Ссылки для упрощенного доступа

Габдрахман Наумов и "Нурджулар". Почему приговор удивил исламоведов


Габдрахман Наумов в Приволжском районном суде Казани

Время от времени в республиканских и федеральных СМИ появляются публикации об очередном аресте в Татарстане участников движения "Таблиг" (религиозная организация "Таблиги Джамаат" была признана в России экстремистской и запрещена в 2009 году) или "Нурджулар" (признана в России экстремистской и запрещена в 2008 году). Это вызывает очередную волну обвинений в "неправомерном антиэкстремизме" в адрес судебной системы и силовиков от лица международных и российских правозащитных и религиозных организаций, журналистов и экспертов. Казанский исламовед, кандидат филологических наук Резеда Сафиуллина-Ибрагимова поделилась результатами полевых исследований, проведенных в 2016-2021 годах, данными печатных и электронных СМИ и научными исследованиями, имеющими отношение к обсуждаемым вопросам.

2 ноября решением Приволжского районного суда Казани экс-преподаватель Российского исламского института, бывший имам Габдрахман Наумов был приговорен к шести с половиной годам колонии.

Мы с ним преподавали в одном вузе на разных кафедрах, и, пересекаясь в коридорах института, на мой вопрос "Как дела?" всегда следовал его неизменный "Альхамдулилля!" (Хвала Аллаху!). Спокойный, немногословный, с задумчивым взглядом, всегда в аккуратном темном костюме. Выпускник Казанского медресе "Мухаммадия", факультета исламского права университета аль-Ахзар в Каире (Египет), а затем и Российского исламского института в Казани, член Совета улемов ДУМ РФ, работал имам-хатыбом мечети "Булгар" в Казани, руководил группами паломников в Мекку и Медину по программе ДУМ Татарстана.

Мне приходилось обращаться к нему за консультациями по тем или иным вопросам исламского права. Вдруг в одно время я перестала встречать его в коридорах Российского исламского университета, а вскоре узнала, что он был уволен. С июля 2019 года он был назначен имамом казанского прихода "Аль-Иман". Через некоторое время стало известно, что в марте 2020 года ему предъявили обвинение по статье 282.2 УК РФ ("Организация деятельности экстремистской организации") в отношении Наумова возбудили уголовное дело за создание ячейки запрещенного в РФ объединения "Нурджулар" с проведением "тайных агитационных собраний" и "агитационных занятий".

СОВРЕМЕННЫЕ ТРАНСФОРМАЦИИ СУФИЗМА НЕ ИЗУЧЕНЫ

"Нурджулар" или "нурсисты" так называют последователей турецкого богослова курдского происхождения Саида Нурси (1876-1960), автора комментариев Корана, "Рисале и Нур". После смерти Нурси его ближайшими учениками в городах Турции были организованы курсы по изучению собрания его сочинений, которые переписывались от руки.

В научной литературе уделено значительное внимание теоретическим аспектам изучения западных суфийских и "неосуфийских" общин и рассмотрению различных форм их бытования. Тем не менее до настоящего времени как среди западных, так и отечественных исследователей не было выработано единой, общепринятой трактовки этого понятия, и правомерность его использования до сегодняшнего дня вызывает у многих сомнения. Развитие и диапазон суфийских взглядов на Западе был подвергнут исследователями различным классификациям. Зачастую вне этих классификаций остались турецкие джамааты, развивающие образовательные проекты по всему миру, к которым Г.Джонкер (1) применяет термин "светские суфийские общины" ("sufic lay communities").

Также их относят к "посттарикатским" общественно-политическим движениям. Наряду с тем, что предлагаемые западными исследователями концептуальные объяснения и схемы могут служить важным инструментом исследования этих религиозных движений, все же большую роль играет специфика региона. Использующие новые формы работы в социальной, информационной и политической сферах "пацифистско-неосуфийские" (2), "просуфийские" (3) или "посттарикатские" (17) движения такие, как "Таблиг", "Нурджулар", "Хизмет" в основном привлекают внимание исследователей, пишущих в русле сектоборствующей парадигмы. Например, Р. Сулейманов, В.Иванов, В.Цибенко, Я.Амелина и др. Работ же, посвященных современным трансформациям суфизма, которые могли быть в Татарстане, практически нет.

Исследователь из Кыргызстана К.К. Маликов относит последователей Саида Нурси к пацифистско-неосуфийским течениям (2). Также их можно отнести к транснациональным неосуфийским братствам и исламским движениям, в которых заимствованные из традиционных суфийских тарикатов особенности структуры, системы практик и идейной сферы сочетаются со способами ведения деятельности, характерными для западных НРД (3) (новые религиозные движения "Idel.Реалии").

Не ограничивающееся традиционными культовыми практиками и использующее новые формы работы в социальной, информационной и политической сферах это движение не раз становилось объектом исследовательского внимания. Как отмечает религиовед Вероника Цибенко (Иванова), в книгах Саида Нурси "последовательно проводится ряд идей, ведущих к трансформации личности; отрешение от окружающего мира, вверение себя общине и служение её интересам, вплоть до растворения личности, полной потери индивидуальности и критического мышления, готовность принять тюремное заключение или мученическую смерть" (4). Смею предположить, что формированию перечня религиозных течений, которые впоследствии признаются экстремистскими, как это и произошло с нурсистами, способствуют и подобные экспертные оценки.

УДИВЛЕНИЕ, ВОЗМУЩЕНИЕ И НАДЕЖДА

Полтора года назад новость об аресте Габдрахмана Наумова вызвала удивление. Никто не верил в то, что этот спокойный, интеллигентный преподаватель вуза может быть организатором экстремистского сообщества. В защиту Наумова выступил Совет улемов при Духовном управлении мусульман РФ. Суду представили характеристику на Наумова из Российского исламского института.

— Когда он работал у нас, никаких претензий к нему не было. Подготовка у него была хорошая. Спокойный, тихий. Ничего такого за ним никогда не наблюдалось, — сказал в беседе с корреспондентом газеты "Коммерсант-Казань" ректор Российского исламского института Рафик Мухаметшин. Он выразил надежду, что дело разрешится правовым путем: "ДУМ РФ необходимо добиться исключения книг Саида Нурси из списка запрещенных, если в совете улемов считают допустимым их изучение"(5).

Многие известные исламские религиозные деятели России выступили в защиту Наумова, в том числе и имам-хатыб московской мечети на Поклонной горе, член Совета улемов ДУМ РФ Шамиль Аляутдинов. Он заявил, что больше не знает религиозных деятелей и проповедников, обладающих таким богословским образованием, умеющих говорить без акцента как на татарском, так и на русском языках. По словам Аляутдинова, "арест одного из лучших кадров на постсоветском пространстве — это позор для Татарстана" и напоминает репрессии, которые были развернуты против религиозных деятелей в нашей стране в 20-30-е годы ХХ столетия (6).

Тем не менее 2 ноября 2021 года Габдрахмана Наумова приговорили к шести с половиной годам колонии. Он был не первым в этом списке.

ИГНОРИРОВАНИЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ И РОССИЙСКИХ ЭКСПЕРТОВ

Впервые в Татарстане уголовное дело против "Нурджулар" возбудили в марте 2005 года по статье 282 УК РФ ("Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства"). В декабре 2005 года жители Татарстана обратились с открытым письмом к председателю Госсовета РТ Фариду Мухаметшину, в котором выразили протест против необоснованного преследования мусульман, изучающих книги Саида Нурси. Письмо получило широкое распространение в СМИ и мусульманской среде (7).

В 2006 году расследование приостановили со ссылкой на то, что лицо, подлежащее привлечению в качестве обвиняемого, не установлено (8). Однако в тот же день было возбуждено новое уголовное дело по части 1 статьи 239 УК РФ ("Создание религиозного объединения, посягающего на личность и права граждан"). Пятидесяти пожилым мусульманкам, участвовавшим в коллективных чтениях книг Нурси в Набережных Челнах, по телефону стали поступать вызовы в прокуратуру для допроса в качестве свидетелей. Допросы проводились в присутствии сотрудника ФСБ, предлагалось пройти психолого-психиатрическую экспертизу на предмет установления возможного причинения вреда здоровью вследствие обучения по книгам Саида Нурси.

При отсутствии потерпевших это дело не имело дальнейшей перспективы и, предположительно, было прекращено в 2007 году (7). Но этим все не завершилось. После обращения прокуратуры Татарстана в 2007 году Коптевский районный суд Москвы нашел в книгах Саида Нурси признаки экстремизма. Это решение суда, не прислушавшегося "ни к международным экспертам, ни к главным российским муфтиям, ни даже к уполномоченному по правам человека", в СМИ охарактеризовали как "эмоциональное и некомпетентное", жертвой которого "стал богослов, признанный в Турции наиболее толерантным, аполитичным и даже сентиментальным".

Если до 2021 года под запретом были лишь переводы трудов Саида Нурси, то после обращения прокуратуры Татарстана в Набережночелнинский городской суд с административным исковым заявлением, который в общей сложности касался 163 изданий (9), начались преследования тех, что читает книги Саида Нурси на языке оригинала.

Так, к примеру, 25 января 2021 года состоялся суд над пожилыми женщинами, читавшими книги Нурси в оригинале и на турецком (османском) языке, который похож на старотатарский язык. На сайте golosislama.com сообщалось: "Татарские бабушки из Яр Чаллы (Яр Чаллы — татарское и турецкое название города Набережные Челны — "Idel.Реалии") стали известны в Турции после проведенных в марте прошлого года обысков. В связи с завтрашним судом в России сегодня в Турции десятки тысяч мусульман рассылают в соцсетях призывы молиться о благополучном исходе решения суда для мусульман России, читаются молитвы, зикры и Коран, совершаются дополнительные намазы" (10).

Вопрос о неправомерном преследовании участников этого мирного мусульманского сообщества и запрете книг Саида Нурси в России неоднократно поднимался правозащитными и религиозными организациями, журналистами и экспертами. В марте 2012 года эта проблема стала предметом обсуждения в Парламентской Ассамблее Совета Европы (11). В 2018 году Европейский суд по правам человека установил, что Россия нарушила Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, запретив 15 переводов Саида Нурси на русский язык (10).

По мнению ректора Российского исламского университета Рафика Мухаметшина, в трудах Саида Нурси не содержится идей ни пантюркизма, ни панисламизма, в которых его обвиняют: "Ставить его в один ряд с различными экстремистами было бы не просто проявлением невежества, но и непониманием того, что религиозные деятели такого плана сегодня наоборот востребованы. Поскольку они призывали к решению проблем мирным путем и нравственному совершенствованию" (12).

Заслуживает внимания и то, что бывший первым заместителем муфтия Татарстана, известный богослов и историк Валиулла Якупов, будучи убежденным сторонником запрета определенной литературы, в свое время высказывал сомнения в отношении правомерности запрета книг Саида Нурси (13).

Тем не менее сектоведами настойчиво продвигается идея об экстремистском характере этого движения. Наиболее мощным в организационном и финансовом плане ответвлением считается сетевая структура, называемая "Джамаат Гюлена" или "Фетхуллачылар", по имени основателя Фетхуллаха Гюлена (род. в 1941 г.). Этот турецкий проповедник, проживающий в США, куратор образовательных программ и эффективный менеджер в 2009 году был признан Американским центром стратегических исследований Джорджтаунского университета одним из 20 самых влиятельных религиозных деятелей мира.

Отличительной чертой движения Гюлена "Хизмет" является сочетание образовательных программ с бизнес-проектами. На постсоветском пространстве движением Гюлена было открыто большое количество учебных заведений, что расценивается рядом экспертов как "долгосрочные инвестиции в перспективную молодежь, стремясь формировать взгляды будущей элиты" с планами "подготовки людей, которые в будущем должны занять ключевые посты в экономике, науке и госаппарате" (14).

Со стороны ряда политиков, исследователей и журналистов высказывались подозрения, что в программе этих учреждений насаждают протюркские и религиозные идеи, которые могут поставить под угрозу светские режимы (15). Выпускников так называемых турецких лицеев обвиняли в том, что они используют свои должности в правительстве и других ключевых учреждениях для усиления роли ислама в политической жизни (16).

ЧЕМ КАЗАНЬ ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ МОСКВЫ И САНКТ-ПЕТЕРБУРГА

По мнению западных исследователей, для таких "посттарикатских движений", как нурджулар" характерны адаптация традиционных социокультурных и религиозных моделей (17).

В частности М.Хермансен относит их к "гибридным" сообществам, контекстуализирующим суфийские традиции в западной социокультурной среде (18; 19). В условиях же Республики Татарстан эти транснациональные и трансрегиональные движения в большей степени опираются на нормативную исламскую традицию и практики и в меньшей степени подвержены различным интерпретациям.

Плюрализм исламского вероучения дает возможность проявить свои индивидуальные предпочтения многим неофитам и мусульманам "со стажем". В результате знакомства с представителями суфийского движения в Татарстане мы пришли к выводу, что — в отличие от столицы страны или Санкт-Петербурга и других регионов — нашей республике не характерно многообразие полулегально действующих экзотических ответвлений суфийских тарикатов (20).

Наличие же последователей транснациональных неосуфийских движений не приводит к возникновению громких конфликтов, вылившихся в публичную сферу. За исключением того, что время от времени в республиканских и федеральных СМИ появлялись публикации об очередном аресте в Татарстане участников движения "Таблиг" или "Нурджулар", вызывая очередную волну обвинений в "неправомерном антиэкстремизме" в адрес судебной системы и силовых структур от лица международных и российских правозащитных и религиозных организаций, журналистов и экспертов.

Литература и источники

  1. Jonker G. The evolution of the Naqshbandi-Mujaddidi. Sulaymançis in Germany // Sufism in the West. New York: Routledge, 2006. 71-85.
  2. Маликов К.К., Усубалиев Э.Е. Идеологические аспекты развития мусульманской общины Кыргызстана // Вестник КРСУ. 2008. Том 8. 3. 100.
  3. Юсупов Ю.М., Бердин А.Т. Просуфийские джамааты в контексте внутриконфессионального конфликта (на материале Республики Башкортостан) // Ислам в мультикультурном мире: межконфессиональное согласие и преодоление радикализма. VI Казанский международный научный форум (Казань, 17–18 декабря 2016 г.): материалы мониторинга "Исламские радикальные движения и преодоление радикализма в современном мире (памяти Е.М. Примакова)" / под ред. И.Р. Гафурова, В.В. Наумкина, Р.Р. Хайрутдинова, А.Ю. Хабутдинова. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2017. 3-18.
  4. Цибенко В.В. Основные особенности деятельности последователей Саида Нурси нурджулар // Сектоведение. 2014. 1. 102-111.
  5. Исламского деятеля подвели книги. Габдрахмана Наумова обвиняют в создании ячейки запрещенного объединения "Нурджулар".
  6. Шамиль Аляутдинов о задержании Габдрахмана Наумова.
  7. Пономарев В. Российские спецслужбы против "Рисале-и нур"
  8. Заявление (представление в порядке ст.13 Федерального Закона "О противодействии экстремистской деятельности) прокурора Республики Татарстан К.Ф.Амирова о признании книг из собрания сочинений Саида Нурси "Рисале-и Нур" экстремистской литературой, 24 апреля 2006 г.
  9. Прокуратура Татарстана требует запретить 160 изданий трудов Саида Нурси на разных языках // Информационно-аналитически центр "Сова"
  10. Сегодня в Турции ночь молитв за завтрашний суд в России
  11. ПАСЕ обсуждает запрет мусульманской литературы в России
  12. "Нурджулар". Почему в Татарстане сажают тех, кто знакомится с учением Саида Нурси
  13. СМИ: Татар-информ: Истерии с уничтожением экстремистских книг в Татарстане нет, считают в ДУМ РТ
  14. Иванов В.В. Движение Фетхуллаха Гюлена в России и странах СНГ // Мусульманский мир. 2014. 3.
  15. В татаро-турецких лицеях ищут книги С.Нурси. На учебные заведения обрушилась Генпрокуратура // Портал "Ислам.Ру"
  16. В Центральной Азии критикуют турецкие лицеи
  17. Hermansen M. American Sufis and American Islam: From Private Spirituality to the Public Sphere // Ислам в мультикультурном мире: мусульманские движения и механизмы воспроизводства идеологии ислама в современном информационном пространстве / Ред. Д. Брилев. Казань: Издательство КФУ, 2013. 189–208.
  18. Ярош О.А. К вопросу о типологии и периодизации западного суфизма // Alter. 2017. 1, 8. 68-78
  19. Yarosh O. Western Sufi Communities Between Hybridity and Authenticity. The Sufi Centre Rabbaniyya in Berlin // Pantheon. 2015. Vol. 10. №. 2. 3–20.
  20. Safiullina R.R. The Revival of Sufism in Tatarstan: a Tradition, an Export, or an Expansion? // The concept of "Traditional Islam" in modern Islamic discourse in Russia. Edited volume. Sarajevo: Center for Advanced Studies, 2020. 159-202.
Резеда Сафиуллина-Ибрагимова

Кандидат филологических наук, исламовед


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в рубрике "Мнения", не отражает позицию редакции.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

XS
SM
MD
LG