Ссылки для упрощенного доступа

"Власти занимаются шулерством и манипуляциями". Что изменят в законе о митингах


Столкновения на Куштау. 15 августа 2020 года

Госсобрание Башкортостана в минувший четверг одобрило в первом чтении новые изменения в республиканский закон "О местах проведения публичных мероприятий в Республике Башкортостан". Авторы законопроекта говорят о "либерализации" местного законодательства. Эксперты отмечают, что косметические правки никоим образом не облегчают реализацию конституционного права на свободу собраний, а лишь дают властям новые возможности для манипуляций причинами отказа в согласовании публичных мероприятий, заявляемых гражданами.

Хотите сообщить новость или связаться нами?

Пишите или посылайте нам голосовые сообщения в WhatsApp.

Авторы законопроекта предложили прописать в статье 10 закона о местах проведения публичных мероприятий в РБ условия, на основании которых в целом ряде мест такие мероприятия могут быть запрещены.

Ранее, республиканский парламент несколько раз расширял перечень таких мест, который в настоящее время включает территории организаций образования, науки, здравоохранения, санаторно-курортных организаций, спортивных и физкультурных организаций, организаций отдыха, организаций отдыха и оздоровления детей, в том числе детских оздоровительных лагерей, организаций социального обслуживания, а также территории, прилегающие к ним на расстоянии до 100 метров. Кроме этого, запрет распространяется на придомовые территории многоквартирных домов, территории стоянок автомобильного транспорта, детских и спортивных площадок, земли рекреационного, природоохранного, историко-культурного назначения, землях лечебно­оздоровительных местностей и курортов, особо ценных землях, а также территории аэропортов, железнодорожных и речных вокзалов, автовокзалов, а также на территории, прилегающие к ним на расстоянии до 200 метров. Дополнительно митинги, пикеты запрещены в садах, парках, скверах, на земельных участках, находящихся в частной собственности. И, наконец, все публичные мероприятия запрещены на так называемых "территориях, не приспособленных для проведения собраний граждан", при этом, критерии “неприспособленности” устанавливаются правительством республики.

Еще раньше Госсобрание приравняло к митингам встречи депутатов с избирателями.

На основании таких норм запретительная практика распространилась в республике самым широчайшим образом. Так, только местному штабу Навального власти не согласовали в течение 2017-2020 годов ни одной заявки на публичные акции, выдвигая каждый раз одну и ту же формальную причину — все разрешенные места, якобы, уже заняты другими организациями. Власти отказывались также согласовывать митинги ныне запрещенной организации "Башкорт" и других башкирских национальных организаций в защиту башкирского языка, за отставку главы РБ Рустэма Хамитова, в защиту шихана Куштау. В минувшем году не раз запрещались митинги в Сибае, где общественники протестовали против бездействия властей при ликвидации опасных выбросов из местного карьера. Другие граждане получали отказ при попытке согласовать митинги против высоких тарифов на услуги ЖКХ. Выходившие на несогласованные акции активисты подвергались штрафам, административным арестам и обязательным работам.

Рекордным по задержаниям и наложенным наказаниям стал 2020 год, когда в ходе августовских событий у шихана Куштау полиция задержала более 80 активистов, которые были затем приговорены к различным срокам административного ареста и штрафам. Не менее рьяно власти продолжают сейчас преследовать активистов, выступавших за отставку главы администрации Ишимбайского района Азамата Абдрахманова, руководившего разгромом палаточного лагеря защитников Куштау. Все подвергшиеся репрессиям обвинялись в том, что участвовали в "несанкционированных публичных мероприятиях", несмотря на то, что активисты объявляли эти мероприятия сходами и флешмобами, и не приносили на них ни плакатов, ни звукоусиливающих средств.

Последним наглядным примером стал случай, когда полиция в минувший четверг потребовала разойтись от участников схода против земельной реформы, проходившего у здания Госсобрания республики. Собравшихся также обвинили в том, что они участвуют в “несанкционированном публичном мероприятии”.

Суть новых поправок в республиканский закон, собственно, свелась к тому, что Госсобрание уточнило причины возможных отказов в согласовании публичных мероприятий, механически перенеся в местный закон формулировки из статьи 8 федерального закона № 54 "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях", в которой указано, что регионы могут дополнительно определять места, в которых запрещается проведение публичных мероприятий — при условии, что их проведение "может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры". Запрет также будет действовать, если митинги, либо пикеты возможно будет организовать в специально отведенном для этого месте. Ранее органы правительство республики и местные администрации отказывали в согласовании, как правило, не утруждая себя выверенными в соответствии с правовыми нормами формулировками.

Законопроект уже подвергся критике в процессе его рассмотрения на профильном комитете по местному самоуправлению, развитию институтов гражданского общества и СМИ. Свою позицию по поводу законопроекта высказала республиканская прокуратура, заявив, что, согласно постановлению конституционного суда РФ от 4 июня 2020 года № 27-П, "проведение публичных мероприятий, как правило, сопряжено с известными неудобствами для не участвующих в них граждан (создание помех работе транспорта, затруднение доступа к объектам социальной инфраструктуры и т.п.), вследствие чего такого рода издержки свободы мирных собраний сами по себе не могут служить веской причиной для отказа в проведении собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирования; компетентные органы и должностные лица не должны пытаться под любым предлогом изыскать причины, оправдывающие невозможность реализации права на организацию и проведение публичных мероприятий в указанном в уведомлении формате". Надзорное ведомство также указало, что позиции КС РФ и федеральному закону противоречит и запрет на проведение публичного мероприятия в ином месте “при возможности проведения его в специально отведённом месте”, так как закрытый перечень оснований для отказа в проведении мероприятия установлен соответствующими нормами ФЗ-54.

Резюмируя, прокуратура заявила, что и действующая редакция статьи 10 местного закона, так и предлагаемые в неё изменения "противоречат позиции, высказанной Конституционным Судом Российской Федерации как в части самостоятельного нормативного установления мест, в которых проведение публичных мероприятий запрещено…, и тем более, в части наделения правительства Республики Башкортостан правом установления критериев приспособленности территорий, в которых проведение мероприятий разрешено".

В ходе заседания в Госсобрании представители партий так называемой "системной оппозиции" также высказали критические замечания, заявив, что ко второму чтению они подготовят существенные поправки.

— Хочу напомнить, что именно партия "Единая Россия" проголосовала [в Госсобрании] за введение этих ограничений, которые впоследствии были признаны неконституционными, — отметил руководитель фракции ЛДПР Вячеслав Рябов. — Кроме того, если взять практику в других субъектах РФ, они просто отменяют эти положения. Но комитет по МСУ почему-то придумал новые ограничения, которые носят субъективный характер. Я считаю, что в этой редакции проект закона принимать нельзя, наша фракция его не поддерживает.

— Саму концепцию законопроекта можно поддержать, но есть моменты, которые не устраивают и нашу фракцию, — заявил депутат фракции КПРФ Дмитрий Чувилин. — Однозначно мы ко второму чтению будем вносить поправки, в частности, в те пункты, которые касаются запрета проведения публичных мероприятий в так называемых "территориях, не приспособленных для проведения собраний граждан". Поясню — у нас, например, в Уфе всего четыре места, которые специально отведены для проведения публичных мероприятий. Но вот мы, КПРФ проводим свои митинги на площади Ленина, которая не входит в это число. Скоро 7 ноября, мы подали заявку, но нам пришел отказ с предложением провести митинг в другой день. Никакая конкретная дата нам не была предложена.

За принятие законопроекта проголосовало 76 депутатов, против было девять и еще пятеро воздержались.

Опрошенные "Idel.Реалии" эксперты отнеслись к принимаемым поправкам весьма критически.

— Теперь чиновники будут обязаны давать мотивированный ответ при отказе, указывая, например, что публичное мероприятие может стать помехой для пешеходов и автомашин. Но напомню, что, например, в Москве многие мероприятия, в том числе, оппозиционные проводятся на проезжей части, с перекрытием движения, — и ничего, все проходит нормально. Так что, в поправках, на самом деле, нет ничего нового– власти и ранее обязаны были мотивированно объяснять отказ в согласовании, и они это делали, причем, самым нелепым образом, — сказала координатор уфимского штаба Навального Лилия Чанышева.

Активистка привела целый перечень надуманных причин отказов, вынесенных штабу Навального чиновниками уфимской мэрии, либо республиканского правительства. Например, в одном случае отказ в шествии мотивировался причиной возможных помех для отдыхающих в парках граждан. В других случаях, в проведении шествия было отказано по причине того, что на маршруте шествия были расположены учебные заведения, медицинские учреждения (в том числе, частная стоматологическая клиника), либо различные органы госвласти и управления. В третьих случаях причины отказа указывались предельно неконкретно — например, заявлялось, что мероприятие штаба навального совпадает с теми или иными официальными праздниками и шествия, либо митинги помешают горожанам и гостям столицы республики. Наконец, очень многие отказы объяснялись просто тем, что заявленное место уже, якобы, занято другими организациями.

— Исходя из такой многолетней практики отказов, мы полагаем, что для нашего штаба эти поправки не имеют никакого значения. Нам будут продолжать отказывать уже по новому закону, нормы которого все также противоречат конституции. Гайки по публичным мероприятиям закручены уже давно. Причем, закручены они незаконно и неконституционно, что лишний раз доказывает практика Европейского суда по правам человека, который, разбирая жалобы российских активистов, подвергшихся наказаниям за участие в “несогласованных” акциях, как правило, принимает их [активистов] сторону, — добавила Чанышева.

Управляющий партнер уфимского судебного агентства "Барристер" Айдар Муллануров также заявил, что не увидел существенных изменений во вносимых в закон поправках.

— В законе сохраняется разрешительный порядок проведения публичных мероприятий вместо уведомительного и, таким образом, все по-прежнему зависит от применения этих норм чиновниками на практике. Они будут по своему усмотрению решать, создают ли собрания помехи или нет, и, тем самым, запрещать или дозволять гражданскую активность .Так, когда властям было нужно, они проводили публичные мероприятия, даже несмотря на пандемию коронавируса, — например, парад медиков в Уфе, встречу "Золотой Звезды" генерала Шаймуратова на День победы, концерт группы DDT на День республики и так далее, — отметил юрист.

Председатель профильной комиссии по гражданским правам и свободам Совета по правам человека (СПЧ) при главе республики, шеф-редактор радиостанции "Эхо Москвы" в Уфе" Руслан Валиев назвал внесение новых поправок в закон "совершенно пустым действием".

— В сухом остатке эти поправки ничего не меняют — ни либерализуют закон, как это нам преподносят их авторы, ни ужесточают. Чиновники по-прежнему могут манипулировать целым перечнем причин для отказа, которые будут трактовать чисто умозрительно. Например, взять такую причину, как помеха проходу граждан при проведении вроде разрешаемым теперь сходам во дворах. Такая помеха — величина, которую заранее невозможно ни измерить, ни представить.

Валиева возмутило, что вносимые поправки никак не были обсуждены на совместной рабочей группе Госсобрания и СПЧ, которая была специально создана в начале 2020 года по поручению главы республики для обсуждения инициатив общественников в сфере применения законодательства о публичных мероприятиях.

— Один раз, весной нас уже не услышали, когда вносились очередные косметические поправки в закон. Тогда нас заверили, что предложенные нами поправки еще будут обсуждаться. С тех пор руководители рабочей группы в Госсобрании ни разу нас не пригласили и, теперь, даже не поставили в известность, что они готовят очередные поправки, — сказал Валиев. Он также заявил, что профильная комиссия планирует вновь поднять вопрос о соблюдении в республике прав граждан на свободу собраний на ближайшем заседании СПЧ с участием главы республики.

Депутат фракции КПРФ Дмитрий Чувилин сообщил "Idel.Реалии", что планирует вместе с коллегами внести ко второму чтению в Госсобрании ряд поправок, которые, по его словам, направлены на реальное, а не косметическое смягчение республиканских законов о публичных мероприятиях.

— Одной из наших поправок мы хотим внести изменения в закон РБ "О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия". Мы хотим обязать органы исполнительной власти – правительство и местные администрации, в том случае, когда они предлагают организаторам изменить дату, место или время, предлагать конкретные варианты даты, места, времени. На самом деле, федеральный закон № 54 и так их к этому обязывает, но они, шулерски манипулируя понятиями, перекладывают эту обязанность на организаторов, получая возможность без конца отказывать в согласовании. Еще одно изменение, вносимое уже в закон "О местах проведения публичных мероприятий в Республике Башкортостан", будет касаться понятия "территории, не приспособленные для проведения собраний граждан". Это настолько пространное определение, что под него можно подвести любое место в любом городе или в сельской местности. Ограничения должны исходить из особенностей региона и быть опять-таки конкретными, в чем и состоит, в частности, позиция конституционного суда РФ.

Парламентарий также заявил, что не намерен ограничиваться только этими поправками, но, в дальнейшем, "пройтись" по всей статье 10 республиканского закона о местах проведения публичных мероприятий.

— Практически, все запретительные нормы, которые там содержатся, противоречат конституции, позиции конституционного суда. Их надо все убирать. Весной мы сделали первый шаг — убрали ограничения на проведение публичных мероприятий возле органов власти. Ко второму чтению подготовим поправки, о которых говорил выше, и будем засылать наши дальнейшие инициативы в комитеты.

Вместе с тем, юрист Айдар Муллануров указал на ряд проблем, в том числе, на нынешнюю разбалансированность самого федерального законодательства и конституционных норм, которые, по его мнению, позволяют республиканским депутатам вводить все новые ограничения на свободу собраний.

— Мы привыкли, особенно, в последнее время говорить о соответствии наших местных норм федеральным законам, в данном случае, ФЗ-54. Но нужно понимать, что законы должны, прежде всего, соответствовать конституции страны. Наши же депутаты поступают предельно просто, занимаясь текстуальным сличением норм республиканского и федерального законов, что выливается в механическое перенесение федеральных статей в наши нормативные акты. Тогда зачем вообще нужно региональное законодательство? И тут еще надо иметь ввиду, что сам федеральный закон № 54, на мой взгляд, также не соответствует конституции страны, ее статье 31 о праве на свободу собраний. Впрочем, замечу, что после июльских поправок вообще создалась уникальная ситуация, когда новые нормы конституции вступают в противоречие с ее старыми частями I и II, где закреплены основы конституционного строя. Вдобавок, несмотря на то, что конституция является актом прямого действия, конституционный суд РФ целым рядом своих постановлений свел возможность такого прямого действия к минимуму. Все это создает целый ряд трудностей в реализации права на свободу собраний и требует приведения законодательства в этой сфере в соответствие с первоначальным духом и буквой нашей конституции.

Второе чтение законопроекта в Госсобрании должно пройти в конце ноября.

Бойтесь равнодушия — оно убивает. Хотите сообщить новость или связаться нами? Пишите нам в WhatsApp. А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    артур асафьев

    Корреспондент "Idel.Реалии" в Башкортостане. Сотрудничает с Радио Свободная Европа/Радио Свобода с 1999 года. Специализируется на обзорах политических событий, проблемах соблюдения прав человека, межнациональных отношениях.

Комментарии (5)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG