Ссылки для упрощенного доступа

Приговор Роберту Мусину. Что случилось с Татфондбанком 5 лет назад


Один из первых митингов пострадавших кредиторов после банкротств Татфондбанка и Интехбанка, май 2017 года

Сегодня, 24 августа, Вахитовский районный суд Казани должен был вынести приговор бывшему председателю правления Татфондбанка, бенефициару и экс-депутату Госсовета РТ Роберту Мусину, однако заседание отложили на месяц. Перед этим событием, история которого длится вот уже почти пять лет, предлагаем восстановить хронологию событий. Каким себе представляют приговор Мусину пострадавшие вкладчики?

БАНКРОТСТВО ТФБ

В самом начале декабря 2016 года в региональных СМИ начали появляться новости: Татфондбанк испытывает сложности с проведением платежей. Через пару дней стало понятно, что ситуация сложнее — сам банк установил лимиты на снятие денег. За ним последовал и еще один банк — Интех.

Татфондбанк на тот момент был вторым крупнейшим банком республики, более того 51% него принадлежал Татарстану. Совет директоров банка возглавлял бывший премьер-министр республики Ильдар Халиков. Бывшим он стал как раз из-за ситуации вокруг банкротства финансовой организации.

15 декабря 2016 года Центробанк ввел временную администрацию в Татфондбанке, возложив управление на Агентство по страхованию вкладов. Причина — неустойчивое финансовое положение банка и угроза интересам его кредиторов, сообщил регулятор. Также он наложил мораторий на удовлетворение требований кредиторов. Практически через неделю — 23 декабря 2016 года — был введен мораторий в Интехбанке.

Еще в декабре предприниматели-клиенты и просто вкладчики стали бить тревогу. Они начали подписывать петиции, писать обращения властям и пытаться выходить на конструктивный диалог с главным владельцем банка — республикой. Проходили встречи, но разговор в основном шел о необходимости санации (оздоровления банка).

В середине января 2017 года вскрылась проблема с клиентами ИК "ТФБ-Финанс", которые заявляли, что их вынудили перевести их вклады под доверительное управление инвестиционной компании, при этом якобы не заявляя о том, что ни о какой страховой сумме в случае чего не может идти и речи. При этом, как они сами утверждали, "перевод" денег из банка в инвесткомпанию происходил прямо в отделениях банка, а делали это сотрудники ТФБ.

21 января 2017 года прошел первый митинг вкладчиков ТФБ. После этого их будет еще десятки. Примерно тогда же задержали и директора инвестиционной компании "ТФБ Финанс" Тимура Вальшина. 2 февраля 2017 года МВД Татарстана возбудило уголовное дело по части 4 статьи 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере") в отношении неустановленных лиц "ТФБ-Финанс".

До 3 марта 2017 года пострадавшие не прекращали активность — устраивали митинги, пикеты, писали еще больше обращений. Они, собственно, как и власти, хотели одного — санации банка. Но именно 3 марта Центробанк РФ просто отозвал лицензию Татфондбанка, а потом и Интехбанка. Вкладчики, которые на тот момент уже создали свою организацию — "Союз пострадавших клиентов Татфондбанка и Интехбанка" — крайне негативно высказывались о том, что произошло. Власти же утверждали, что просто не ожидали такого решения.

Роберт Мусин (посередине) на суде
Роберт Мусин (посередине) на суде

В тот же день стало известно о новом уголовном деле. На этот раз против главы Татфондбанка Роберта Мусина. Он подозревался в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ ("Мошенничество, совершенное в особо крупном размере"). Тогда, в предварительной версии следствия утверждалось, что в августе 2016 сотрудники ПАО "Татфондбанк" с целью получения кредита и последующего хищения денежных средств предоставили в Центральный Банк России фиктивные сведения о наличии высоколиквидного актива, обеспеченного кредитными договорами с другими акционерными обществами. В последствии полученные кредитные денежные средства в размере более трех млрд рублей были переведены на расчетные счета аффилированных организаций ПАО "Татфондбанк".

4 марта 2017 года стал сложным днем для властей республики. В этот день утром клиенты банков, чьи лицензии накануне отозвал Центробанк, собрались в Торгово-промышленной палате Татарстана, чтобы выработать совместный план действий. На встречу пришли представили властей — заместители министров юстиции, экономики, представитель Налоговой службы и глава Фонда поддержки предпринимательства Андрей Афонин. Клиенты пытались выяснить у них, что делает для разрешения ситуации республика и как им теперь получить свои деньги. Не дождавшись ответов, около трехсот собравшихся отправились в кабинет министров, где передали свой ультиматум лично в руки премьер-министра республики Ильдара Халикова.

Через месяц — 3 апреля 2017 года — премьер-министр Татарстана и председатель совета директоров Татфондбанка Ильдар Халиков ушел в отставку. Несколькими днями позже Арбитражный суд Татарстана признал оба банка банкротами и ввел конкурсное производство. Процесс банкротства еще не завершен.

Последующие годы — с 2017 по 2019 годы — до самого начала суда кредиторы продолжали вести свою деятельность не только на улицах (пикеты и митинги), но и в судах. Активно они взялись за арбитражные процессы. Были месяцы, когда суды шли один за другим несколько дней подряд, а расписание Арбитражного суда РТ больше напоминало расписание лишь сводки о процессах, связанных с банкротством банка.

СУД

Роберта Мусина выпустили из СИЗО зимой 2018 года. С тех пор он находился под домашним арестом, а с лета 2019 года был в качестве подсудимого. Интересно, что статью банкиру изменили — с "Мошенничества" на "Злоупотребления полномочиями". Это, кстати, вызвало недовольство пострадавших.

Мусин на многочисленных допросах сначала признавал свою вину, однако после передумал. При этом сам он это объяснял тем, что не мог понять, что именно ему вменяют. В итоге банкир согласился с тем, что выполнял те действия, о которых говорит следствие, но совершенно не согласен с их трактовкой.

14 августа 2019 года Вахитовский райсуд Казани начал рассмотрение дела. Всего на это потребовалось два года. Летом этого года прокуратура попросила для Роберта Мусина 14 лет и 9 месяцев лишения свободы, защита же требует его освободить, назначив наказание в пределах отбытого.

В ЧЕМ ОБВИНЯЮТ МУСИНА

Роберта Мусина обвиняют в шести эпизодах.

  1. Выдача 169 необоснованных кредитов группе компаний DOMO, бенефициаром которой он являлся, но никогда этого публично не заявлял. Речь идет о кредитах на 18 млрд рублей.
  2. Выдача кредита фирме "Аида и Д" на 133 млн рублей. Она принадлежала ему, а названа фирма в честь его старшей дочери Аиды Мусиной. При этом 100 млн рублей из этого кредита он перечислил на свой счет для "личных нужд".
  3. Передача Бинбанку через "Московскую инжиниринговую группу" права требований на кредиты в 2,7 млрд рублей. Вместо этого ТФБ получил свои же облигации, которые почти уже ничего не стоили.
  4. Подлог залога по кредиту ЦБ на 3,1 млрд рублей. ТФБ тогда выдало два кредита "Нижнекамскнефтехиму" на 1,8 и 2,2 млрд рублей, этот договор выступил залогом по кредиту от ЦБ в 3,1 млрд рублей. При этом, как отмечает следствие, Мусин просто не сказал ЦБ, что помимо всего этого он заключил дополнительные соглашения, по которым в случае, если норматив банка упадет ниже 4,5%, то обязательства по возврату этих средств переходят на "Новую нефтехимию" (компания Мусина) и "Сувар девелопмент".
  5. Выдача кредита "Казанской сельхозтехнике" на 253 млн рублей. Следствие заявило, что эти деньги осели в офшорах, а вот банкир уверял, что это было вложиться в международные инвестиции и повысить узнаваемость ТФБ.
  6. Массовый вывод залогов по кредитам на 20 млрд рублей. Обвинение указывает, что несколько крупных компаний, в том числе "ПСО Казань" Равиля Зиганшина и Госжилфонд при президенте РТ вывели свои залоги по кредитам незадолго до введения моратория в банке.

27 июля Мусин выступил с последним словом. Он утверждал, что все его действия, у которых была разная цель и совершались они в разное время, следствие почему-то объединило и заявило, что это попытка обанкротить банк, а значит — злоупотребление полномочиями.

— Я действительно настаивал на скрытой реструктуризации долгов группы DOMO, дабы не показывать Центробанку истинное положение дел, но как это можно увязывать с целью обанкротить банк? Считаю, что в данном случае меня можно обвинять лишь в том, что я, напротив, скрывал признаки банкротства, а не добивался его. Почему мои действия по совершению уступки кредитного портфеля в обмен на облигации образуют состав преступления? Аналогичные действия другого человека с таким же кредитным портфелем соответствуют закону. Разве закон не один для всех? — заявил в последнем слове он.

ТАТАРСТАН ПЫТАЕТСЯ ВЕРНУТЬ ПОТЕРЯННЫЕ СРЕДСТВА

В конце мая 2017 года по указу президента РТ Рустама Минниханова создали Республиканский фонд поддержки (РФП). Это некоммерческая организация, созданная для поддержки лиц, пострадавших от деятельности кредитных или иных финансовых организаций, а также лиц, пострадавших от действий недобросовестных застройщиков, зарегистрированных на территории Татарстана.

Через этот фонд юридические и физические лица (у последних выплаты производились сверх страховой суммы) из числа клиентов рухнувших банков получили сначала до 500 тысяч рублей в счет потерянных денег. Возмещение физлицам страховой суммы до 1,4 млн рублей выплачивало АСВ. Остальные деньги по мере дела о банкротстве перечисляет АСВ, но вернуть полностью все средства вряд ли удастся.

"Idel.Реалии" обратились к РФП с вопросом о том, как на момент публикации этого материала обстоят дела с выдачей денег пострадавшим в ТФБ.

Они рассказали о том, что в конце августа 2020 года президент РТ Рустам Минниханов анонсировал новый этап поддержки "по 300 тысяч рублей", а также полный возврат средств Ветеранам ВОВ и дополнительные выплаты труженикам тыла по 500 тысяч рублей.

— Планируется, что этим этапом будут охвачены еще около 3 тысяч заявителей РФП, и по завершению данного этапа 68 % заявителей полностью вернут свои некогда потерянные средства. По результатам всех этапов выплат, будут удовлетворены требования заявителей первой и третьей очереди до 800 тысяч рублей и до 1 млн рублей льготников, до 1,5 млн рублей тружеников тыла и ветераны ВОВ полностью вернут свои потерянные средства. Отметим, что работа по возврату средств труженикам тыла и Ветеранам ВОВ уже завершена. На сегодняшний день выплаты от Фонда превысили 2,29 млрд руб. Можно сказать, что Республиканский фонд поддержки вышел на финишную прямую по оказанию поддержки пострадавшим кредиторам, в рамках действующего этапа, — рассказали в РФП.

Они также отметили, что все заявления обработаны сотрудниками и направлены на запрос выписки из реестра ГК "АСВ". О дальнейших планах работы РФП в части пострадавших в истории с ТФБ, там ответили, что направляют свои силы на ускорение работы, чтобы "оказать поддержку тем, кто еще не успел получить средства".

— Не менее важной задачей остается выплаты клиентам ТФБ Финанс. Совсем недавно мы порадовали клиентов долгожданной новостью о том, что положение утверждено и разработанный механизм позволить охватить и тех клиентов инвестиционной компании, которые ранее не получали от нас поддержку. Сейчас полным ходом идет подготовка к началу работы в рамках разработанного механизма. В сентябре планируется старт, в октябре уже выплаты, — отметили они.

СКОЛЬКО ВЫПЛАТИЛО АСВ

Согласно данным сайта госкорпорации Агентство по страхованию вкладов (АСВ), страховое возмещение кредиторам выплачено на 99,48% (это 55,7 млрд рублей, осталось выплатить еще 290 млн).

В рамках конкурсного производства кредиторам выплачено всего 34,5 млрд рублей (20,24%). При этом, кредиторы первой очереди уже получили 48,45% потерянных средств. Необходимо еще выплатить 135,5 млрд рублей всех кредиторам.

ОЦЕНКА ПОСТРАДАВШИХ

"Idel.Реалии" обратились и к пострадавшим клиентам ТФБ. В частности к двум лидерам протестов последних лет — Александре Юмановой и Елене Косоуровой. Им обеим задали вопросы о том, как они оценивают процесс, запрошенный прокуратурой срок и то, как действовали власти Татарстана во всей этой истории с крахом ТФБ.

Александра Юманова
Александра Юманова

Александра Юманова считает, что судебный процесс — "это отлично разыгранный спектакль".

— Этот процесс нужен для посадки Мусина, но не для поиска реальных причин, всего круга виновных и точно не для возврата денег кредиторам ТФБ, — считает она. — [Запрошенный Мусину срок в 14 лет и 9 месяцев] — нормальный, — ответила она.

Что же касается действия властей в этой ситуации, то Юманова считает их "неудовлетворительными". "Окончательно убедилась, что все сложно в России в отношениях между гражданами и чиновниками", — отмечает она. Юманова также указывает, что утверждения о том, что создание РФП — это беспрецедентный шаг со стороны властей, ничто иное, как использование "позиции жертвы".

— Я надела короткую юбку, и он мне "всего лишь" дал в глаз, а мог бы ножом пырнуть! И тут по аналогии. По законам все (АСВ, прокуратура, СК и прочие) должны добросовестно работать. И это не должно становиться их особенной заслугой. А то, что мы видим по ТФБ — ну это саботаж. По поводу РФП, землю выделили в 2017 году, уже четыре года прошло. За это время уже тысячи квадратов в городе построили и продали, а тут тянут. Намеренно. Еще пару лет, и про ТФБ никто не вспомнит. Вот тогда построят, продадут, а деньги украдут, — считает она.

Елена Косоурова отмечает, что пострадавшие кредиторы "изначально не согласны с предъявленной Мусину статьей".

Елена Косоурова
Елена Косоурова

— Много вопросов по неустановленным лицам, которые пропали из дела. Суд затягивался, многие свидетели не являлись, явка была не обеспечена судом и просто зачитывали показания. Лично у меня было много вопросов к показаниям по делу ЦБ. Далее Вахитовский суд и вовсе закрыл свои двери для слушателей, ссылаясь на пандемию. При этом работало все вокруг в обычном режиме, проводились массовые мероприятия и прочее. Работали другие суды, — рассказывает она.

По поводу срока Мусину, который запросила прокуратура, она отмечает, что кредиторов бы он устроил, главное, чтобы это был реальный срок.

— Но что-то подсказывает, что все будет максимально комфортно для Мусина. Мы вообще опасаемся, что может получиться как в Интехбанке. По поводу власти, удовлетворения нет. Да, был создан РФП, который позволил удовлетворить требования части кредиторов. Но при этом было так много дел в арбитраже с участием республиканских компаний, где, мягко говоря, решения были странными, абсурдными и противоречащими законодательству РФ, которые не позволили вернуться деньгам в конкурсную массу и пойти на погашение требований кредиторов 1 очереди. И речь там о суммах в разы превышающих сумму выделенную в РФП, — уверена Косоурова.

Также она указывает на перечь, по ее мнению, несостыковок в деле.

— Как минимум, подтверждением того, что в банке орудовала группа лиц по опустошению банка, является то, что на первых судах в качестве свидетелей выступали директора фирм-пустышек, которые сами себя называли "технические" директора, этим фирмам с согласования кредитного комитета банка и выдавались безвозвратные многомиллионные кредиты, — отмечает она.

Непонятным, как утверждает Косоурова, остается тот факт, что "Мусину предъявляются обвинения за период с 2013 года по 2016 год, однако общеизвестным является тот факт, что в эти периоды председателем правления банка были и другие лица".

25 ноября 2015 года на заседании совета директоров Татфондбанка приняли решение о досрочном прекращении полномочий председателя правления банка Ильдуса Мингазетдинова, избрании на эту должность Марата Загидуллина, а на должность его заместителя — Рамиля Насырова. ⠀

— Пост предправления занял 37-летний Марат Загидуллин — сын главы Апастовского района, сделавший карьеру юриста в "Золотом колосе". До прихода в банк он был правой рукой Мусина в головной структуре холдинга — "ТФБ-актив", выходцы из которой заняли целый ряд других ключевых постов в банке. Заместителем предправления банка становится Рамиль Насыров, который в мае 2015 года был введен в состав совета директоров банка, одновременно занимая пост директора по внутреннему аудиту ООО "ТФБ Холдинг". При этом руководителем службой безопасности в банке становится Ильгиз Минуллин (отец главы АИР РТ Талии Минуллиной), который до своего выхода на пенсию в 2010 году в чине генерал-лейтентанта полиции возглавлял ФСКН по РТ, а ранее был заместителем начальника татарстанского управления ФСБ, — рассказывает Косаурова.

Она же указывает, что вплоть до отзыва лицензии у Татфондбанка председателем совета директоров является премьер-министр РТ Ильдар Халиков.

— Вот такая компания собралась у руля в Татфондбанке! А в зале суда один только Роберт Мусин (только 19 марта 2016 года в должность председателя правления ПАО "Татфондбанк" вступил он). И группа лиц вполне определенная. Только лишь почему-то для следствия и прокуратуры это "не установленные" лица, — констатирует Елена Косоурова.

24 августа в 9:00 Вахитовский райсуд Казани должен был начать оглашать приговор Роберту Мусину. Однако заседание перенесли на 21 сентября, как сообщили "Idel.Реалии" в суде.

Если ваш провайдер заблокировал наш сайт, скачайте приложение RFE/RL на свой телефон или планшет (Android здесь,iOS здесь) и, выбрав в нём русский язык, выберите Idel.Реалии. Тогда мы всегда будем доступны!

❗️А еще подписывайтесь на наш канал в Telegram.

  • 16x9 Image

    карина джамал

    Журналист "Idel.Реалии". Пишет о событиях в Татарстане и Удмуртии. Занимается расследованиями, посвященными коррупционным преступлениям.

Комментарии (14)

Комментирование закрыто. Если вы хотите оставить комментарий к этой статье, напишите нам на idelreal@rferl.org
XS
SM
MD
LG