Ссылки для упрощенного доступа

В следующий четверг Вахитовский райсуд Казани огласит приговор по делу лидера татарского движения "Алтын Урда" Даниса Сафаргали. Он обвиняется сразу по четырем статьям, в том числе за разжигание ненависти и вражды у граждан с помощью постов в социальных сетях. Сафаргали вины не признает. Выступая сегодня с последним словом, он заявил, что патриот, но от этого не является экстремистом. Он просил его оправдать, напомнив, что ему необходимо содержать многодетную семью. "Idel.Реалии" приводят полный текст выступления​ Сафаргали.

Даниса Сафаргали обвиняют в умышленном причинении легкого вреда здоровью, нанесении побоев, хулиганстве и возбуждении ненависти либо вражды, а равно унижении человеческого достоинства. Обвинение по последней статье предъявлено за 15 постов в соцсети "ВКонтакте".

В заключении экспертизы, которая есть в материалах делах, сказано, что публикации Сафаргали оказывали воздействие "на представителей различных групп населения с целью пропаганды принципиальной несовместимости взглядов", а также формировали "негативные характеристики групп лиц по социальному признаку президента России, органов власти, СМИ", оскорбляли "религиозные чувства верующих православных христиан". Однако специалисты Нижегородского государственного университета указали, что эти выводы "ни с лингвистической, ни с психологической точки зрения не являются научно обоснованными".

Дело рассматривается с февраля 2017 года судьей Ильдаром Салиховым. Все это время Сафаргали находится в СИЗО. Приговор будет оглашен 31 августа. В этот понедельник прошли прения сторон — адвокаты Сафаргали Ирина Хрунова, Ирина Гонцова и Равиль Байкеев настаивали на оправдании своего клиента. Гособвинени же запросило для Даниса Сафаргали пять лет лишения свободы. А сегодня лидер "Алтын Урда" выступил с последним словом. "Idel.Реалии" приводят полный текст его выступления.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: В чем обвиняют Даниса Сафаргали

"Уважаемый суд, ваша честь! Уважаемые присутствующие!

Я уже в прениях излагал свою позицию. Еще раз, ваша честь, хотелось бы обратить ваше внимание на то, что данное уголовное дело заведено на меня с нарушением. Хулиганство, в котором меня обвиняют, я не совершал. Я лишь защищал свою беременную жену, своего сына и их студентов.

Мне хочется еще раз напомнить, обратить ваше внимание на то, что, когда следователь квалифицировал мои действия по ч.2 ст. 213 как хулиганство, он либо по незнанию, либо по каким-то другим причинам, совершил ошибку. Дело в том, что с так называемыми потерпевшими у нас длительные отношения были, длительные договорные, хозяйственно-договорные отношения, трудовые отношения и даже длительные конфликты. Если мы обратимся к комментариям к Уголовному кодексу под редакцией председателя Верховного суда Лебедева…

В обвинительном заключении указано, что я и другие осужденные по этому уголовному делу, используя малозначительный повод, как заселение студентов… Но как это может быть малозначительным поводом, если в комментариях указано, что малозначительный повод — это не угостил сигаретой, отказался огоньку дать… А здесь: бьют, избивают детей, бьют и избивают студентов, избивают беременную женщину, и для следователей и всех, кто меня обвиняет в этом деле, это малозначительный повод. Поэтому считаю, что данная статья применена неправильно, незаконно. Полагаю, что мои действия попадают под понятие "необходимая оборона", что, согласно ч.1 ст. 37 УК РФ, исключает преступное деяние.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: На чем настаивают обвинение и потерпевшие

Также по обвинению меня по ст. 115 — нанесение легкого вреда здоровью — я еще раз хочу обратить внимание, что по всем медицинским экспертизам, по судебно-медицинским экспертизам нет ни одного прямого указания, что распыленная мною лекарственно-аэрозольная смесь привела к каким-либо травмам. Ни в одной из экспертиз нет прямого на это указания. В большинстве случаев [это] не установлено, и только в одном случае [это] предположительно, со слов потерпевших.

Ст.116 — побои, которые мне вменяются, — тут уже совсем абсурдная ситуация. Дело в том, что даже сами так называемые потерпевшие утверждают, что я их не трогал, побои не наносил. Я на это тоже хочу обратить ваге внимание.

Поэтому прошу суд оправдать меня в части предъявленного мне обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ст. 116, 115, 213 УК России.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Допрос Даниса Сафаргали

Что касается обвинения по ст. 282 в разжигании ненависти граждан, еще раз хочу обратить ваше внимание, что, да ​— я являюсь патриотом своего народа, я занимаюсь сохранением развития языка и культуры своего народа. Я действительно люблю свой народ, но от этого не являюсь экстремистом. Те так называемые доказательства, которые якобы доказывают мою вину, они несостоятельны. Какие-либо порочащие меня тексты я в интернете не размещал. Даже больше могу сказать: свидетель обвинения, всем известный Раис Сулейманов, сам подтвердил, что когда я уже находился под арестом в СИЗО, моя страница в интернете кем-то велась, работала, активно действовала и потом удалилась. В тот момент сам это я сделать никак не мог. Потому здесь у меня аналогичная просьба ​— прошу суд оправдать меня в части предъявленного мне обвинения в совершении преступления, предусмотренного ст. 282 ч.1.

Что еще я могу сказать в заключении? Вы знаете, я с ранних лет в погонах, учился. Я военный, я офицер. Я работал в правоохранительных органах. Долго служил в МЧС. Если так можно сказать, я всю жизнь служил своему Отечеству. И когда я это учился делать, так называемые потерпевшие Воронцов, Мусин в это время совершали преступления, были осуждены. А теперь офицер, защищавший свою беременную жену, по кляузе так называемых потерпевших почти год сидит в тюрьме, не могу оказать помощь своей многодетной семье. У нас президент Путин любит повторять наперегонки с Медведевым, что у нас многодетные семьи должны быть социально защищены. А в это время моя семья многодетная, имеющая официальный статус многодетной, бедствует. Моя вина в общем-то не доказана, а семья моя уже наказана. Дети мои растут без меня. Моя новорожденная дочь меня вообще не знает. Здесь уже можно прямо сказать, что у меня отняли мою дочь ​— у нас украли с ней целый год.

Я не знаю, что еще сказать. Я знаю, что я не виновен. Я не совершал каких-либо преступлений. И это все видно хорошо из материалов дела. Несмотря на это, я уже фактически год сижу в тюрьме в условиях особого режима, имея хронические заболевания. Фактически государство меня уже наказало.

Ваша честь, при принятии решения я очень прошу вас обратить внимание на то, что дома у меня маленькие дети и мне их очень нужно воспитывать. Это моя обязанность, мой долг. Моя жена находится в декретном отпуске. Она просто физически не может нормально обеспечивать [семью] материально и морально. Моя единственная просьба ​— учитывать это при принятии решения.

Еще раз в заключении скажу: я не виноват, виноватым себя я не считаю. Это все".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG