Ссылки для упрощенного доступа

"Батин = Гафуров": татарстанец вычислил "схему крышевания" районных глав


Выживший после покушения на убийство Алексей Соловьёв проводит одиночный пикет напротив Кабмина РТ. Казань, 12 января 2022 года

Арест ректора КФУ Ильшата Гафурова эхом отозвался в Зеленодольске: местный общественник Алексей Соловьёв, покушение на которого было совершено больше десяти лет назад, усмотрел в елабужской истории параллели с собственным делом. Он с самого начала считал, что его заказал тогдашний мэр Зеленодольска Сергей Батин. Но тот как и Гафуров ушёл "на повышение". Обратить внимание власти Татарстана на параллели обоих дел Соловьёв решил с помощью одиночного пикета.

Уголовное дело, потерпевшим по которому проходит зеленодолец Алексей Соловьёв, "расследуется" уже более 10 лет. В 2019 году оно, наконец, поступило в суд Зеленодольска — однако местные судьи ведут себя довольно странно. В процессе сменился уже четвёртый судья. Экс-мэр Сергей Батин фигурирует в материалах дела, но обвинение ему так и не было предъявлено. При этом эксперт-криминалист СКР, тестировавший Батина на детекторе лжи, пришёл к заключению, что бывший мэр "располагает информацией о деталях заказа (организации) нападения на Соловьева А.В., произошедшего 21.10.2011 года, и нападения на Туганова А.В., произошедшего 16.10.2012 года".

Соловьёв вышел на площадь Свободы в Казани ближе к полудню 12 января, заняв позицию через дорогу от Кабмина РТ. Видом на этот сквер уже который год делится по утрам президент Татарстана Рустам Минниханов, желающий жителям республики со своей страницы в Instagram "доброго утра". Перед пикетом Соловьёв выразил надежду, что Минниханов находится в своём кабинете и увидит его двусторонний плакат, с одной стороны которого красовалась надпись "Батин = Гафуров", с другой — "Кто породил и покрывает глав-убийц?"

СУД НАД МЕЛЬНИКОМ: ГЛАВНОЕ

Нападение на зеленодольского оппозиционера Алексея Соловьёва было совершено 21 октября 2011 года — на следующий день после того, как он опубликовал в интернете расследование о недвижимости тогдашнего мэра Зеленольска Сергея Батина.

Соловьёв детально разглядел нападавшего и даже завладел орудием преступления — ломиком. Однако полиция Зеленодольска "не нашла" никого похожего по описанию, а потерпевшему заявила, что на ломике не осталось следов, пригодных для идентификации. Сам ломик позже исчез из хранилища вещдоков.

В октябре 2012 года неизвестные в масках избили следователя-криминалиста СУ СКР по РТ Александра Туганова. Почерк двух преступлений был схож, и нападениями заинтересовались в СКР. Возникла версия, что Александра перепутали с его братом Алексеем, который жил в том же доме — и, кроме того, активно разоблачал мэрию. Вскоре после этого мэр Сергей Батин был отправлен в Совет федерации РФ сенатором.

В СКР составили детальный портрет подозреваемого в первом нападении, благодаря чему вышли на жителя Волжска Виталия Мельника, который работал в полиции, но вскоре после нападения на Соловьёва уволился оттуда.

Дело дошло до суда лишь осенью 2019 года. К этому времени потерпевший, обвиняемый и фигурирующий в качестве свидетеля Сергей Батин прошли тесты на детекторе лжи. В случае с Батиным и Мельником эксперты заключили, что обоим известно о нападении гораздо больше, чем они рассказывают. В 2018-м тест на полиграфе в рамках дела согласился пройти и начальник зеленодольской полиции Дамир Рахимов — но вместо этого уволился из органов (по версии следствия, Мельника в Зеленодольске направляла "неустановленная группа лиц").

Допрошенные судом Батин и Рахимов отрицают свою причастность к нападению на Соловьёва и уверяют, что многого из произошедшего в 2011 году не помнят. Виталий Мельник виновным себя не признает.

Первым представителем власти, подошедшим к Соловьёву, оказался мужчина неопределённого возраста в маске и с рацией в руках. Он снял на смартфон Соловьёва, надписи на плакате — а потом попросил пикетчика предъявить документы.

— А где ваши документы? — сурово поинтересовался Соловьёв. — Вы на сотрудника полиции не очень-то похожи.

— Я понимаю, — согласился мужчина и сунул руку в карман. Дальше произошло совсем уж удивительное. Мужчина достал документ, похожий на паспорт, а из него — лист бумаги, сложенный вчетверо. Эту бумагу он и предъявил Алексею в качестве "справки стажёра".

Показывать свой паспорт на таких условиях пикетчик отказался.

— Я вам не обязан показывать. Вы не в форме, удостоверения у вас нет, — объяснил Соловьёв "стажёру". Тот удалился, пообещав, что сотрудник "сейчас подойдёт". И, действительно, вскоре из Кабмина вышел росгвардеец, который вновь переснял надписи на плакате и изучил документы Соловьёва.

Но это оказался не последний визитёр: спустя ещё десяток минут перед пикетчиком возникла сотрудница канцелярии Кабмина, предложившая Соловьёву пройти внутрь и написать обращение. Алексей согласился это сделать, но позже — после того, как завершит свою акцию.

Чуть позже с ним попытался заговорить пожилой мужчина, который, прочтя надпись про "глав-убийц", спросил у Соловьёва, что тот думает об убийствах Бориса Немцова и Анны Политковской. Соловьёв отказался от разговора, сообщив мужчине, что он стоит в одиночном пикете и не может общаться. Мужчина отошёл в сторону с явным сожалением; ещё какое-то время он прохаживался неподалёку, видимо, надеясь, что пикетчик разговорится с ним.

— Спустя год после покушения на меня и вскоре после нападения на зеленодольского следователя-криминалиста СКР Александра Туганова, совершенного при схожих обстоятельствах, Сергей Батин был назначен сенатором в Совет Федерации и получил юридическую неприкосновенность ровно на три года — то есть на то время, которое необходимо для истребования биллингов и всех данных о телефонных переговорах. Я считаю данные события неслучайными и полагаю, что как в моём деле, так и в других делах, где фигурируют главы районов РТ, что их так или иначе покрывало руководство республики, — заявил Алексей Соловьёв после пикета корреспонденту "Idel.Реалии".

По его словам, "дело Гафурова совершенно свежее, и, думаю, для многих было открытием, что такое возможно".

— И на фоне этих событий — а о том, что за убийством елабужского депутата и бизнесмена в 1999 году мог стоять тогдашний глава Елабуги — Гафуров был перемещён с должности главы на более высокопоставленную должность. Мой случай удивительным образом похож: мэра Зеленодольска Батина "повышают" до уровня сенатора. И у бывшего буинского главы Агляма Садретдинова, который сейчас обвиняется в подстрекательстве в убийству, совершенному в 2003 году, схожая история — он успел после Буинска поработать министром экологии РТ. Три разных случая, а "схема крышевания" усматривается одна и та же — глав, на которых пала тень подозрения, отправляют "на повышение" на республиканский или даже федеральный уровень, — констатировал Алексей Соловьёв.

Схема переброски высокопоставленных функционеров Татарстана "наверх" в случаях, когда к ним возникали существенные претензии "на земле", практиковалась не только в делах, упомянутых Алексеем Соловьёвым. "Idel.Реалии" уже рассказывали о ряде других рокировок, в которых не фигурировали убийства или покушения на таковые.

СовФед как скамья "штрафников"

По наблюдениям "Idel.Реалии", Татарстан периодически использует Совет Федерации в качестве запасного аэродрома для местных функционеров, к которым могут возникнуть вопросы со стороны правоохранительных органов. В большинстве случаев это выглядит как откровенное выведение членов командно-административной системы из-под удара.

В 2019 году в СовФед был отправлен экс-глава Елабуги Геннадий Емельянов. Чтобы оказаться в сенате, Емельянов выиграл сначала праймериз ЕР ("внутренние выборы" партии власти сопровождались бурными скандалами: избиратели узнавали, что кто-то уже проголосовал от их имени; на компьютерах, переданных в распоряжение организаторов праймериз, обнаружилась после возврата полная база данных елабужских избирателей —​ дело, несмотря на обращение в СКР одного из елабужан, удалось "замять").

При Емельянове в Елабуге разгорелся ряд скандалов. Самый громкий был связан с масштабной проверкой города и района антикоррупционным управлением при президенте РТ осенью 2018 года. Проверяющие нашли ряд серьезных нарушений, в том числе — связанных с выделением муниципальных земель одному из депутатов райсовета Фанису Низаметдинову, успевшему поработать в команде Емельянова еще в нулевые.

Переброска в сенат Сергея Батина в 2012-м выглядит не менее симптоматично в свете коррупционных скандалов, расправ с оппонентами зеленодольского главы и предложений пройти тест на полиграфе.

Но самое громкое "назначение" сенатором от Татарстана функционера с подмоченной репутацией случилось годом ранее. В 2011-м в СовФед "сослали" Вагиза Мингазова, много лет возглавлявшего крупнейший молочный холдинг республики: сначала — "Татарстан сөте", позднее — ОАО "Вамин Татарстан", названное так в честь главного бенефициара, Вагиза Мингазова. Холдинг, в который слили активы крупнейших молочных предприятий республики, наделал не менее крупных долгов. Он задолжал как собственным рядовым работникам, так и крупным банкам. Долги холдинга в итоге потянули на 12,6 млрд руб (вернуть кредиторам удалось лишь около 2 млрд руб.), долги самого Мингазова - на 9 млрд руб. (взыскали с него, построившего в первой половине нулевых шикарный по размаху дворец с видом на Казанку, лишь 52 тыс. руб. и 1 евро). Несмотря на то, что 32 депутата воспротивились избранию Мингазова в СовФед, решением большинства тот всё же был отправлен в Москву.

В случае с Батиным и Емельяновым действовала, судя по всему, уже накатанная практика.

Так, в 2019 году "на повышение" ушли сразу двое муниципальных глав — тогдашний мэр Зеленодольска Александр Тыгин, ставший депутатом Госсовета РТ, и глава Елабуги Геннадий Емельянов, который после того, как стал депутатом Госсовета, был переброшен еще выше — в Совфед. Ещё один показательный пример — переброска в Совет Федерации бывшего "молочного короля" Татарстана Вагиза Мингазова. После того, как возглавляемый им холдинг ОАО "Вамин Татарстан" наделал долгов на миллиарды рублей, руководство республики решило назначить Мингазова сенатором от Татарстана. Тут не выдержали даже обычно лояльные к подобному "катапультированию" депутаты Госсоветы РТ: кандидатура Мингазова набрала целых 32 голоса против.

Уже позже Соловьёв сообщил "Idel.Реалии", чем закончился его поход в канцелярию Кабмина РТ: "Написал заявление на имя президента, чтобы мне разъяснили, за какие заслуги Батина назначили сенатором".

Подписывайтесь на наш канал в Telegram.

Комментарии (9)

XS
SM
MD
LG