Ссылки для упрощенного доступа

Андрей Потылицын: "Мы наблюдаем распад команды Радия Хабирова"


Андрей Потылицын

Глава Башкортостана Радий Хабиров 28 декабря провел пресс-конференцию для трёх государственных СМИ. Он заявил, что ему "не стыдно перед жителями республики" за 2021 год и перечислил некоторые достижения своей команды начало создания Научного образовательного центра на базе ведущих вузов республики, запуск особой экономической зоны "Алга" на юге региона, получение гранта на строительство Межвузовского кампуса в столице республики, завершение пробивки туннеля на Восточном выезде из Уфы и другие. В соцсетях комментарии к трансляциям были отключены. "Idel.Реалии" подводят политические итоги 2021 года в Башкортостане с политтехнологом Андреем Потылицыным.

— Мы с вами хотели поговорить о политических итогах года в Башкортостане, но вот вопрос а есть ли сейчас в регионе политика как таковая?

— Сложный и интересный вопрос. В классическом понимании политики, как разнообразия различных её акторов — партий, движений, персон — этого я в Башкортостане давно уже не наблюдаю. Является ли политическим субъектом так называемая "партия власти" — "Единая Россия"? Вряд ли. Можно ли как-то отделить друг от друга наши псевдооппозиционные партии — КПРФ, ЛДПР, "Справедливую Россию"? Тоже вряд ли — на мой взгляд, они давно уже слились в какую-то единую и нерушимую массу.

Есть ли отдельные персоны, которые могут претендовать на звание политика — например, глава республики Радий Хабиров, премьер-министр Андрей Назаров? Ну, разве что они — хотя их роль, как мы видим, больше хозяйственная. Когда мы ждём от них каких-то именно политических решений, то мы ждём напрасно. По самым острым общественным темам они либо отмалчиваются, либо говорят что-то невнятное, что никак не примешь за политику. Из всего этого вытекает, что политической жизни у нас в регионе нет.

Андрей Потылицын
Андрей Потылицын

— А есть хотя бы что-то её заменяющее?

— Есть псевдополитика. Подковёрная, не открытая. В полном соответствии с характеристикой советской политики, которую приписывают Уинстону Черчиллю, — что она [советская политика] напоминает "схватку бульдогов под ковром". По такому принципу строится политика и в современной России, в том числе в Башкортостане. Всё делается кулуарно, а снаружи мы видим лишь имитацию. Взять прошедшие выборы в Госдуму: внешне все вроде на месте — есть партии, выдвигающие кандидатов, есть сами кандидаты, избиркомы, бюллетени, урны для голосования. Но выборы ли это?

— Кстати, о прошедших выборах. Как вы считаете, оказал ли их результат какое-то влияние на общество, на население?

— Самое минимальное. Общество интересуется такими выборами всё меньше и меньше, поскольку с каждым разом они становятся всё более и более нечестными. Люди не понимают, почему идёт такая профанация важнейшего государственного института. Почему всё больше ликвидируют политическую конкуренцию, отстраняют всех оппозиционных кандидатов, устраивают массовые фальсификации. Я бы добавил, что и у так называемых республиканских элит нет к таким псевдовыборам никакого интереса. Просто — в отличие от общественности — они заранее знали, чем эти выборы закончатся, кого именно изберут — в Думу, в уфимский горсовет и так далее — и с каким процентом.

— Политики у нас нет, но есть политические репрессии. По их количеству Башкортостан в 2021 году вышел на одно из ведущих мест в стране.

— Да, это знак эпохи. Основные репрессии пришлись, конечно, на местный штаб Навального ("Штабы Навального" признаны в РФ экстремистскими организациями и ликвидированы) и башкирское национальное движение — прежде всего, организацию "Башкорт" (признана экстремистской, её деятельность запрещена).

Причем, если взять разгром уфимского штаба Навального, то это, конечно, общефедеральный тренд. Не одна Лилия Чанышева уже арестована. По всему видно, что в Москве готовится большой — наподобие "Болотного дела" — процесс, главным фигурантом которого будет сам Навальный и наиболее значимые, яркие его соратники из регионов (поскольку ближайшие его московские соратники за рубежом).

А вот в случае с "Башкортом" полагаю, что здесь, скорее, подсуетились республиканские власти. Само существование этой организации было вызовом их авторитету среди башкирского населения. Власти тем более видели в "Башкорте" опасность — как в силе, которая может консолидировать, структурировать протест, как это было на Куштау. Поэтому организация была объявлена экстремистской, запрещена, но на этом дело, как мы видим, не кончилось. Думаю, для её бывших лидеров есть реальная перспектива уже персонального уголовного преследования за прошлую деятельность. Отъезд за рубеж Руслана Габбасова это лишний раз подтверждает.

— А что можно сказать о состоянии управленческой команды Хабирова на сегодняшний момент? Как протекала "схватка бульдогов под ковром"?

— С этой точки зрения год также был достаточно бурный. Сейчас мы наблюдаем период распада команды Хабирова. Аресты министров Бориса Беляева и Рамзиля Кучарбаева, уход в Москву руководителя администрации главы Александра Сидякина, бегство — впрочем, скорее, притворное — бывшего главного хабировского пиарщика Ростислава Мурзагулова, добровольные отставки и отъезд в другие регионы бывших руководителей других ведомств — например, главы госкомитета по туризму Эльмиры Тукановой. Грядущая бесславная отставка мэра Уфы Сергея Грекова… Всё говорит о полномасштабном управленческом кризисе в структурах республиканской власти.

Какие факторы привели к такому положению дел?

— Я скажу так — с командой временщиков это неизбежно должно было случиться. Она была набрана и потом постоянно пополнялась не по принципу профессионализма, а по дружески-клановым соображениям. Профессионализм же той команды оказался близок к нулю. В принятом на 2022 год бюджете мы видим снижение финансирования медицины и образования, зато растут расходы на содержание госаппарата и расходы на содержание самого Хабирова. Он у нас самый "дорогой" губернатор — после Воробьева (Андрей Воробьев — губернатор Московской области — "Idel.Реалии").

Инфраструктурные проекты — например, злосчастная реконструкция улицы Комсомольской в Уфе — просрочены, бюджет столицы республики оголён — в городе даже дворников не хватает. Неудивительно, что и мэр Уфы готов покинуть свой пост.

— Уже есть какие-то указывающие на его отставку признаки? Он ведь всего год проработал.

— Да, по моим сведениям, в администрации Хабирова пришли к выводу, что Греков не справляется со своими обязанностями. Мне кажется, что и сам Греков пришёл к такому же выводу. Я, кстати, говорил об этом ещё при его назначении. Говорил, что в управлении муниципальным хозяйством он не имеет никакого опыта, что выбор Хабирова, как всегда, обусловлен его привязанностями, и в итоге этот выбор скажется негативно на качестве жизни уфимцев. Так оно и получилось.

Андрей Потылицын
Андрей Потылицын

Не разрулена ситуация с городским общественным транспортом, где только нарастают конфликты мэрии с частными перевозчиками. Не урегулированы проблемы в ЖКХ с высокими платежами за отопление, с точечной застройкой, даже с уборкой снега, на чём, кстати, "горели" и все прежние уфимские мэры. Сама городская администрация полностью утратила субъектность, превратившись даже не в "министерство по делам Уфы" при республиканском правительстве, как при прежних мэрах, а просто в отдел хабировской администрации. Многими процессами в городе напрямую управляют из Белого дома, продуцируя конфликты с общественностью, с бизнесом, а мэрия бессильно отдувается. Последний случай с варварским сносом гостиницы "Лидо" в "Олимпик-парке" это показал наиболее ярко, выпукло.

— Ну, там не только мэрия "села в лужу"…

— Согласен. В этой истории тот, кто дал команду снести здание, подставил всех — Грекова, депутатов горсовета, бизнес-омбудсмена Флюра Асадуллина, руководителя исполкома республиканского отделения "Единой России" Рустема Ахмадинурова — всех, кто бегал, делал вид, что сможет защитить гостиницу, обещал принять все меры и договориться.

Но кто-то, полагаю, с самых верхних этажей Белого дома решил показать свою властную руку, вооружённую экскаватором. В итоге — скандал республиканского масштаба, да ещё и с человеческими травмами (при разборе здания упавшими плитами был тяжело травмирован машинист экскаватора — "Idel.Реалии").

— Мне эта история чем-то напомнила события на Куштау — бульдозеры против народа. А сейчас мы видим, что вновь кто-то начал вырубку деревьев на том же Куштау, вновь грозит уничтожение хребту Крыктытау в Абзелиловском районе. У властей теперь кредо — ни одной уступки гражданскому обществу?

— В общем-то — это федеральный тренд. Так ведет себя Путин, также ведут себя и другие губернаторы. По такому критерию их оценивают в Москве: если ты в чём-уступил гражданскому обществу, пошёл с ними на переговоры — всё, ты слабак. У нас ведь сейчас государство находится в жёстком противодействии буквально со всем населением. И в нашем регионе творится то же самое. Как сказал когда-то Путин: "В Башкирии, как в капле воды, отражается вся наша Россия". Это я, понятно, иронизирую сейчас.

— На днях вы сказали, что Хабиров нашел замену Сидякину на посту руководителя своей администрации, и назвали конкретного человека главу администрации Хайбуллинского района Рустама Шарипова. Насколько точны эти сведения? Почему на этот пост не будет назначен нынешний первый заместитель руководителя администрации главы Урал Кильсенбаев или же вице-премьер правительства Азат Бадранов, которые явно претендовали на эту должность?

— Я уверен в своих данных и думаю, что такое назначение произойдёт в ближайшее время. И полагаю, что с назначением Шарипова вес этой должности существенно упадёт. Скорее всего, Хабирову это и нужно. У Шарипова нет достаточного авторитета среди республиканских элит — его ему ещё предстоит заработать, если он будет назначен. Он характеризуется как человек очень исполнительный, очень системный; про него говорят, что он честный. Тогда главе республики больше ничего и не надо. Возможно, здесь и никакой интриги нет — просто Хабиров ткнул пальцем в телефонный справочник и сказал: вот, хороший человек, его нам и нужно. Хабиров сам был назначен таким же образом на пост руководителя администрации президента республики в 2003 году.

Андрей Потылицын
Андрей Потылицын

Что касается других упомянутых кандидатур, то, думаю, что Кильсенбаев просто показал себя малоинициативным, а Бадранов явно перегнул палку в своих взаимоотношениях с общественностью. Он оказался очень конфликтным чиновником и собрал на себя просто критическую массу негатива.

— Тогда я не могу не упомянуть про недавнее назначение бывшего главы администрации Ишимбайского района Азамата Абдрахманова руководителем аппарата республиканского правительства. Вот уж кто собрал на себя массу негатива, когда поучаствовал в разгроме палаточного лагеря защитников Куштау в 2020 году. В Ишимбае после этого каждую неделю проходили митинги за его отставку, но он в итоге получил повышение.

— Для меня загадка, какие качества Абдрахманова привели его на этот пост, если не прямая протекция Хабирова. В целом — это назначение выглядит как квинтэссенция принципов кадровой политики Хабирова: пресловутое "своих не сдаю", плюс доверие только "своим".

— В официальных губернаторских рейтингах глава Башкортостана сейчас занимает высокие места. А как на деле относятся к нему в регионе? Например, каков сейчас его авторитет среди глав муниципальных образований?

— Здесь нужно иметь в виду, что у нас вновь возросло чинопочитание первого лица в республике — как это было при Муртазе Рахимове. Здесь Радий Хабиров идёт по его пути, как бы он на словах ни дистанцировался от него, как бы ни пытался выглядеть современным креативным политиком. Соответственно, так к нему внешне относятся и главы муниципалитетов. А на деле некоторые откровенно смеются над его замашками. Кто-то, впрочем, считает, что он лучше, чем прежний глава Рустэм Хамитов. Добавлю ещё, что среднему звену управленцев очень не нравится зацикленность Хабирова на своей команде и что почти всем другим он на самом деле не доверяет.

— А что можно сказать про нынешнее отношение к главе республики со стороны наиболее активных представителей гражданского общества?

— Тут можно посмотреть на существующие квазиобщественные институты. Мы имеем здесь абсолютно сервильную региональную Общественную палату, имеем некий муляж Совета по правам человека при главе республики, который никак не могут реанимировать — назначить новый состав, хотя полномочия старого закончились три месяца назад. Если же взять других активных представителей общественности, то наиболее разумные из них поняли, что никакое сотрудничество с этой командой невозможно. Ну, а остальные пока, к сожалению, завязли в этих взаимоотношениях как мухи в сладком сиропе.

Зато глава республики вроде бы может похвалиться своими внешнеполитическими успехами. Скажем, недавним визитом в Беларусь. Как вы оцениваете этот вояж?

— Я оцениваю его, во-первых, как неуклюжую попытку сделать приятное Кремлю и как придание значимости собственной персоне. Результат этого мероприятия — урон для республиканского бюджета при сомнительной прибыли. Взять стоимость банкета, который закатила башкортостанская делегация в Минске — окупится ли это хотя бы суммой заключенных контрактов? Кроме того, это вообще рискованное дело — налаживать сотрудничество с такими режимами. В этой стране — политический и экономический кризис, многие белорусские предприятия то и дело подпадают под западные санкции и могут просто не выполнить свои договорные обязательства. Да и сам Хабиров вполне может, в конце концов, под эти санкции подпасть: у него в биографии уже есть и Крым, и Донбасс. Ну, зато Кремль его за это лишний раз похвалит.

Что вы искали и читали на нашем сайте в 2021 году
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:22 0:00

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (12)

XS
SM
MD
LG