Ссылки для упрощенного доступа

"Отъезд из России стал бы для меня большей трагедией, чем арест"


Лилия Чанышева

Экс-координатор уфимского штаба Навального (Штабы Навального признаны в РФ экстремистской организацией, их деятельность запрещена) Лилия Чанышева, арестованная по обвинению в "создании экстремистской организации", письменно ответила на вопросы "Idel.Реалии". Она рассказала, была ли готова к аресту и почему не жалеет о том, что не уехала из страны. Редакция публикует ответы Чанышевой с минимальными стилистическими правками.

— Лилия, есть ли у вас понимание, почему именно вы первая арестованная по этому "экстремистскому" делу?

— У меня нет понимания, почему первой арестовали именно меня. Версий множество, но все они безосновательны.

— Если вернуться к летним месяцам, к началу осени — было ли у вас подозрение, что рано или поздно за вами могут прийти?

— Подозрений, что меня арестуют, не было, но, учитывая угнетающую обстановку [в стране], такую вероятность я допускала.

В первые дни задержания было какое-то внутреннее спокойствие, как будто произошло что-то неизбежное, а я уже была к этому готова

— Можете ли описать свое состояние в первые дни после задержания и заключения под стражу? Каково оно сейчас?

— В первые дни задержания было какое-то внутреннее спокойствие, как будто произошло что-то неизбежное, а я уже была к этому готова. Сейчас я переживаю разлуку с мужем, волнуюсь за родителей, скучаю по братишке и его семье. Страдаю от того, что если меня посадят надолго, то я уже не успею родить детей, хотя в последние полгода мы с мужем делали все возможное, чтобы это случилось.

— Бывший юрист уфимского штаба Федор Телин недавно объявил, что эмигрировал в Грузию. Он написал, что ранее — в начале осени — предлагал сделать это и вам. Что вы думаете об этом? Не жалеете вы ли сейчас, что не уехали?

— Отъезд из России стал бы для меня, возможно, даже большей трагедией, чем арест и СИЗО в России. Я всегда говорила: "Делай, что должно и будь, что будет".

— Получаете ли вы газеты, какую-то информацию о том, какие публикации в СМИ выходят о вашем деле?

— Мне передали несколько газет и обещают оформить подписку. Публикации о моём задержании, аресте и моём деле мне практически неизвестны, но люди в письмах иногда цитируют каких-то людей, политиков и общественных деятелей, которые за меня вступились. Огромное им всем спасибо!

— Насколько известно, вы уже получаете письма поддержки с воли. Насколько их много? Откуда пишут люди? Что в этих письмах вам кажется наиболее важным?

Самое важное в письмах — это то, что они есть, и их много

— Люди мне пишут со всей России, из стран СНГ, Европы и США. Некоторые — целыми семьями. Студенты, преподаватели, пенсионеры, в том числе пенсионеры МВД, журналисты и другие. Самое важное в письмах — это то, что они есть, и их много. Ведь это всё реальные люди, которые сопереживают и поддерживают меня, помогают почувствовать, что я не одна и что я все делала правильно.

— Передают ли вам сообщения от мужа, родителей? Можете рассказать, о чем они пишут?

— Родители и муж тоже пишут мне письма, они ждут меня дома и пытаются помочь по бытовым вопросам.

— Журналист Илья Азар из "Новой газеты" общался с вашими родителями. Ваш папа говорил, что не очень хотел, чтобы вы работали в штабе Навального и вообще в некоторой степени винит его в том, что вы за решеткой. Вы переживаете из-за этого?

— Насчет позиции папы я не переживаю — он взрослый, состоявшийся человек и имеет право на свое мнение. Я знаю, что он тоже очень за меня переживает и хочет, чтобы я поскорее вернулась домой, где бы я до этого ни работала.

— Есть ли у вас опасение, что приговор по вашему делу будет обвинительным, и вам придется отправиться в колонию и оттуда бороться за свою свободу?

Готовлюсь к худшему, но надеюсь на лучшее

— Учитывая, что я не знаю ни одного оправдательного приговора [в России] по политическому делу, готовлюсь к худшему, но надеюсь на лучшее.

— Что помогает вам сохранять дух?

— Мне помогают прогулки, занятия спортом, чтение книг и, конечно же, письма единомышленников и поддержка всех неравнодушных граждан России и мира.

— На апелляции в Верховном суде Башкортостана вы сказали, что вы "счастливый человек". Почему? Что для вас означает счастье?

— Счастье — это вся моя жизнь: у меня прекрасные родители, я встретила любимого человека — Алмаза (Алмаз Гатин — муж Лилии Чанышевой — "Idel.Реалии"). У меня хорошее образование, отличный профессиональный опыт, мне довелось увидеть много стран в путешествиях, посмотреть Россию. [Наконец], у меня много единомышленников, я живу с согласии с собой.

— Что вы хотели бы сказать тем, кто на свободе?

— Тем, кто на свободе, я желаю ценить каждый момент своей жизни и тоже жить в согласии с собой. Благодарю всех за поддержку и за все, что вы делаете, чтобы освободить меня.

***

Ранее Лилия Чанышева через своего московского адвоката Владимира Воронина сообщила, что была этапирована из Уфы в Москву в вагонзаке — в отдельном женском купе. В первые дни в московском СИЗО-6 активистка находилась в так называемой "карантинной" камере для вновь прибывших, после чего её должны были перевести в 40-местную общую камеру, в которой есть отдельный душ и маленькая кухня (московские правозащитники ранее рассказывали "Idel.Реалии" об условиях содержания женщин в СИЗО-6). В других письмах, отправленных из СИЗО, Лилия Чанышева подробнее рассказала о своем этапировании.

"Как везли. Представьте передвижной зоопарк: вагон без окон, а вместо дверей-купе — решётка. Полки без матрасов, подушек и постельного белья. Почти в каждой клетке курят, а я нет. И так почти 30 часов. В Саранске на несколько часов в вагон посадили больную туберкулёзом. На это время меня переместили в противоположный от неё конец вагона. И на том спасибо!", — написала Чанышева, добавив потом, что "в московском СИЗО лучше, чем в уфимском".

Еще в одном письме активистка сообщила, что в камере у нее есть телевизор на 30 каналов, но ей не хватает новостей об Уфе и Башкортостане. Чанышева также упомянула, что у нее есть "холодильник, чайник, хорошая медсанчасть с пулом специалистов".

Лилия Чанышева 10 ноября была арестована Кировским райсудом Уфы на два месяца. Девятого ноября у активистки и ряда других уфимских сторонников Алексея Навального прошли обыски с изъятием оргтехники, средств связи и документов. В тот же день Чанышевой предъявили обвинение в создании и руководстве экстремистским сообществом (ч.1 ст. 282.1 УК РФ).

17 ноября Верховный суд Башкортостана отказался изменить Чанышевой меру пресечения. Защита активистки указывала, что ни следствие, ни суд первой инстанции не привели никаких оснований для заключения её под стражу, и просила перевести её под домашний арест.

Уфимский адвокат активистки Сергей Макаренко заявил, что защита до сих пор не может подать кассационную жалобу на арест, поскольку не получила на руки апелляционное постановление Верховного суда РБ.

10 декабря стало известно, что в отношении Лилии Чанышевой возбудили также административное дело о "нарушении порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента" (ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ). Чанышева привлекается к ответственности в качестве бывшего директора некоммерческой организации "Фонд защиты прав граждан "Штаб", которую в июле нынешнего года признали иностранным агентом. Судебное заседание по этому делу должно пройти в Кировском райсуде Уфы 15 декабря.

10 же декабря адвокат активистки Владимир Воронин заявил, что следствие отводит его в качестве защитника Чанышевой; на очередное свидание его не пустили.

Расследование дела по обвинению Лилии Чанышевой в "создании и руководстве экстремистским сообществом" ведет Главное Следственное управление СК России. В качестве главных фигурантов в деле, наряду с Лилией Чанышевой, значатся Алексей Навальный, Леонид Волков, Иван Жданов, Любовь Соболь и другие соратники оппозиционера.

Своей вины Лилия Чанышева не признает.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (6)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG