Ссылки для упрощенного доступа

"Уфимский мэр, башкирский язык и Навальный"


Станислав Шкель

Рост политического капитала у уфимского мэра, волнения по поводу национального языка, массовые акции сторонников политика Алексея Навального — таковы самые заметные события 2017 года в Башкортостане, по мнению уфимского политолога Станислава Шкеля.

— Какие события года в республике можно назвать по-вашему самыми заметными, значимыми?

— В целом полагаю, политический год был сравнительно спокойным, поскольку не было значимых выборов и поэтому политики было не очень много. Но, безусловно, она была.

Мне кажется, ключевой интересный сюжет 2017 года — это рост политической субъектности мэра Уфы Ирека Ялалова. Его, безусловно, можно назвать "человеком года" на башкирской политической арене. Ранее он не был настолько публичной фигурой. В 2017 году уфимский мэр стал вести себя как политик, и у него это получается. Он "почистил" кадры в своем окружении, в аппарате мэрии и, тем самым, стал более автономен от администрации главы региона. Он вышел на вторую позицию в национальном рейтинге российских мэров, обогнав даже Собянина. И его успехи на публичном поле политики в итоге привели к тому, что он даже начал рассматриваться как один из кандидатов на пост главы региона в будущем.

Другие важные события больше связаны с сигналами из федерального центра, которые так или иначе затронули Башкортостан. Поэтому на втором по значимости месте для меня — это, конечно, языковой вопрос, который был обострен на самом деле федеральной властью с подачи Владимира Путина. Это привело к оживлению, к консолидации национальных движений, и этот вопрос до сих пор остается в политической повестке. Он, безусловно, будет использоваться политическими силами в ближайшем будущем, например, на очередных выборах в Госсобрание.

— Чем же может закончиться эта ситуация с изучением национальных языков?

— Я полагаю, что, в целом она уже закончилась. В итоге положение с изучением национальных языков сейчас приведено в соответствии с федеральными требованиями. В этой связи скажу, что лично я согласен с позицией, что национальные языки в республиках должны изучаться добровольно и выступаю против политизации каких-то этнических компонентов, в том числе языковых. Не секрет, что политизация "титульных" языков в национальных республиках Российской Федерации и придание им особого, государственного статуса на деле приводило не к развитию национальных культур, а использовалось как средство для создания преференций одной этнической группе и ограничения политической конкуренции для представителей других этносов, несмотря на то, что последние составляют большинство. В результате язык служил лишь инструментом в политической борьбе и основой для формирования этнократии.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Устами говорящих голов глаголет план Путина

Это, кстати, вовсе не значит, что нужно запрещать изучение башкирского языка, что нужно все унифицировать, русифицировать и так далее. Наоборот, нужно гарантировать право на его изучение, но на основе добровольности.

— Тем не менее, проблемы отсутствия в стране реального федерализма, в том числе, тема несправедливости межбюджетных отношений и распределения собираемых налогов сейчас вновь выходят на первый план в политических дискуссиях. О них говорят и кандидаты в президенты России — Григорий Явлинский, Алексей Навальный, Ксения Собчак…

— Это так, но я как раз и считаю, что важно разграничивать этнически окрашенный федерализм, и федерализм административный и экономический. Этнически окрашенный федерализм — это проблема для целостности любой сложносоставной страны. Этим самым местная этничность противопоставляется общероссийской целостности. От этого нужно уходить. А экономический — налоговый, бюджетный федерализм, который работает на эффективность экономики регионов, я, безусловно, поддерживаю.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Доказывают неэффективность национальных республик

Кстати, говоря о движении сторонников Алексея Навального, о работе штаба этого политика в Уфе можно указать, что это также стало очень заметным явлением в 2017 году. Мы увидели, что у нас вновь появилась политическая оппозиция. Да, она существует не без проблем, им запрещают проводить митинги и другие публичные мероприятия, но штаб Навального все же их проводит и на них приходит не меньше людей, чем в других регионах. В этом смысле Башкортостан подтвердил, что он — вполне нормальный, цивилизованный субъект федерации. Волонтеры для активной работы штаба здесь нашлись в большом количестве, и это говорит о том, что у движения Навального здесь, безусловно, есть потенциал. Вообще, нужно отметить, что Навальный, начав активно работать в регионах, в этом весьма преуспел — он создал десятки дееспособных штабов в российских городах, которые могут мобилизовать тысячи человек. Этого как раз не хватало нашей политической оппозиции.

— Каковы по-вашему шансы на успех "электоральной забастовки", которую объявил Навальный? Российские политологи по-разному относятся к этому шагу.

— Дело в том, что такие вещи трудно прогнозировать. Если бы выборы проходили завтра, то я бы, возможно, согласился с теми экспертами, которые оценивают шансы на успех "забастовки избирателей" как невысокие. Но у Навального есть время до середины марта. Энергии ему не занимать, и мы уже неоднократно видели, на что он способен. Вспомните — его стратегия на думских выборах 2011 года "Голосуй за любую партию, кроме "Единой России" была очень популярна и можно сказать, в какой-то мере увенчалась успехом. Его призыв сработал, "единороссам" был нанесен серьезный электоральный ущерб, который сказался на их представительстве в Думе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Как Владимир Путин обхитрил русских Татарстана

Да, у Навального сейчас есть такая же проблема, как и в тот раз — убедить большое количество оппозиционно настроенных к власти людей, что его стратегия самая правильная, самая выигрышная. Шесть лет назад он с такой проблемой справился. Не вижу оснований, почему бы он не справился бы и на этот раз. Он уже превращает свои избирательные штабы в штабы объявленной забастовки, в штабы наблюдения за явкой. Это весьма опасная для власти вещь, поскольку это очень мощный акт для делегитимизации этих выборов.

— Но власть этому будет противодействовать — в ее арсенале есть достаточно приемов минимизации радикальной протестной активности, которые она использовала в течение всего последнего срока Владимира Путина…

— Безусловно, правящий режим не будет бездействовать, но если Навальный добьется действительно массовой активной поддержки, то я бы тогда не переоценивал возможности власти. Да, она проводит точечные репрессии, пытаясь таким образом сбить протестную волну, но я бы воздержался от утверждения, что она на этом фронте окончательно победила. Мы же видим, что массовые протестные митинги никуда не делись, даже после всех репрессий и посадок. То есть, окончательно запугать людей власти не удалось.

— В ушедшем году мы стали свидетелями финала битвы компании "Роснефть" с АФК "Система" за "Башнефть", которая была когда-то региональной компанией. Оказали ли эти события какое-то влияние на общественные настроения в республике?

— Эти события оказались весьма важными, значимыми для корпоративных кругов, для представителей большого бизнеса, но население они мало заинтересовали. История ведь обычная: федералы что-то "отжимают под себя" — ну, они так действуют последние пятнадцать лет и ничего нового здесь нет. Вот, когда "Башнефть" в "нулевых" годах впервые перешла из республиканской собственности в частную, московскую собственность, к АФК "Система" — да это было важно, было интригующе. Сейчас же компания просто перешла от одного федерального игрока к другому.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: АФК "Система" перечислила "Башнефти" 20 млрд рублей

Вместе с тем, я не исключаю, что приход "Роснефти" в Башкортостан может сказаться и на внутриполитическом положении в республике. Вполне возможно, что этот новый федеральный игрок захочет поставить более лояльного руководителя во главе региона.

— В последнее время как раз вновь обострились слухи о досрочной отставке Рустэма Хамитова. Насколько она вероятна?

— Мне представляется, что свой срок он досидит до конца, никто его до выборов менять не будет. А вот насчет того, пойдет ли он вновь на выборы главы региона в 2019 году, я не уверен. Во-первых, не уверен, что Рустэм Хамитов сам этого хочет. Во-вторых, все это будет решаться, конечно же, в Кремле, у которого за время правления Хамитова Башкортостаном накопились к нему определенные претензии. У нынешнего главы республики было достаточно промахов и ошибок. Тут и неясности по поводу гор Шихан, которые хочет прибрать себе для разработки содовая кампания, и пропажа федеральных денег, предназначенных для переселения людей из ветхого и аварийного жилья, и многое другое, что дает основания Кремлю задуматься — а стоит ли оставлять Хамитова?

Если посмотреть на все итоги его семилетнего правления, то мы видим, что, с одной стороны, Хамитов делал все, как нужно было Кремлю. Но с другой стороны, он постоянно делал это со значимыми политическими издержками. Безусловно, многих из этих издержек просто невозможно было избежать, поскольку если существенно переформатируется элитная структура, то неминуемо появляется значительная доля недовольных элит, потерявших свои властные позиции. Свою роль разрушителя старых рахимовских элит Рустэм Хамитов исполнил, обострив при этом в республике внутриэлитные конфликты. И тут у Кремля возникает вопрос — как же снять возникшую напряженность? Проще всего — заменить прежнего главу региона на новую фигуру, у которой будет первоначальный резерв доверия и личный потенциал для консолидации ныне фрагментированных элитных групп.

При этом следует понимать, что новый руководитель будет не более, чем очередным проводником федеральной линии, которая направлена на дальнейшую централизацию. Минувший год, как мне представляется, со всей очевидностью это продемонстрировал. Так что не думаю, что тех, кто сегодня ожесточенно критикует Рустэма Хамитова, может порадовать личность нового главы Башкортостана.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram. Мы говорим о том, о чем другие вынуждены молчать.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG