионах России. Он констатирует, что эти идеи становятся общей темой для дискуссии во многих регионах, для многих общественных организаций и национальных движений, — добавил журналист.

После нескольких уточняющих вопросов судей допрос журналиста закончили.

Обвинение отказывается от свидетелей

После часового перерыва в судебном заседании технические специалисты установили связь с Баймакским районным судом. Вопреки ожиданиям гособвинителя, на допрос явились не трое, а лишь один свидетель — старший лейтенант полиции Равиль Хамитов, состоящий на службе в ОМВД России по Баймакскому району и городу Баймаку и записывавший речь Дильмухаметова на встрече с властями и общественниками там же. На некоторые вопросы он отвечал по-военному: "так точно", "никак нет" и "не могу знать", если контекст позволял.

В начале допроса Хамитов заявил, что знаком с подсудимым. Однако при подтверждении характера отношений Айрат Дильмухаметов сказал, что свидетель ему не известен.

— Свидетель, поясните, пожалуйста, что вам известно о конфликте, который произошел в селе Темясово с 29 по 30 сентября 2018 года? Что за конфликт, кто там был и каковы были его последствия? — начала допрос гособвинитель.

Однако вместо ответа свидетель сразу обратился судьям:

— Ваша честь, а можно огласить ранее данные мною показания, так как прошло продолжительное время?

— Нет, — сразу же отреагировала представительница прокуратуры.

В свою очередь, один из судей попросил свидетеля начать с того, что он помнит на настоящий момент "хотя бы в общих чертах". А если будет нужно, ранее данные показания огласят, пообещали свидетелю.

Дальше допрос пошел, что называется, "со скрипом". Гособвинителю приходилось постоянно повторять вопросы, что-то уточнять у Хамитова, причем по многим моментам свидетель, похоже, даже не знал, что ему сказать.

За первые десять минут допроса удалось выяснить немногое: по словам сотрудника полиции, случился конфликт с участием "выходцев из Чеченской республики" и жителей Темясова. Произошел он на участке возле карьера, принадлежащего ООО "Корунд". О причинах конфликта Хамитов ничего не сказал, так как не присутствовал ни там, ни у отделения полиции в тот момент, когда возле здания собрались сельчане. По словам свидетеля, разрешилась ситуация "путем переговоров, которые в последующем продолжились на следующий день в администрации Баймакского района".

— В здании администрации кто был? Вы были лично? — уточнила обвинитель.

— Я сам лично — да, присутствовал.

— Кто еще присутствовал? И что это были за переговоры и с кем?

— Глава района, получается, и представители "Башкорта" во главе с Дильмухаметовым (Айрат Дильмухаметов не является лидером этой организации — прим.ред.). И заместители там… — свидетель прервался.

— А Дильмухаметов там что делал? В качестве кого он приходил в администрацию?

— В качестве именно кого — я не могу сказать, просто… (пауза) был.

— Ну вы ранее вообще его знали, до вот этого момента? — продолжала представительница прокуратуры.

— Нет. Не знал.

Гособвинитель вздохнула. Спросила, делал ли какие-то высказывания в тот день подсудимый? Хамитов подтвердил — да, делал. И вел переговоры с главой района Ильшатом Ситдиковым, однако о чем были эти "переговоры", полицейский не вспомнил.

— Ну а смысл этих переговоров? Что он говорил? Смысл фраз? — пыталась выяснить обвинитель.

Молчание.

Гособвинитель уточнила, допрашивали ли свидетеля по этому делу вообще, оказывалось ли на него какое-либо давление правоохранительными органами, и добровольно ли он давал показания. Хамитов ответил, что показания давал добровольно и без давления. Что он их читал, и все было верно записано с его слов.

Далее свидетель вспомнил (не без стараний обвинителя), что в ходе допроса ему предъявляли видеозапись, которую делал он сам, что он на ней узнал Дильмухаметова. И подсудимый на видео якобы призывал работников из Чечни уехать из Башкортостана.

— Как его высказывания воспринимались окружающими, можете пояснить?

— (Пауза) Нет, пояснить не могу, потому что как они воспринимают, я не могу пояснить. Каждый воспринимает по-своему.

У представительницы прокуратуры пока больше не было вопросов. Со свидетелем начал беседу адвокат Айрата Дильмухаметова, Алексей Захаров. Хамитов подтвердил, что после конфликта заводили какие-то уголовные дела, но "до конца сказать не мог". Тот факт, что местные жители собирались у отделения полиции, он подтвердил.

Вопросов на этом этапе больше ни у кого не возникало, поэтому обвинение ходатайствовало об оглашении показаний, взятых у Хамитова на этапе предварительного следствия. Возражений ни у кого не было

В ночь с 29 на 30 сентября 2018 года случился межнациональный конфликт (произошла массовая драка) в селе Темясово между местными жителями и уроженцами Чеченской республики, которые работали на одном из местных карьеров. Чеченцев было 9 человек, они жили в рабочем вагончике, и ночью на них напало примерно 30-40 местных жителей. Произошла драка, были пострадавшие, вагончик сожгли. Сообщения об этом появились днем 30 сентября 2018 года в социальных сетях, а затем и в новостных лентах.

В связи с этим, с целью урегулирования конфликта, 01 октября 2018 года в конференц-зале здания Администрации муниципального района Баймакский район Республики Башкортостан по адресу: Республика Башкортостан, г. Баймак, ул. Салавата Юлаева, д. 36 состоялось совещание на котором присутствовали представители Администрации муниципального района Баймакский район Республики Башкортостан: Хисматуллин Д.Р., Аминев Х.Х., Ситдиков И.Х., Аминев Ф.Г., сотрудники полиции: я, Кунсуваков З.Ф., Муратов Ф.А. и представители общественных организаций: Иткуов Ильдар, Аккучуков Урал Сабирьянович, Алсынов Фаиль, Аралбаев Юлай, Буранбай Аскаров, Рахматов Рамиль и Дильмухаметов Айрат Ахнафович.

В ходе совещания между присутствующими обсуждался вышеуказанный конфликт, способы его урегулирования и недопущения эскалации. Всем присутствующим давалось слово. Когда очередь дошла до Дильмухаметова А.А., последний начал высказываться в отношении уроженцев Чеченской республики и сказал следующую фразу «Это же что за поведение такое, в столице первой республики так вести себя по-хамски… их вообще убивать надо, раз так пошло», которая была воспринята присутствующими, как призыв к возбуждению национальной розни.

Вопрос следователя: Вам предъявляется оптический диск с аудиозаписью "AUD 20181001-WA0000" и стенограмма данной аудиозаписи, что вы можете пояснить, ознакомившись с указанной записью?

Ответ свидетеля: На предъявленной мне аудиозаписи зафиксирована встреча представителей башкирского национального движения с руководством Администрации Баймакского района РБ, состоявшаяся 01.10.2018 в конференц-зале Администрации Баймакского района РБ. На встрече присутствовали все вышеуказанные мной лица, голос Дильмухаметова А.А. я узнаю и подтверждаю высказанные им фразы.

Перед началом, в ходе либо по окончании допроса свидетеля от участвующих лиц: Хамитова Р.Р. заявления не поступали.

Отвечая на вопросы стороны обвинения, свидетель подтвердил, что давал эти показания самостоятельно, и оглашены они верно. Их несоответствие тому, что было сказано на суде, Хамитов объяснил тем, что "продолжительное время прошло".

— Сейчас огласили фразу, которую произнес Дильмухаметов и, как вы поясняете, она была воспринята присутствовавшими как призыв к межнациональной розни. Кем конкретно она была воспринята так? — спросил адвокат Алексей Захаров.

Свидетель молчал.

— Кто конкретно воспринял эту фразу так, как вы сказали — как призыв к межнациональной розни? Пофамильно. — не сдавалась защита.

— Фамилии не могу сказать.

— Хотя бы имя того человека, который это так воспринял, можете сказать?

— Не могу. Я был занят. Производил видеозапись, — ответил Хамитов.

— Хорошо. Из чего вы сделали такой вывод, что это было воспринято присутствующими именно так, а не как-то иначе?

После паузы свидетель ответил:

— Данные высказывания обсуждались, поэтому.

— Кем обсуждались? — уточнил адвокат.

— Непосредственно главой района… Он пытался успокоить и как-то урегулировать ситуацию.

— То есть вам глава района сказал, что он это так воспринял? Ситдиков вам об этом сказал? Или кто-то еще?

— Никто не говорил. Для себя такие выводы сделал. Это же мои слова. А конкретно фамилии я сказать не могу, — устало отреагировал свидетель.

— Правильно ли я понял, что это ваши личные выводы, а не чьи-то слова?

— Мои личные выводы, да.

— Исходя из чего вы сделали такой вывод? Из каких конкретно слов, фраз, побуждений? Мотивируйте как-то свой вывод! — просил Захаров.

— Мои показания оглашали, я их придерживаюсь… — начал было Хамитов.

— Оглашение показаний — это не ваш мотив. Я спрашиваю о вашем мотиве. Чем вы мотивируете свой личный вывод? Мне не нужно оглашение показаний! — уже более эмоционально задал вопрос защитник.

— Высказывания были высказаны с агрессией со стороны Дильмухаметова, поэтому… — свидетель замялся.

— Агрессия, — кивнул Захаров. — В чем выражалась агрессия?

— В чем выражалась агрессия? — почему-то повторил за адвокатом Хамитов.

После повторного вопроса оказалось, что свидетель не может пояснить, в чем именно выражалась "агрессия".

— Свидетель, это подсудимый, — обратился к Хамитову Дильмухаметов. — Вы лично производили эту съемку, правильно я понял?

— Да, да.

— Потом отсматривали ее, да? — продолжал подсудимый.

— Да. И не один раз, — признался Хамитов.

— В таком случае вы должны помнить все мое выступление. Вы можете сказать, о чем я говорил?

Свидетель не смог. Не удалось ему и вспомнить полностью фразу, начинавшуюся со слов "Это что за поведение такое хамское…". Равно как и даты событий из его собственных, только что озвученных показаний.

— У вас юридическое образование. Что такое "межнациональная рознь", можете пояснить квалифицированно? — уточнил подсудимый.

Свидетель ответил что-то невнятное.

Больше вопросов к нему ни у кого не возникло, и Равиль Хамитов покинул зал Баймакского райсуда. После этого гособвинитель отказалась от представления доказательств стороны обвинения в виде допроса двух оставшихся свидетелей из Баймака, сославшись на право сторон самостоятельно решать, какие доказательства предоставлять, а какие нет (основанное на принципе состязательности).

Следующее заседание по делу Айрата Дильмухаметова назначено на 10 августа.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    катерина маяковская

    Журналист "Idel.Реалии". Освещает события в Самарской и Саратовской областях. Член расследовательской группы "Idel.Реалии".

    Специализируется на политических обзорах и материалах о культурах народов России.

Комментарии (13)

XS
SM
MD
LG