Ссылки для упрощенного доступа

"Вижу из окна только небо и немного храм". Лилия Чанышева — об условиях содержания в СИЗО


Лилия Чанышева и Алексей Навальный. Фото: Евгений Фельдман для проекта "Это Навальный"

"Idel.Реалии" сегодня публикуют вторую часть интервью с экс-координатором уфимского штаба Навального (Штабы Навального признаны в РФ экстремистской организацией, их деятельность запрещена) Лилией Чанышевой, арестованной по обвинению в "создании экстремистской организации". На этот раз активистка подробно рассказывает об условиях содержания в СИЗО-6 Москвы, где она сейчас находится. В первой части интервью Чанышева рассказывала, была ли она готова к аресту и почему не жалеет о том, что не уехала из страны. Редакция публикует письменные ответы активистки из СИЗО с минимальными стилистическими правками.

— Каким образом вас этапировали из Уфы в Москву? Сколько времени вы были в пути?

— Меня везли [в вагонзаке] на поезде "Челябинск — Москва". Вагон был без окон, вместо дверей в "купе" — решётка. С собой дали сухпай, в пути давали кипяток. Матрасов, подушек, постельного белья не было. На нижней полке было холодно, и я спала на второй, так как была в "купе" одна. В других "купе" помещалось по несколько мужчин. В каждой клетке-"купе" — по три полки, одна над другой. В туалет каждого человека выводили под конвоем. Ехала 30 часов без пересадок; почти все это время [в вагоне] курили. Перед Саранском меня перевели в другой конец вагона, а на моё место завели женщину, больную туберкулезом. В Рязани я осталась в поезде одна и так ехала до Москвы. Относились [конвоиры] ко мне по-человечески.

— В какой камере СИЗО-6 вас сейчас содержат?

— С 23 ноября я в камере одна — на карантине. Камера примерно 3 на 4,5 метра. Есть телевизор на 30 каналов, холодильник, чайник, стол, двухъярусная железная кровать, огороженный туалет с унитазом и раковиной. Окно высоко — вижу только небо и немного храм (видимо, имеется в виду церковь Марии Магдалины при СИЗО-6 — "Idel.Реалии").

— Как у вас со здоровьем? Оказывают ли вам необходимую медпомощь?

— Чувствую я себя удовлетворительно, но планирую записаться к врачу. Тут есть хорошая медсанчасть — она лучше, чем моя районная поликлиника [в Уфе]: терапевт, гинеколог, стоматолог, пульмонолог, маммолог, специалист УЗИ, процедурный кабинет и фельдшер.

— На суде в Уфе вы заявили о своей вероятной беременности. Пригласила ли администрация СИЗО-6 к вам необходимого специалиста? Если да, то каково его заключение?

— Мы с мужем с лета наблюдались в перинатальном центре, лечились и готовились к зачатию. На момент ареста и первых судов у меня были основания полагать, что я беременна. Но, поскольку срок был небольшой, я не говорила, что это на 100% подтвержденный факт. Гинеколог, которая меня осмотрела, тоже на 100% не подтвердила и рекомендовала сдать кровь на ЛГУ (легкогидролизуемые углеводы) и сделать УЗИ. Когда меня перевезли в московское СИЗО, то провели необходимые исследования. Результат — отрицательный.

— Разрешают ли передавать вам витамины и лекарства?

— Мне по назначению врача передали витамины. При необходимости и также по назначению врача можно передавать и лекарства.

— Приемлемая ли температура в камере?

— Температура в ["карантинной"] камере приемлемая.

— Что вы можете сказать о питании в СИЗО?

— Питание съедобное — лучше, чем в уфимском СИЗО, где от обеда болел живот, а ужин почти невозможно было есть. Тут питание более разнообразное, но овощей немного. В основном крупы, картошка, иногда макароны. Из мяса [и птицы] — курица. Вечером рыба — белая, селёдка. На обед ещё и суп. Также тут можно за безналичный расчет покупать дополнительные продукты и готовые обеды. Я также планирую скоро начать заказывать. Там большой ассортимент здорового и нездорового (гамбургеры, сэндвичи) питания. Можно заказать шашлык или даже торт.

— Как часто разрешают продуктовые передачи и каким объемом?

— Продуктовые передачи разрешают по электронной записи — до 30 килограмм в месяц. Но посылки по почте не включаются в этот лимит. Мне в питании обычно не хватает овощей и фруктов, мяса, сыра. Мне эти продукты передавал муж, и также я планирую заказывать их в магазине. Если же в передаче каких-то продуктов отказывают, то меня об этом не извещают. Но муж [на это] не жаловался.

— Есть ли в камере радио?

— В моей камере радио не включают, но мне и не нужно — мешает читать и отвечать на письма. В телевизоре есть три радиоканала — "Вести FM", "Маяк", "Радио России". Также есть 30 ТВ-каналов: федеральные, спортивные, религиозные, юмор. Есть Euronews, фильмы, сериалы, мультики.

— Есть ли в СИЗО библиотека?

— Библиотека есть. Говорят, что она огромная, но прийти посмотреть и выбрать [книги] нельзя. Приходит библиотекарь и принимает заказы, а потом приносит книги. Читаю художественные и литературные произведения (например, дневник Фаины Раневской), путеводитель по самым загадочным местам планеты с красочными иллюстрациями. Также, если кто-то с воли закажет мне книгу на OZON, то её доставят в СИЗО и передадут мне. Но меня просили не делать этого бесконтрольно, чтобы меня не завалили книгами.

С тех пор, как ко мне стали поступать письма, читать я стала меньше, так как отвечать на письма важнее — так у меня сохраняется связь с внешним миром, и я чувствую поддержку людей. Пятая часть всех писем в СИЗО приходит ко мне, и я очень благодарна за это. Ещё я надеюсь, что меня подпишут на периодические издания.

— Разрешены ли прогулки в СИЗО?

— Прогулки здесь разрешены продолжительностью один час в день. В уфимском СИЗО, где до отъезда я тоже была на карантине, прогулки не разрешали. Также там не было телевизора — все четыре были в ремонте.

— Какое отношение к вам со стороны сотрудников СИЗО?

— Тут относятся ко мне по-человечески, вежливо.

— Какие ограничения действуют из-за коронавируса?

— Передачи от родных из-за коронавируса делаются по электронной записи. Для вновь прибывших устанавливается карантин, и им делают прививку, если её не было. Ношение масок обязательно. Тренажёрный зал вроде бы пока тоже закрыт, но это неточно.

— Обещают ли вам дать свидание с мужем?

— Свидания — при наличии разрешения от следователя — и встречи с адвокатами не через стекло разрешили с 29 ноября. Ходатайство на свидание с мужем следователю направили, ждем ответ.

В конце письма Лилия Чанышева сделала приписку, что 10 декабря её перевели в общую камеру.

— Тут 35 человек, холодно, курят. Несколько человек постоянно кашляют — болеют. Читать трудно — шумно. Пока никто не обижает, — написала активистка.

Также Чанышева отметила, что своё дело считает "абсурдным, политически мотивированным", добавив, что "держать за решёткой и судить за легальную прошлую политическую деятельность — нельзя".

15 декабря стало известно, что Лилию Чанышеву перевели в четырёхместную камеру.

***

Лилия Чанышева 10 ноября была арестована Кировским райсудом Уфы на два месяца. Девятого ноября у активистки и ряда других уфимских сторонников Алексея Навального прошли обыски с изъятием оргтехники, средств связи и документов. В тот же день Чанышевой предъявили обвинение в создании и руководстве экстремистским сообществом (ч.1 ст. 282.1 УК РФ).

17 ноября Верховный суд Башкортостана отказался изменить Чанышевой меру пресечения. Защита активистки указывала, что ни следствие, ни суд первой инстанции не привели никаких оснований для заключения её под стражу, и просила перевести её под домашний арест.

Уфимский адвокат активистки Сергей Макаренко заявил, что защита до сих пор не может подать кассационную жалобу на арест, поскольку не получила на руки апелляционное постановление Верховного суда РБ.

10 декабря стало известно, что в отношении Лилии Чанышевой возбудили также административное дело о "нарушении порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента" (ч. 1 ст. 19.34 КоАП РФ). Чанышева привлекается к ответственности в качестве бывшего директора некоммерческой организации "Фонд защиты прав граждан "Штаб", которую в июле нынешнего года признали иностранным агентом.

Кировский районный суд Уфы в среду, 15 декабря, начал рассматривать административное дело о нарушении порядка деятельности НКО-иноагента, возбуждённое против Лилии Чанышевой.

10 же декабря адвокат активистки Владимир Воронин заявил, что следствие отводит его в качестве защитника Чанышевой; на очередное свидание его не пустили.

Расследование дела по обвинению Лилии Чанышевой в "создании и руководстве экстремистским сообществом" ведет Главное Следственное управление СК России. В качестве главных фигурантов в деле, наряду с Лилией Чанышевой, значатся Алексей Навальный, Леонид Волков, Иван Жданов, Любовь Соболь и другие соратники оппозиционера.

Своей вины Лилия Чанышева не признает.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG